ЛитМир - Электронная Библиотека

«Освободите меня», — новая ментальная просьба, прозвучавшая в голове у девушки, заставила непроизвольно отшатнутся от стекла, схватившись крепче за приклад оружия. Винтовка в руке все еще оставалась последним аргументом в этом мире, где все решалось силой, и Волчок до конца так и не приняла, что оружие может быть бесполезным в схватке с таким противником. Если в этом мире что-то существует, то оно материально, а если оно материально, то его можно уничтожить. Таким был простой и понятный закон, еще ни разу девушку не подводивший.

— Надо заканчивать здесь со всем как можно быстрее, — бросила она через плечо, снова подходя к окну не в силах побороть желание заглянуть вниз, — и двигаться к реактору. Посмотреть, что там можно сделать…

— Реактор наверняка охраняется, — заметила Рейвен, выпутываясь из компьютерных проводов с тяжелым жестким диском в руках. При его виде наемница даже присвистнула, представляя, как им придется нести подобную глыбу размером почти с композитный блок, к тому же в несколько раз тяжелее. Такие модули хранения памяти не делились на отдельные секции, как архивные фреймы, являясь лишь промежуточным звеном между работой исследователя и местом ее окончательной записи и хранения, поэтому усложнение структуры вызвало бы только еще больше проблем. Однако итоговый вес получался весьма внушительным, так что даже с помощью псевдомускулатуры своего защитного костюма девушка едва удерживала этот модуль памяти. Поставив его на ближайший стол, Рейвен устало вздохнула. — На такую штуку я не рассчитывала, но, надеюсь, нам оттуда все и не нужно… Если подключить к нему один из коммуникаторов…

— Тогда этим и займись, — кивнула Волчок, — мы с Энтри пока осмотримся, насколько здесь безопасно. Тут тоже патрули могут оказаться…

— Хорошо, только далеко не отходите и оставайтесь на связи, — попросила Рейвен, вытягивая кабель подключения и выискивая разъем на модуле. — Мне может понадобиться помощь в любой момент.

Волчок вышла. Рейвен осмотрелась вокруг, сняла винтовку с плеча, приставив рядом к столу, чтобы можно было дотянуться одним движением, и присела рядом с модулем. Наконец, найдя подходящий разъем, она соединила жестки диск с со своим коммуникатором, переведя изображение на внутренний дисплей. Загрузка шла медленно, слишком большой объем данных предстояло проработать, а на такие мощности коммуникатор не был рассчитан. Пока система сортировала все обнаруженные на модуле записи, Рейвен решила просмотреть те, что уже были проверены. Все данные шли в хронологическом порядке, поэтому обзор тоже начинался с самых ранних, но, как оказалось, далеко не самых первых. Текстовые документы, содержавшие огромные таблицы с цифрами и непонятными формулами, выглядели как иероглифы давно забытой цивилизации. И все же в них оказалось то, что могло девушку заинтересовать — несколько отчетов о проводимых экспериментах, записанных в вольной форме, вероятно, сразу по итогам и без необходимого анализа. Скопировав их на внутренний носитель, девушка открыла первый, решив, что он даст хоть какие-то ключи к разгадке.

«Эксперимент номер двадцать-шестнадцать. Воздействие Объекта на биологическую форму. Предыдущие эксперименты показали, что Объект воздействует на любые органические соединения вне зависимости от их структуры и организации. Было доказано, что влияние Объекта на органические структуры не несет разрушительного воздействия с целью их уничтожения, как предполагалось прежде. Объект взаимодействует с органической структурой, вызывая хаотическую перестройку всей системы с еще точно не определенными целями. Вероятно, мы имеем дело с процессом ассимиляции или паразитирования, но нет достаточных данных для формирования конкретных выводов. Таким образом, было принято решение провести эксперимент на органической структуре высокой сложности. Предметом взаимодействия был выбран человек, мужская особь, возраст девятнадцать стандартных лет, уровень развития интеллекта — средний.

Предмет взаимодействия вошел в контакт с Объектом, испытывая приступы неконтролируемого страха и пытаясь вырваться. Важный момент, что Объект, вероятно, воспринял повышенное эмоциональное состояние предмета взаимодействия, в результате чего было зафиксировано изменение плотности Объекта и преломления света внутри его относительного тела. Зафиксировано, что в этот раз Объект вступил в контакт, используя длинные щупальца, выросшие из относительного тела, а не поглощая предмет взаимодействия целиком как в ходе предыдущих экспериментов.

Изменения в поведении предмета взаимодействия были зафиксированы уже через три секунды после прямого контакта с Объектом. Нервное напряжение спало, крики и просьбы о помощи прекратились, сердцебиение стабилизировалось, а активность головного мозга начала быстро уменьшаться. Через минуту и двадцать восемь секунд с начала эксперимента зафиксировано резкое падение мозговой активности. Через минуту и сорок шесть секунд была зафиксирована остановка сердца и клиническая смерть предмета взаимодействия. Специальным решением эксперимент был продолжен, поскольку Объект продолжал проявлять интерес к мертвому телу.

Изменения в организме предмета взаимодействия были зафиксированы уже через десять минут после прямого контакта с Объектом. Началась перестройка внутренних тканей и восстановилось кровообращение, что не могло произойти в состоянии клинической смерти, поскольку сердцебиение не фиксировалось. Через двадцать минут после начала наблюдений предмет взаимодействия начал проявляться первые признаки внешних трансформаций — изменился кожный покров и волосы, усилилась мышечная структура. Начали проявляться признаки гниения и разложения тканей, вероятно, как побочный результат быстрой перестройки организма. Через три часа сорок минут предмет взаимодействия снова начал подавать признаки жизни, возобновилась мозговая деятельность и некоторых внутренних органов. Через шесть часов четырнадцать минут предмет взаимодействия снова начал двигаться, зафиксирована повышенная агрессия, излишняя энергичность и неадекватное восприятие окружающих раздражителей. Принято решение предмет взаимодействия изолировать от Объекта и продолжить проведение экспериментов с ним на отдельном уровне. Конец записи».

— Сволочи, — прошипела Рейвен, опускаясь на пол спиной к столу и пытаясь переварить эту новую информацию, — неужели они не понимали, куда все это может привести. Все эти проклятые эксперименты, эти игры с неизведанной темной сущностью…

«Они искали Истину. Истину, которую не могли понять, ибо их имена не вписаны в нее. Истину искали по ложному пути, что привел их к тому, что должно было произойти» — голос, раздавшийся у нее в голове, заставил сразу забыть обо всем и потянуться к винтовке. Но того мгновенного ужаса, что Рейвен испытывала прежде, когда тот, другой голос, врывался в ее сознание, не было.

— Что же ты такое? — вслух поинтересовалась Рейвен, сама с трудом веря в то, что сейчас делает. Неужели она настолько сошла с ума, чтобы пытаться установить контакт с подобным существом, от которого ничего хорошего точно ждать не приходилось. — Что тебе вообще нужно?

«Освободи меня», — то ли попросил, то ли приказал голос, интонации разобрать было невозможно, слова звучали слишком монотонно, как старая затертая запись, на которой трудно понять нюансы звучания. Голос цеплялся за сознание девушки, смешивая мысли, но все же не вторгаясь и не подавляя ее ощущения: «Освободи меня. Ты должна освободить меня».

— Я должна? Что я точно должна, так это сделать все возможное, чтобы такое никогда не повторилось, — прошипела Рейвен сквозь зубы, стараясь сосредоточится на поиске данных в общей базе, отсеивая организационный мусор, оставляя только неопровержимые доказательства чудовищного преступления. На любую силу всегда найдется еще большая сила, таковы законы мироздания, так что и эту корпорацию можно призвать к ответу, если все сведения попадут в нужные руки. Рейвен старалась выкинуть из головы все остальное, злясь и на себя, что не может сосредоточиться, и на этот голос, все время отвлекающий. На глаза попалась еще одна запись, тоже эксперимент, но гораздо более поздний.

134
{"b":"577774","o":1}