ЛитМир - Электронная Библиотека

— Врукс! Чтоб тебя черви сожрали! Открывай, я не собираюсь здесь торчать! И не заставляй меня вскрывать твою дверь самостоятельно! Открывай! Кому говорят!

Рейвен решила не вмешиваться, пока Волчок молотила в дверь, грохоча так, что слышать должен был весь район, одновременно призывая владельца натянуть штаны и наконец-то выбраться из отхожего места. Продолжалась эта какофония не меньше двух минут, пока наконец-то с другой стороны не раздался звук отпираемых засовов.

— Да сейчас я открою! Не ори только! — ответили с той стороны дрожащим голосом, — Вот уже сейчас… сейчас…

Волчок рванула дверь на себя, услышав звук последнего отпираемого запора, так что владелец только испуганно охнул и отшатнулся. Им оказался бледный, тонкий и уже довольно немолодой человек с грязными длинными волосами и всклокоченной бородой, пучками торчащей в разные стороны. Одетый в грязный серый свитер, на который пролили, кажется, все, что только возможно, и сверху еще некогда белый халат с рваным подолом, он производил впечатление не самого лучшего врача. На родине Рейвен такому человеку ни за что бы не дали лицензию медицинского работника, но в Тортуке такими вещами, похоже, не заморачивались.

— Давно не заглядывала! — торопливо приветствовал буйную посетительницу Врукс, растянувшись в довольной улыбке, — Я уж начал беспокоиться, не случилось ли чего… О, смотрю, ты и компанию привела! Приветствую вас, — он выглянул из-иза плеча наемницы и попытался изобразить что-то вроде поклона, — Разрешите представиться, Враксимилан Харионнес, квалифицированный врач высшей категории…

— Ты когда все-таки камеру новую поставишь? — оборвала его Волчок, заходя внутрь. — Сколько раз тебе говорила, чтобы поменял, но все равно каждый раз приходится долбить тебе в дверь до потери пульса. И вообще, нечего тут раскланиваться, мы строго по делу… Кстати, это Рейвен, ее подстрелили недавно, я первую помощь оказала, но ты знаешь…

— Первую помощь? Ты? — Врукс даже за сердце схватился. — Все понятно, дальше можешь не объяснять. Рейвен, пройдемте в кабинет, вас необходимо срочно осмотреть. И…

— Я плачу, — кивнула головой Волчок, вытащив из кармана небольшой мешочек, звякнувший патронами, и бросила врачу. Тот довольно ловко схватил его. — Как всегда, если что-то будет сверху, потом допишешь. Мое слово ты знаешь…

— Не знай я твоего слова, с тобой бы не работал, — кивнул Врукс, убирая мешочек себе в карман и снова повернувшись к Рейвен, — Следуйте, пожалуйста, за мной. Посмотрим, что же все-таки с вами такое приключилось.

У Врукса в подвале оказался целый медицинский стационар со смотровой, лабораторией, операционными и несколькими палатами интенсивки. Пара мест была даже занята забинтованными и подключенными к медицинской аппаратуре пациентами, но только вот к чистоте в палатах Врукс, видимо, относился точно так же, как и к собственной одежде. На полу, забрызганном подсохшей кровью, валялись обрывки одежды, окровавленные бинты и даже сплюснутые при попадании пули, которые, вытащив из тела, вероятно, просто бросали куда попало. Единственная ширма в одной из операционных была вся в кое-как замытых бурых пятнах и порвана, в прорехи Рейвен даже разглядела что-то рассеченное и окровавленное, но что именно, понять не успела, Врукс прошел мимо, уводя ее в другую операционную.

При всем творившемся здесь бардаке, оборудование у него соответствовало высоким стандартам качества, установленным в Тарратосе. Операционные столы с трансформируемыми контурами, системы датчиков и контроля, медблоки и даже хирургические дроиды с многочисленными манипуляторами. Не видно только другого персонала, но Рейвен даже мысли не допускала, что подобное можно содержать исключительно в одиночку.

— Проходите, раздевайтесь, сейчас мы вас осмотрим, — заявил Врукс, указывая на ширму в углу помещения. Судя по ее виду, там кого-то убили и медленно расчленяли. — Достаточно до нижнего белья, после чего ложитесь прямо на стол, — Врукс переключил несколько клавиш, чтобы столешница приобрела наиболее удобную для человеческого тела форму.

Успокаивая себя тем, что этот врач не может быть плохим специалистом, имея и обслуживая такое количество сложной и дорогой аппаратуры, Рейвен подчинилась указаниям, устроившись на столе, пока он возился с медицинским дроидом. И, к счастью, ее опасения оказались ложными, Врукс отлично знал свое дело, быстро просканировав ее тело на предмет внутренних и внешних повреждений, только удивленно присвистнул, когда датчики показали имплантаты.

— Такие клиенты у меня встречаются редко, — заметил он, переключая систему подачи лекарств, — но так даже гораздо проще, не придется возиться с вживлением катетеров, у тебя и так все есть… Да, и сильно же тебя потрепало… пара сантиметров в сторону и пуля перебила бы артерию, тогда без профессиональной помощи точно долго не протянула бы. А Волчок, как я вижу, только и умеет, что биогелем пользоваться. Рану затянуло, но внутри, как всегда, полная мешанина… Придется вскрывать и перетягивать мышцы, чтобы нормально срослись, — сообщил он с самым жизнерадостным видом, а Рейвен в очередной раз пожалела, что не помнит ни одной молитвы. Сейчас бы они ох как пригодились.

Врукс повернулся к стоявшей рядом системе жизненного контроля, активируя подачу лекарств, и Рейвен даже дернулась, когда в нейроразъемы на спине вошли штекеры контактов. Дроид оказался не совсем точно настроенным, и подключение прошло слишком резко, вызвав спазм боли во всем позвоночнике.

— Прошу прощения, — врач усилил подачу обезболивающего, — сейчас все пройдет. Не волнуйтесь, с такими ранениями мне приходилось сталкиваться очень часто, так что опыт в устранении огромный. Сейчас вы заснете, а когда проснетесь, все будет позади… — кажется, он еще что-то добавил, но конец фразы Рейвен уже не услышала, практически моментально провалившись под воздействием анестезии в пустой и черный сон.

***

— Ну чего с ней? — Волчок все так же ждала в приемной, развлекаясь тем, что пыталась разобраться, как включается установленный там автомат с кофе, давно уже сломанный и стоявший в полуразобранном виде. Врукс вышел через несколько минут, уже в халате для операций и натянутой на лицо хирургической маской, но хотя бы еще не забрызганный кровью, что уже было неплохо.

— Обработали ее неплохо, — пожал врач плечами. — Нервное перенапряжение, общая интоксикация, гематомы и пулевое ранение. Словно ее специально били, чтобы было больно… слушай, а она не из…

— Нет. Это ты слушай, Врукс! — ткнула наемница в его сторону пальцем, не дав даже закончить мысль. — Еще один подобный звук с твоей стороны, и не посмотрю на то, что раньше было. Запихаю ствол в глотку и буду стрелять, пока обойма не опустеет. Так что подумай еще раз, прежде чем закончить то, что сейчас хотел сказать! — в ее голосе было столько металла, что врач даже побледнел и судорожно затряс головой, отказываясь продолжать.

— А оно тебе надо? — все-таки поинтересовался он, — Волчок, мы же не первый день знакомы, я еще помню, когда ты в первый раз приползла ко мне со стрелой в животе. У тебя не то что напарников, друзей нормальных никогда не было. Ну, не считая таких вот союзников вроде меня. Что ты с ней делать собралась?

Волчок только плечами пожала, сама не зная, что ответить. Она даже для себя самой еще с ответом не определилась, не говоря уже о том, чтобы кому-то еще объяснять причины своих поступков.

— Слушай, не задавай глупых вопросов, а! Целее будешь! — все-таки отмахнулась она — Я сбегу отсюда на время, насчет контракта перетереть надо, а ты пока присмотри за ней, договорились?

— Обижаешь, — Врукс кивнул, — передам с рук на руки, разве что только швов у нее немного прибавиться. Я ведь уже тебе говорил не втирать биогель в пулевые раны? Там же все срастается вкривь и вкось после такого.

— А я по-другому не умею, — улыбнулась Рейвен и поправила автомат на плече. — Скоро вернусь, чтобы до моего возвращения никаких новых проблем не появилось.

34
{"b":"577774","o":1}