ЛитМир - Электронная Библиотека

Однако в этот раз перед ней были не работорговцы, привыкшие разбираться с заранее более слабыми противниками, а профессиональные наемники, прошедшие огонь и воду, за свою карьеру видевшие в пустошах столько, сколько другим людям хватило бы на несколько жизней. Трое уцелевших моментально ушли из-под огня, и следующие выстрелы пришлись уже в пустоту, кроша бетон и сбивая куски металла с арматуры.

— Прости, ничего личного, просто конкуренция, — прошептала Волчок на ухо наемнику, проворачивая лезвие стилета в ране и выдергивая наружу. Тот только что-то прохрипел в ответ, но уже самостоятельно стоять на ногах не мог. Откинув тело в одну сторону, она сама отпрыгнула в другую, сразу укрывшись за куском потолочного перекрытия, но почти сразу же в нескольких сантиметрах от ее уха свистнул импульсный заряд, пробивший бетонную плиту толщиной в человеческий локоть насквозь, не потеряв убойной силы.

Снайпер все-таки не выпустил ее из виду, став методично простреливать ее вроде как надежное укрытие, но все же неспособное даже замедлить пулю импульсной винтовки. Волчок выругалась сквозь зубы и попыталась отползти подальше, жалея только о том, что не получилось застрелить снайпера сразу, и теперь он спокойно сможет пробить в ней пару лишних дырок хотя бы потому, что укрытия, защищавшего от его оружия, здесь просто не было. И отстреливаться, если только не наверняка, значило лишь выдать свою позицию.

— Вот ведь гад, — откатившись назад, в небольшое углубление в полу, она оказалась ниже линии огня снайпера, продолжавшего крошить бетонную плиту не жалея боеприпасов, и, лежа на спине принялась перезаряжать пистолет, который сейчас был ее единственным шансом. Переведенный в режим максимальной мощности, пусть даже в таком случае его батареи хватило бы максимум на десять выстрелов, он тоже вполне мог пробить любое укрытие из тех, что использовали наемники. Устраивать длительную перестрелку значило бы стать легкой мишенью для снайпера.

Пришлось импровизировать, что все равно являлось ее главной чертой, продумывать перестрелки заранее она не умела и не хотела, поскольку реальная боевая ситуация всегда полна неожиданностей, превращающих даже самый идеальный план в кучку никому не нужных домыслов. И подобная же беспорядочная тактика практически всегда оказывалась эффективна против любого опытного противника, тоже слишком уверенного, что все можно сделать по плану. Как, например, практически никто не использует гранаты в непосредственной близости от себя, пусть даже они могут оказаться весьма эффективными.

Волчок сорвала с пояса осколочную гранату и, недолго думая, метнула ее в сторону противника. Радиус поражения не меньше пятидесяти метров, учитывая мощность заряда, взрывом накрыло бы не только позиции наемников, но и ее собственную. Грохнуло так, что мало не показалось никому, эхо взрыва прокатилось по развалинам одновременно с визгом разлетавшихся во все стороны поражающих элементов. Снайпер замолк на некоторое время, то ли раненый, то ли укрывшийся от взрыва, и Волчок рванула к торчавшим посреди обломков опорным столбам, выглядевшим надежнее, чем все остальное. Кто-то почти сразу же начал стрелять ей вслед, но пули проходили слишком далеко в стороне, так что она прорвалась без особых проблем.

И только там, спрятавшись за одним из столбов, выстрелила в ответ, куда-то в сторону замеченных вспышек. Оставив после себя громкий звук треска импульсного заряда, буквально разорвавшего воздух, пуля прошла через нагромождение булыжников, составлявших укрытие стрелка, и выстрелы оттуда практически сразу же прекратились, но не успела Волчок даже подумать о том, что разобралась с еще одним противником, как стрелять начали снова. Теперь уже с немного другого направления, поскольку стрелок сменил позицию, когда импульсная пуля пробила его оказавшееся ненадежным укрытие. А еще через секунду столб снова без всяких проблем прострелила импульсная пуля, в этот раз даже зацепившая руку. Одного касания хватило, чтобы распороть металлический наплечник и усиленную ткань комбинезона, содрав еще и кожу. Плечо обожгло так, словно по нему ударили раскаленным металлическим прутом, и Волчок чуть не прикусила язык, лишь бы не закричать от боли, неожиданно пронзившей всю руку.

— Мазила! — все-таки выдохнула она, справившись с собой, — Мамкин сыночек, столько просадил, и даже еще не попал ни разу. Первый раз винтовку в руки взял, что ли? — плечо горело, а из относительно небольшой ранки открылось довольно сильное кровотечение. И даже не сразу пришла в голову мысль, что стреляли только двое, от третьего наемника до сих пор не было ни звука, но, как оказалось, слишком поздно. Третий противник вынырнул словно из ниоткуда, оказавшись в паре метров от нее с боевым дробовиком наперевес.

Первый заряд разрывной шрапнели с выстрела от бедра вспахал колонну, за которой укрывалась наемница, второй почти сразу же ударил в то же место, и Волчок поняла, что третьим попаданием ее укрытие просто обрушат прямо ей на голову, но это было слишком просто. Так что пришлось снова импровизировать, причем очень быстро и нагло, но наемница не смогла выдумать ничего лучшего, как опрометью кинуться прямо на противника с дробовиком, который, естественно, не ожидал такого маневра. На ходу она дважды выстрелила в него из пистолета, но пули даже не добрались до бойца, натолкнувшись на преграду защитного поля.

«Дефлекторный щит?» — успела сообразить Волчок, тут же уйдя в сторону, когда наемник, передернув цевье дробовика, снова вскинул свое оружие. Разрывная шрапнель прошила то место, где девушка была секунду назад, взорвав груду бетонных обломков, а она сама, пригнув голову, влетела в противника, на ходу снова высвободив стилет.

От удара оба повалились на землю, причем Волчок старалась как можно крепче вцепиться во врага, чтобы у его товарищей не возникло желания сбить ее парой удачных попаданий. Только вот в этот раз стилет оказался бесполезным, лезвие просто не могло проткнуть крепкую панцирную броню, неожиданно обнаружившуюся под верхним камуфляжным слоем. Кажется, это был тот тип бойцов, которых среди наемников принято называть «щитами», самые выносливые и хорошо бронированные, с оружием самой большой огневой мощи. В бою они обычно выполняют роль основной мишени для противника, отвлекая его внимание, пока остальные делают большую часть работы.

— Вот же стерва! — прохрипел наемник через внешние динамики своего шлема, ударом в голову чуть не оглушив наемницу, продолжавшую бить его стилетом в попытке найти уязвимое место. — Я же с тебя всю шкуру спущу!

— С тебя первого спустят, — уточнила Волчок, успев приставить импульсный пистолет к его голове. На таком расстоянии дефлекторный щит наемника был бесполезен, генерируемой мощности просто не хватало, чтобы остановить пулю. Только выстрелить не успела, наемник ударил ее прикладом дробовика в бок, так что Волчок подумала, будто ее боевым молотом приложили. Выстрел пистолета пришелся мимо, оставив глубокую дырку всего лишь в сантиметре от головы противника, и в следующую секунду наемник просто сбросил ее с себя, второй рукой ударив в лицо, чуть не сломав челюсть бронированной перчаткой.

— Я прямо здесь твою тушку освежую, — шипя от бешенства, что его повалила какая-то девчонка, наемник поднялся на ноги и вытащил из ножен широкий зазубренный нож, сверкнувший в визоре ночного зрения.

***

— Очнулись? Хорошо, а то у меня было ощущение, будто я немного с дозой лекарств перебрал, — Врукс виновато пожал плечами, признавая свою ошибку, — Не часто приходится работать с людьми, у которых установлены имплантаты, причем настолько качественные. Профессиональная работа, ни одного лишнего шва… Да и вообще я швов не заметил… — он почесал переносицу и смахнул свалившуюся на глаза длинную прядь грязных волос. — Вы ведь городская, не так ли?

— С чего вы взяли? — Девушка только пришла в себя после наркоза, немного очумело оглядываясь по сторонам и пытаясь вспомнить, где оказалась. Последние часы неровными кусками возвращались обратно в память, восстанавливая все провалы. Например, куда и зачем ее привели. У нее должна быть рана, оставленная пулей работорговцев при побеге из плена, но сейчас она обнаружила, что, во-первых, была абсолютно голой, а, во-вторых, на теле не осталось никаких следов от побоев и ранений.

37
{"b":"577774","o":1}