ЛитМир - Электронная Библиотека

Болотный охотник взвыл, но даже не потерял равновесия, тут же развернувшись и бросившись в новую атаку. Волчок успела сделать всего лишь пару выстрелов прямо в перекошенную морду мутанта, после чего получила страшной силы удар в грудь. Ей повезло — она успела выстрелить, поскольку тварь наклонила голову, пряча уязвимые глаза за толстой костью черепа, в которой застревали пули электромагнитного оружия, способные пробить даже броню боевого костюма. Небольшие металлические шарики, разгоняемые рельсовым каналом, превращали в кровавые брызги человеческие тела, но вязли в костях этого монстра, выросшего среди ядовитых испарений Болот. И поэтому охотник только боднул ее в грудь, а не схватил зубастой челюстью поперек торса, от удара о броню его самого контузило.

Приземлившись в груду пластиковых ящиков, Волчок сообразила, что выпустила в полете винтовку, оказавшись фактически безоружной, а мутант уже пришел в себя, потеряв только секунду, мотая тяжелой башкой, гудевшей после удара. За это время наемница успела прийти в себя и активировала штык на правой наручи, выдвинув почти полуметровой длины трехгранник с остро наточенными лезвиями. Мутант попытался схватить ее за голову челюстями, но Волчок просто воткнула в распахнутую пасть правую руку, загнав штык глубоко в мягкое нёбо твари. Мутант захрипел и задергался, собственным весом напоровшись на выставленное оружие.

— Что же ты такой вонючий? — возмутилась Волчок, когда из раны потекла серо-зеленая кровь, дымившаяся на холодном воздухе. Брызги попали прямо на лицевой щиток шлема, угодив на решетку воздухозаборников и в фильтры, так что в нос наемнице ударил тошнотворный запах крови болотного мутанта. Не без труда оттолкнув от себя еще дергавшуюся тушу, наемница поднялась на ноги, почти сразу же обнаружив, что к ней справа приближается еще одна тварь, с уже забрызганными кровью челюстями и торчащей в боку рукояткой ножа. Волчок ругнулась сквозь зубы и встала в боевую стойку, готовясь к новой атаке, — Ну давай, мутант, нападай!

Второй раз просить не требовалось, болотный охотник прыгнул вперед, целясь ей в голову челюстями, и пытаться блокировать такой удар было бессмысленно — мутант слишком тяжелый. Даже если бы его получилось убить с одного удара, мертвая туша все равно смяла бы ее своим весом, успев конвульсивно сжать челюсти на шее наемницы и переломав все ребра. Так что Волчок сделала шаг в сторону, уйдя влево, и болотный пролетел мимо, не успев изменить вектор движения. В этот момент наемница и полоснула его по боку острой гранью штыка, оставив длинный и глубокий разрез. Пока мутант разворачивался, она выхватила из кобуры крупнокалиберный пистолет, мысленно похвалив себя, что сняла его с предохранителя, как только вышли в Топи. И сразу же всадила в мутанта половину обоймы. Тяжелые пули со смещенным центром, рассчитанные на бой на близких дистанциях и для пробивания тяжелой брони, входили в грудину мутанта как на стрельбище, аккуратно укладываясь в одну точку, каждый раз поднимая фонтанчики рваной плоти и крови. Четыре пули, выпущенные в одну точку меньше чем за пару секунд, проломили грудную клетку, искромсав внутренности в фарш, и мутант захрипел, сделал один неуверенный шаг и повалился на землю.

Третий мутант показался на ее пути через несколько метров, но атаковать не успел, один из охранников выбежал между ними и залпом автоматического дробовика прострелил ему обе ноги, после чего спокойно добил, воткнув ствол оружия в глазницу — единственное действительно уязвимое место — и спустив курок. А вот к нападению следующей болотной твари она оказалась уже не готова, охотник атаковал со спины, и никак отреагировать Волчок не успела. Только в какой-то момент почувствовала, как на нее наваливается огромная зубастая туша, грозя раздавить своим весом. А потом закричала, но больше от страха и паники, чем от боли, когда в плечо вцепились зубастые челюсти. Из-за неудобного положения головы охотник не сумел сжать их со всей силы, чтобы оторвать руку, так что зубы только скрежетали по броне, оставляя в ней глубокие борозды, но не прокусывая насквозь.

Было очень больно, у наемницы возникло ощущение, будто ее плечо попало под гидравлический пресс, сжимавшийся с каждой минутой все крепче, грозя раздавить. Самое страшное то, что охотник жевал ее правую руку, прижав к земле и не давая воспользоваться штыком, чтобы отбиться. Оставшаяся свободной левая рука еще сжимала пальцами рукоятку пистолета, но будучи прижатой к земле, Волчок не могла даже вывернуть ее так, чтобы прицелиться в мутанта. Получалось, что даже ничего вообще не могла сделать, и справиться с паникой никак не получалось, рано или поздно, но броню мутант все-таки перегрызет, и тогда с рукой придется прощаться.

Что-то грохнуло совсем рядом, и Волчок почувствовала, как хватка челюстей сразу же ослабла. Мутант даже приподнялся, наверное, сконцентрировавшись на новой угрозе, но даже этого оказалось достаточно, чтобы, девушка успела повернуться и ткнуть стволом пистолета во что-то мягкое под челюстью этой твари, сразу же вжав спусковой крючок, разрядить остатки магазина. При стрельбе с такого расстояния, в упор, пули не успевали развить нужную скорость, но все же мощности оказалось достаточно, чтобы пробить черепную кость.

— Урод болотный! — процедила Волчок сквозь зубы, уцепившись правой рукой за челюсть охотника, успев сконцентрироваться только на ярком желтом глазе, даже сейчас с совершенно безумным взглядом, полном голода и злобы. И прямо в него ткнула пистолетным стволом, разряжая туда последний патрон. Череп просто лопнул от выстрела, оставив на этом месте большую рваную рану, зацепившую мозг, так что мутант даже завизжать не успел, как моментально умер, но его труп всем весом навалился на наемницу, опять прижимая к земле.

— Вот ведь позор! — простонала она, отбросив в сторону уже ненужный пистолет и тщетно пытаясь выбраться из-под этой туши, помогая себе единственной свободной рукой. — Умереть, задохнувшись под дохлым мутантом. Я ведь уже на том свете от позора еще раз умру… Небо! Да дай же мне вылезти, ты все равно мертвый! — оттолкнула она зубастую челюсть, теперь безвольно висевшую и больше не представлявшую опасности. Наемница включила сервоприводы брони на максимальную мощность, все-таки сумев сдвинуть всю тушу и даже приподнять ее над собой, но из-за неудобного положения никак не получалось откинуть ее куда-нибудь в сторону, чтобы наконец-то освободиться.

— Тебе помочь? — откуда-то с той стороны туши раздался громкий голос, усиленный динамиками шлема, и Волчок увидела даже тень, отбрасываемую неровным светом костра, появившуюся над ней в этот момент. Только вот не получалось голову настолько выкрутить, чтобы разглядеть своего неожиданного помощника. Не успела она ответить, как тушу убитого мутанта оттащили в сторону совместными усилиями, по меньшей мере, трех пар рук, а голос снова поинтересовался: — Ты там не ранена? Все в порядке?

— Вроде цела… — протянула наемница, выползая из-под туши и оглядываясь по сторонам. Бой фактически закончился, охрана конвоя все-таки смогла отразить даже такое неожиданное нападение, хоть и не без потерь, как материальных, так и нескольких человеческих жизней. Лагерь теперь действительно больше напоминал поле боя, со смятыми палатками, разбросанными кострищами, в одном из которых, среди раскаленных углей, еще лежало тело болотного охотника с наполовину снесенной головой, медленно подгорая и распространяя вокруг себя смолянистый вонючий дым. Вооруженные бойцы проверяли все тела мутантов, расстреливая все, что подавало признаки жизни.

Где-то кричал раненый, чуть дальше еще продолжал стрекотать пулемет, выше, на крышах машин, уже сверкали прожектора дальнего действия, выискивая уцелевших и раненых тварей, которых тут же уничтожали прицельными залпами. Болотные охотники, если верить историям, ходившим среди искателей, могли менять запах своего дыма в зависимости от настроения и эмоций, оседавшего на любых поверхностях и остававшегося там неопределенно долгое время. И потом мутанты шли по этому следу, утягивая за собой остальных, будучи все-таки стайными животными. Подобное называлось «гоном» и было вещью вполне реальной, в это время охотники могли пройти сотни километров рысью без остановок, настигая преследуемую жертву. И «гон» мог разрастись до сотен особей из разных стай, привлеченных в ходе преследования, которое могло после такого продолжаться практически бесконечно. Истощенные и уставшие мутанты отставали, а на их место приходили новые, еще свежие и полные сил, продолжавшие идти по потому следу, которые дал «загонщик», первый из болотных охотников, начавших «гон». Оставался, конечно, еще вопрос, как эти мутанты умудрялись удерживать след по запаху в подобных местах, где вонь стояла такая, что люди задыхались, но, факт оставался фактом.

62
{"b":"577774","o":1}