ЛитМир - Электронная Библиотека

У охранников не было никакого желания тащить за собой целый хвост из болотных охотников, который мог их настичь на любой стоянке в самый неподходящий момент, поэтому всех подранков тут же добивали, чтобы никуда не уползли, а потом не вернулись мстить.

— Мою подружку не видели? — поинтересовалась Волчок, прикинув, что опасность миновала, но Рейвен поблизости не оказалось. Оглянувшись, девушка знакомого силуэта не обнаружила и успела даже удивиться сама себе, что сразу же почувствовала укол волнения в душе.

Совсем новое снаряжение теперь выглядело так, словно им не один год пользовались, пробираясь через самые опасные и Небесами забытые места, изгвазданное в грязи и крови. Правый наплечник был помят и покрыт глубокими бороздами, оставшимися от зубов мутанта, почти все предплечье выглядело так же, но внутренний экзоскелет вроде не пострадал. Волчок специально повела плечом, проверяя псевдомукскулатуру, но тут же скривилась от сильной боли, словно раскаленной иглой проткнувшей сустав.

— И еще подскажите мне, где врача найти, — попросила девушка, пытаясь отдышаться. — Кажется, меня помяли…

— Помяли… — присвистнул один из охранников, — тебе вообще повезло, что руку не оторвали. Проводим до медпункта, кто знает, еще сейчас сознание потеряешь…

Несмотря на ее попытки отмахнуться, мол, ничего серьезного нет, наемницу довели до главной машины конвоя, пострадавшей меньше всех при налете, поскольку была в центре и укреплена лучше остальных. Вокруг нее уже расчистили площадку от тел и рваных палаток, а все, что еще оставалось пригодным, спешно собирали и укладывали обратно. Конвой снимался после нападения, поскольку командование решило перенести стоянку в другое место, более безопасное и гораздо дальше отсюда, но сначала надо было убедиться, что все смогут добраться. Необходимо помочь раненым, убедиться, что никого не бросили, а неподающие признаков жизни действительно мертвы.

И наибольший хаос творился именно у санитарного грузовика, куда приносили всех нуждавшихся в помощи. На деле их было не так уж и много, даже меньше, чем убитых, вырваться из челюстей мутантов живым практически невозможно. Однако те, кому все же повезло спастись, сейчас вполне могли позавидовать мертвым — рваные раны, оставленные когтями и зубами этих тварей, причиняли жуткую боль и могли оказаться смертельными. Все трое врачей конвоя с ног сбились, пытаясь помочь каждому, поскольку на счету была каждая секунда, к помощи привлекали даже пассажиров и других членов экипажа, буквально на ходу проводя операции. Медицинский отсек был залит кровью, а на полу валялись куски и детали снаряжения, обрывки одежды и даже срезанные рваные куски кожи и мышц, мешавшие правильному наложению швов.

— Так, а у тебя что? — врач в уже замызганном кровью зеленом халате и толстой защитной маской на лице устало протер забрало и окинул взглядом наемницу. — Давай снимай наплечник… вы двое, помогите ей… А ты рукой правой даже не вздумай шевелить, только работы мне прибавишь… — равнодушным голосом командовал он, указывая, что делать. Волчок и не думала спорить, левой рукой помогая призванному на помощь охраннику отсоединить крепления брони. Стоило только потянуть наплечник, как руку снова пронзило болью, и наемница даже не смогла удержаться от стона. Врач не обратил на это внимания, больше сосредоточившись на самой ране. После того, как стянули рукав комбинезона, он осмотрел распухшее плечо, вывернутое под неестественным углом и с распоротой кожей, но только удовлетворенно кивнул головой.

— Да ты в рубашке родилась, — заметил док, все-таки посмотрев наемнице в глаза, — еще немного, и тебе плечо прожевали бы, а так просто вывихнули. Сейчас вправим, вколем обезболивающего и можешь быть свободна…

Долго возиться с ней у врача не было желания, поэтому без предупреждения он одним резким движением вправив сустав. У Волчка в глазах потемнело, и она чуть не взвыла от боли.

— Да что же ты творишь? — прошипела наемница сквозь сжатые зубы, пытаясь прийти в себя после такого болевого шока. — Хотя бы заранее обезболивающее вколол.

— А я почему-то думал, что ты мне сейчас с левой пропишешь, — усмехнулся врач, отряхивая руки и отворачиваясь к шкафчику с лекарствами, — обычно многие так рефлекторно действуют, а ты даже ничего, смирной оказалась. Ладно, теперь последний момент, — он снова повернулся, в этот раз уже с медицинским пистолетом в руках, — надеюсь, уколы ты тоже переносишь нормально?

Волчок только мрачно кивнула в ответ, глядя на доктора, которому, казалось, уже все равно, что с ней происходит. Быстрый укол в предплечье ввел дозу лекарства, подействовавшего уже через пару минут. Врач отошел к следующему пациенту, давая понять, что наемница свободна и должна покинуть лазарет, места для всех раненых здесь не хватало.

Надев с помощью одного из караванщиков комбинезон и пристроив наплечник на место, Волчок вышла наружу, уже размышляя, откуда начинать поиски Рейвен, но оказалось, проблема решилась сама собой. Вторая девушка ждала снаружи, живая и здоровая, только, как и все вокруг, грязная и уставшая. Прислонившись к корпусу грузовика, она набивала патронами пустой магазин к пистолету, пытаясь таким образом справиться с нервным напряжением. Наемница по себе знала, что занимая руки хоть каким-то делом, можно отвлечься от тяжелых мыслей и даже немного успокоиться. Заметив ее, выходившую из дверей, Рейвен сразу бросила все свои дела.

— С тобой все в порядке? — подскочила к ней девушка. — Тебя ранили?

Смятый наплечник, который теперь надо было нести в ремонт, говорил сам за себя, однако нормального техника, чтобы его починить, здесь не было. Оружейник каравана мог помочь только с мелким ремонтом оружия и брони, но чтобы выправить и привести в начальный вид такую деталь, нужно было серьезное оборудование, таскать которое в полевых условиях слишком неудобно. Косметическим ремонтом в Болотах вообще почти никто не занимался, достаточно было, чтобы снаряжение просто работало, а как при этом выглядело, никто и не задумывался.

— Да погрызли немножко, — Волчок попыталась пожать плечами, показав свое безразличие, но из-за этого только снова растревожила сустав, моментально отозвавшийся болью. Хотя за закрытым забралом шлема отразившихся на лице эмоций было не видно, это только и радовало. Наемница махнула рукой, делая вид, что ничего не произошло, — Ладно, жить буду, а у тебя как дела?

— Еле отбились, — честно призналась Рейвен, — давай к костру вернемся, там все-таки спокойнее, — девушка оглянулась на санитарный грузовик, откуда продолжали доноситься крики и стоны раненых.

Главный лагерный костер снова горел, но теперь людей там было гораздо меньше, и те почти все измотанные боем охранники, больше не болтавшие и не спорившие, заканчивавшие со своими порциями или же просто сидевшие, уставившись в огонь и не говоря ни слова. Прежнего настроения уже ни у кого не осталось, люди просто пытались выкроить на отдых еще несколько последних минут времени, прежде чем их снова сдернут на работы по сборке лагеря и подготовке машин к отъезду.

— Живые? — возле них остановился Сержант, продолжая поглядывать по сторонам, — Это хорошо, думал, вас двоих все-таки придется вычеркивать.

— Рано нас хоронить, — подняла на него взгляд Волчок, — еще повоюем. С остальными что?

— Все плохо, — не стал врать командир охраны. — Двенадцать человек мертвы и почти два десятка тяжело раненых. И больше половины мои подчиненные. Так что теперь дальше будем двигаться быстро и остановки только в самых крайних случаях, я хочу вывести караван из Болот целиком, а не бросив большую часть по дороге. Кстати, чего к вам подошел… Мы связались по радио с ближайшей стоянкой экстраторов, они сказали, что с вашим лагерем нет связи почти неделю, и черт знает, что там происходит. Может, ничего серьезного, помехи здесь не редкость, а может, там уже и ничего не осталось. Вы все равно туда направляетесь?

— Нам в самом лагере делать нечего, сразу дальше двинемся, — ответила за наемницу Рейвен, глянув, как та согласно кивает головой, — поэтому все равно едем до шестого лагеря.

63
{"b":"577774","o":1}