ЛитМир - Электронная Библиотека

— Во всяком случае, сюда за нами пробраться оно уже не сможет, — добавил снайпер, поглядывая на возвышающиеся со всех сторон развалины, — слишком тесно. А громадная тварь…

— А оно вообще не могло утащить весь лагерь случаем? — поинтересовалась Волчок. — Может, в этом вся причина?

— Лагерь стоит посреди развалин, — не согласился снайпер, — сама увидишь, к нему не так-то просто подобраться…

— Скоро будем на месте, — сообщил командир группы, сбрасывая скорость, — всем приготовиться. Сразу к лагерю подъезжать не будем, сначала со стороны посмотрим, что там происходит.

========== Глава 11. Общий враг ==========

Глава 11. Общий враг

«Даже если вам кажется, что хуже уже некуда, всегда случится что-то, показывающее, как вы ошибались». Терри Пратчетт

Вижу движение, — спокойным голосом сообщил снайпер на внутренней частоте, — похоже на человека, но точнее сказать не могу, туман мешает.

— Я ничего не вижу, — отозвалась Волчок, тоже прильнувшая к визору дальнего действия, — только развалины.

— Переключись на холодный режим, — от него просто пышет холодом, поэтому и не знаю, как реагировать. Кто может работать как морозильник без дверцы? И, главное, зачем?

Разведчики залегли на верхнем этаже полуразрушенного здания, покосившегося и торчавшего из болотных топей примерно в километре от лагеря номер шесть. Оно на несколько уровней возвышалось над окружающим рельефом, с такой высоты отлично просматривался сам лагерь и окружающая его инфраструктура. И даже отсюда было видно, что там далеко не все в порядке.

Шестой лагерь, в отличие от предыдущего, находился в развалинах густой городской застройки. Точно такой же крупный металлический шар с антигравитационной системой амортизации, удерживаемый на одном месте металлическими канатами, закрепленными на ближайших зданиях. Вокруг него уже успели разрастись дополнительные постройки из нескольких причалов с рядами мостков, опускавшимися чуть ли не до самой поверхности Болот. Тут же предприимчивые мастера построили несколько гаражей, больше напоминавших ангары, установив их на каркасных опорах прямо на развалинах зданий, не затрачиваясь на возведение плавучих платформ или установку антигравитационных панелей. И именно на этих подвесных мостках, связывающих окружающую инфраструктуру с центральным входом в лагерь, наблюдатели пытались разглядеть хоть что-то, что могло дать подсказку о происходящем внутри.

Несколько газовых танкеров, взорванных как будто наспех, стояли полузатопленными болотной жижей у дрейфующих мостков. Стоянка для грузовиков, усеянная раскуроченными и обгорелыми остовами машин, выглядела, словно площадку перепахал пневматический молот, без разбора разрывая толстые листы сталепласта и крепкие армированные балки каркасных опор так, будто это были тонкие бумажки. Вокруг можно было разглядеть тела, лежавшие прямо на мостках. Такое количество трупов должно было привлечь местных падальщиков, но, ко всеобщему удивлению, вокруг не было видно ни одного живого существа. Движение вообще не фиксировалось, как будто не только сам лагерь, но и вся окружающая территория полностью вымерла. Только снайперу первым удалось хоть что-то засечь.

Волчок последовала совету и выкрутила колесико настройки визора практически до предела, так что он перестал фиксировать тепловой спектр, полностью выйдя на отслеживание низких температур. Окружающее пространство тут же накрыли горячие пятна там, где температура была выше указанного минимума, но на отдельных участках она опускалась до отрицательных значений, холодных синих и черных тонов. Наемнице пришлось даже закрыть глаза и дать им отдохнуть несколько секунд, чтобы начать нормально воспринимать резко изменившееся изображение.

Снова вглядевшись в картинку на визоре, девушка не удержалась от тяжелого вздоха. Поскольку тоже увидела указанную снайпером цель, источавшую такой холод, что при движении оставляла за собой шлейф низких температур, рассасывавшийся только через несколько секунд. Увеличив резкость, можно было разглядеть, что очертаниями объект действительно очень напоминал человека, во всяком случае, тело было явно гуманоидного строения. Но тело с такой аномально низкой температурой врядли могло быть живым.

— И что это такое? — поинтересовалась Волчок вслух, особо и не надеясь, что хоть кто-то из отряда сможет дать вменяемый ответ на этот вопрос.

— А нам вообще есть до этого дело? — ответил кто-то на частоте. — Тут и грумму понятно, что в лагере беда, причем очень большая. Надо возвращаться к каравану и идти обходным путем, пока еще есть такая возможность.

— И как мы это объясним? — поинтересовался сухим голосом у него командир группы. — Скажем, что сильно испугались, толком ничего не выяснили, но уверены, что там все опасно? Хорошее объяснение, ничего не скажешь…

— Да демон вас раздери, ясно же видно, что лагерь обстреливали, и выживших там скорее всего нет, — продолжал возмущаться наемник, — зачем туда лезть, если и так понятно, что проблем не оберемся?

— Потому что как раз и непонятно, где хвост, а где рога, — заметил командир группы. — Я вижу только следы налета, но чьего, когда произошедшего и ради чего, не понимаю. И не понимаю, как лагерь можно было распотрошить до такого состояния. А если просто придем и скажем «командир, там страшно», то чести нам это точно не прибавит. Скорее, трусами прослывем…

— Честь, — усмехнулась Волчок, вмешавшись. — Какая честь у наемников? У нас одна задача, чтобы контракт был выполнен по всем условиям, и плевать на все остальное. О чести даже речи не идет…

— Вот про что я и говорю, — расхрабрился споривший, решив, что его поддержали, — задача выполнена…

— Никакого демона она не выполнена, — заявила Рейвен. — Мы только обнаружили, что у нашей задачи есть логическое обоснование. В шестом лагере есть проблемы, но не более того. Это не настолько серьезный аргумент, чтобы заставить караван свернуть с пути. Хватит паниковать!

— Матерь Земная! — выдохнул наемник. — Шестой лагерь наизнанку вывернули, а мы еще должны о чем-то думать?

— Там уже может никого не быть, а сама угроза — отсутствовать, — добавила Волчок, вздохнув, — конечно, можно шарахаться от любой потенциальной угрозы, но… Здесь же все-таки Болота, как я понимаю? Или я не права?

— Мы все по острию ходим, — подтвердил снайпер, тоже влезший в разговор, — одной проблемой больше, одной меньше — никакой разницы. Нужно подобраться поближе и поглядеть на все своими глазами.

— Жить надоело? — возмутился наемник снова, но его почти моментально прервали, не дав даже договорить.

— Мы все здесь добровольцы, никто никого не держит, — напомнил командир их группы все тем же спокойным голосом, словно происходящее было ему безразлично. — Можешь отправляться назад к катеру и дожидаться нашего возвращения, как раз будет, кому его охранять. С этим-то справишься?

В ответ наемник только зашипел как испорченный телефон, подавившись собственными возражениями, но не став дальше спорить. И все-таки он отказался возвращаться к аэрокатеру, признав таким образом собственную трусость. А вот с командиром группы никто больше не торопился, наемники пусть и были в большинстве своем совершенно бесчестными людьми без особых принципов и идеалов, но признаваться в трусости считали ниже собственного достоинства, особенно среди себе подобных. У многих даже и не было ничего, кроме собственного снаряжения и репутации, которую можно зарабатывать годами, но потерять всего лишь за один день.

— Пойдем пешком, внимательно смотрите под ноги и следите друг за другом, — приказал командир группы. — Выдвигаемся. Снайпер, прикрываешь нас.

Упомянутый наемник молча кивнул головой, наблюдая, как остальные начали спуск прямо по внешней стене здания, пользуясь альпинистскими кошками. Наемники, отталкиваясь от стены равномерными прыжками, опускались по тросам, перелетая провалы и трещины. Оставался риск, что их заметят из лагеря, но преодолев расстояние в три-четыре широких прыжка, они уже скрылись за стенами других полуразрушенных зданий, спрятавшись от взгляда возможных наблюдателей.

81
{"b":"577774","o":1}