ЛитМир - Электронная Библиотека

— Тедди?

— Не помню его имени.

Бенедикт витиевато выругался и принялся звать Карла. Мракоборец появился в считанные секунды.

— Возможно нападение на Андромеду Тонкс и ее внука, возьми с собой Драко и скажи Андерсону, проверьте обстановку.

— Идемте, Драко, — невозмутимо произнес мракоборец и протянул Малфою ладонь.

Очертания больничной палаты поплыли, и спустя пару мгновений Драко очутился в переулке возле мусорных баков. В нос ударила удушающая вонь пищевых отходов. Мимо ног шмыгнула толстенная крыса.

— Как вы могли поселить их в подобном месте?

— Мы предоставили им комфортабельный дом и поставили антитрансгресионый щит. Здесь проходит его граница. Мы же спешим, не так ли?

— Где чертов дом? Я трансгрессирую туда.

— И возьмете меня с собой. Не геройствуйте в одиночку, мы не знаем, сколько их, — спокойно ответил мракоборец, лавируя в запутанных переходах переулка. Через метров тридцать они оказались возле проезжей части. — Двухэтажный дом с красной черепицей.

Не мешкая, Малфой вместе с мракоборцами перенесся. И вздрогнул от эмоций, царящих в доме: боль, ужас, страх, паника. Ему понадобилось несколько секунд, чтобы прийти в себя и понять жесты Карла, указывающему ему на цепочку кровавых пятен на полу.

«А ты?» — жестами показал Малфой.

Карл указал на верхний этаж и хищно улыбнулся, обнажив удлинившиеся вампирские клыки. Малфой понимающе кивнул.

Они разделились.

С каждым шагом запах крови становился сильнее. Кровавый след вел к широко распахнутой двери, за которой оказалась милая кухня в бежево-розовых оттенках с вязаными абажурами на светильниках, скатертью с героями детских сказок и телом Андромеды Тонкс в луже крови на полу.

Рана на животе выглядела ужасно. Бросившись к женщине, Драко попытался нащупать пульс на ее шее.

— Отойди, я попытаюсь ей помочь, — произнес штатный целитель Андерсон, прибывший самостоятельно.

— Не дай ей умереть, слышишь.

— Лучше помоги Карлу и не мешайся под ногами, — грубовато ответил Андерсон и начал шептать заклинания.

Со второго этажа донеслись чьи-то крики, а затем звон разбитого стекла. Не мешкая, Драко трансгрессировал.

Он не видел Гермиону полтора месяца. Был мысленно готов увидеть ее окровавленной, в ссадинах и ушибах, измученной сломленной куклой, не желающей жить. Но не такой.

Гермиона, стоявшая перед ним, не казалась измученной. Он бы охарактеризовал ее иначе: довольная, игривая, возбужденная. Было дело в короткой стрижке, ярко накрашенных губах или наряде, состоявшем из черных кожаных брюк, свободной блузы и длинных сапог без каблуков. Или в том, что она прижимала кончик волшебной палочки к шее Тедди, сидящего на ее руках и беззвучного плачущего. Он был обездвижен, и по детскому личику катились крупные слезы.

— Новое действующее лицо, и какое! Я бы захлопала от радости, но, увы, руки заняты малышом Тедди, — покаялась Гермиона. — Драко, ты ведь его любимый дядюшка, скажи нехорошему мракоборцу, что, если он меня не отпустит, я продырявлю мальчишке горло. Я такое заклинание выучила! Хочу использовать его на человеческом материале, — капризно добавила она, отбросив покаянный вид.

— Что они с тобой сделали?

Ее губы изогнулись в неприятной усмешке, образ капризной девочки испарился, уступая место иному — чему-то темному и пугающему.

— Что они только ни делали, — произнесла Гермиона, делая маленький шажок назад и упираясь спиной в подоконник, вдруг озарившийся голубым сиянием.

— Портал! — воскликнул Карл.

Все случилось за секунды. Гермиона попыталась схватить лежавшее на подоконнике круглое зеркало, Карл выкрикнул заклинание. Гермиону швырнуло в сторону, но она успела отпустить Тедди, и ребенка затянуло в портал.

*

— Мы не знаем, что они с ней сделали. Могу сказать точно, это не Империус, — приглашенный Рэем целитель развел руками. — Не представляю, каким образом удалось перекроить ее сущность. Превосходный материал для исследования…

— Она не материал, — зарычал Малфой.

— Конечно же, нет, — испуганно отшатнулся от него целитель. — Чтобы помочь ей, необходимо провести множество исследований. На данный момент в мировой практике отсутствуют подобные случаи. Придется начинать с нуля.

— Целитель Ким, подождете меня в приемной? Обсудим этот случай. Карл, введи Драко в курс дела.

В кабинете повисла тишина. Карл испытующе глянул на Драко и, решив что-то для себя, продолжил доклад ему одному.

— На контакт Гермиона не идет. Сыворотка правды не действует, она явно пила антидот на протяжении долгого времени, вывести его из организма непросто. Окклюменцией владеет мастерски. Не факт, что Гермиона знает что-либо: конечный пункт портала мог быть ей и неизвестен.

— Может быть, я попробую достучаться до Гермионы?

— Не самая лучшая идея в нынешних реалиях, — ответил Карл, копаясь в ворохе бумаг на столе. — Она проходит обследование у целителей, и она нестабильна. Мы оповестим вас, когда представится возможность для визита.

Вас просил зайти Бенедикт. Скоро он должен вернуться с совещания у Министра Магии, поэтому советую тебе подождать в комнате отдыха минут десять-пятнадцать.

Драко кивнул и, не прощаясь, вышел со стойким ощущением того, что его по определенным причинам «отодвигают» от расследования.

Мини-филиал отдела Мракоборцев был создан в одном из тайных домов Бенедикта на окраине Инвернесса и использовался для подобных случаев, когда официально делу нельзя было дать ход. Комната отдыха располагалась на первом этаже дома и представляла собой небольшую комнатку, в которой подчиненные Бенедикта отдыхали после опасных вылазок. Здесь всегда была еда и напитки на любой вкус, свежие газеты и журналы и, главное, удобные диваны и кушетки, на которых можно было с удовольствием прикорнуть часок-другой.

Сейчас комната была занята двумя мракоборцами из новой команды Бенедикта, которых он привел вместе с собой в Министерство. Они были в курсе его дел с Орденом, неплохо относились к Драко и даже пару раз работали вместе «в поле». Но сейчас Малфою абсолютно не хотелось с кем-то общаться. Остановившись возле полуоткрытой двери, он хотел было трансгрессировать в другое место, но обрывок разговора заинтересовал его.

— Интересы большинства выше интересов отдельного человека. Так было всегда и будет. Это то, чем руководствуется Бенедикт. Мир катится в тартарары, и как мне ни жалко ребенка…

— Мерлиновы подштанники, годовалый ребенок не виноват в играх взрослых! Шантажировать детьми — последнее дело. Почему они цепляются за этот камень? Он так важен? Это же не ключ.

— Мы в полной заднице, путь к Ключу в руках врагов, а у нас только мифический Воскрешающий камень, который им зачем-то нужен. Единственный наш козырь. Не знаю, как Бенедикт и Рэй планируют обменять его на Ключ, но они не отдадут его за мальчика.

— И ребенка убьют. Не хотел бы я принимать это решение. Сколько дней они дали в послании? Три.

— Осталось меньше суток. И это их последнее слово.

— А как должна пройти передача?

— Кажется, они используют Исчезательный шкаф. Маршрут не отследить, конечный пункт может оказаться в любой точке мира. Бенедикт не раскрыл всех подробностей, сейчас они с Карлом должны планировать операцию по перехвату.

— Ах да, у нас ведь крот. И Бенедикт никому не доверяет кроме своего «сынка».

— У вампира и его первенца особая связь…

Дальше Малфой не слушал, он медленно поднимал со дна души ярость, грозящую вылиться и привести к масштабным разрушениям особняка.

Он вспомнил Андромеду, которая едва пришла в себя и сквозь слезы умоляла его найти мальчика, единственную частичку, оставшуюся от ее дочери.

Они посмели пренебречь жизнью его племянника. Они скрыли от него угрозы похитителей. Они ни во что не ставят его мнение. Они считают, что вправе распоряжаться жизнью его семьи, от которой и так почти никого не осталось.

146
{"b":"577775","o":1}