ЛитМир - Электронная Библиотека

Лицо Гермионы было незабываемо.

Дождавшись, пока одну из кабинок покинет полуночный посетитель, Драко позвал Твинки и передал ему Воскрешающий камень. Идея Поттера была на редкость удачна. Кроме хозяина вызвать эльфа никто не мог, и в их преданности не было сомнений.

Вернувшись в зал, Драко решил не расколдовывать Гермиону. Посетители кафе сидели, уткнувшись в компьютеры, и вряд ли бы заметили даже дуэль волшебников, творившуюся у них под носом. Во избежание лишних вопросов Драко накрыл Гермиону своей мантией и посоветовал подремать. Она разразилась грозной тирадой, но Драко пообещал добавить Силенцио, если она не заткнется. Под мерный гул машин и тихую музыку Драко уснул, не опасаясь побега Гермионы.

Во сне ему снилась Гермиона, которая улыбалась и нашептывала ему что-то неразборчивое, а затем ласково коснулась его волос. Затылок обожгло огнем, Драко попытался вырваться из сновидения, но его стальные объятия с невообразимой силой тащили его обратно, пока он не утонул в волнах кошмара.

Гермиона все-таки переиграла его, ведь он сам ей позволил.

*

Воздух больше не обжигал легкие ни холодом, ни адским жаром. Объятия потустороннего мира были привычны, если не сказать приятны. Тишина, безмятежность. Беспамятство, в которое можно окунуться и видеть черно-белые сны. Потусторонний мир отпустил быстро, зная, что Драко от него не ускользнет. Скоро.

Драко очнулся легко, будто ото сна. Долгого, крепкого, но не давшего отдыха. Такого не бывало прежде, когда ему доводилось умирать и возвращаться в мир живых. Кружилась голова, к горлу подкатывала тошнота, ноющей болью пульсировал затылок. Но той ужасающей слабости, физической немощи, как в его «новогоднюю смерть», не было.

— Очнулись, мистер Малфой? — произнес незнакомый мужской голос.

— Как видите, — произнес Драко, привстав с кровати и облокотившись на голую стену. Задумчиво прикоснулся к затылку, мокрому от крови, и вытер испачканные пальцы о рубашку.

— Прошу простить моего слугу Макса за ваше убийство, мистер Малфой. Но без этого досадного эпизода общаться с вами было бы слишком опасно и опрометчиво.

— Слава бежит впереди меня.

— Слава Грима, но не ваша. Без приобретенных сил вы далеко не самый сильный маг, поверьте мне, опытному исследователю.

Глаза, наконец, привыкли к яркому освещению, и Драко удалось разглядеть мужчину, сидящего в кресле возле его кровати. Он был высок, худощав, немолод. Всокий лоб бороздили морщины, а глубоко посаженные карие глаза выражали бескрайнюю усталость. Заостренный подбородок и впалые щеки покрывала легкая темная щетина, короткие темные волосы посеребрила седина.

— Не припоминаете меня, мистер Малфой?

— Нет.

— Что ж, неудивительно. Коротких два дня, большую часть которых вы провели в наркотическом забытье, не позволили памяти запечатлеть мое лицо. Да и ваше, признаться, за пятьдесят лет я подзабыл.

— О чем вы, мистер?..

— Зовите меня Мастер, — выждав паузу, Мастер продолжил: — Вспомните Вэст-Ориндж, средней паршивости бар на окраине техасского городка, много выпивки и веселый мальчишник. Я ловил Филиппа Гецова, Грима, а вместо него поймал мальчишку. И опрометчиво стер ему память, чтобы тот не наговорил лишнего моим магловским подельникам.

Но как велико было разочарование, когда мальчишка оказался без малейших способностей, хуже сквиба. Я не понимал, почему ты демонстрировал признаки обращения в грима, когда убивали официантку, а затем не мог выдать ни единого заклинания.

Я проводил эксперименты. Тебя корежило при убийствах, но после ты опять был не сильнее младенца. Маглы требовали результата, а я не мог дать им того, что обещал. Даже захотели присутствовать во время эксперимента, в котором я не рассчитал дозу, и ты умер.

Они рассердились и попытались избавиться от меня. Смешно.

Я убил их и сбежал. И только спустя недели узнал, что ты выжил и был обвинен в их убийстве. Твой след затерялся, Филипп Гецов ускользнул от меня. Я потерпел сокрушительно фиаско. Но у меня остались образцы твоей крови! Не представляешь, насколько мощная это вещь. Без нее бы не удались мои эксперименты по перестройке сознания. Но, на беду, я выкачал слишком мало крови.

— К счастью, — сквозь зубы протянул Драко.

Мастер обезоруживающе улыбнулся.

— Я как ученый слишком увлекаюсь и давно не щажу чувства подопытных.

Вернемся же к истории нашего знакомства. Я упустил Грима в пятидесятых. Но спустя пятьдесят лет вижу в газете некролог Филиппа Гецова. Мое безумное увлечение Гримом осталось в прошлом, мои планы стали приобрели более масштабный характер.

Но неожиданно моих трех верных последователей, глубоко внедренных в Министерство, безжалостно убивает некий монстр. Моим планам в Хогвартсе методично мешают. А один из артефактов оказывается в руках школьницы, которую позже записывающий кристалл в борделе показывает в компании субъекта в темной мантии с капюшоном. Грим — могущественный враг, но кто же он? Я теряюсь в загадках. Но неожиданно узнаю от Кристиана про молодого парня, который помог им сбежать из Тарбета, которого его подружка звала Гримом.

Проведя расследование, выясняется, что Грим — это Драко Малфой, лицо которого кажется удивительно знакомым. В новогоднюю вечеринку я проверил свою догадку. Ты снова воскрес. А мы снова упустили Поттера и камень.

По словам Гермионы, он был у тебя, но при обыске его не нашли. Где он?

— Сначала я хочу, чтобы вернули Тедди.

Мастер понимающе усмехнулся и хлопнул в ладоши.

В комнату вошла немолодая темнокожая женщина, на руках который мирно посапывал ребенок с лиловыми волосами.

— А теперь покажите камень, мистер Малфой, если не хотите, чтобы мы причинили вред ребенку. Как только вы отдадите артефакт, я создам портал, который унесет Тедди в больницу святого Мунго, где проходит лечение его обожаемая бабушка.

— Я не доверяю вам, Мастер, — издевательски произнес Драко. — Пусть Тедди возьмет мой эльф.

— Не имею возражений.

Драко позвал Твинки и попросил его принести камень. Передача камня и ребенка прошла быстро и непримечательно. Мастер с любопытством рассматривал в увеличительное стекло Воскрешающий камень, а Тедди давно растворился в воздухе вместе с Твинки.

— Поразительная по своему могуществу вещь, — увлеченно заметил Мастер, но затем его улыбка померкла. — Осталось выяснить, что мне делать с вами, мистер Малфой. Возиться с вашим изменением нет времени, содержать в заключении опасно, склонять на нашу сторону…

— Бесполезно, — закончил за него Малфой. — Я совершенно не готов поддержать безумца, готового ввергнуть человечество в пучину ужаса и отдать его на растерзание демонам. Вы думаете, что сможете управлять ими? Как вы вообще собираетесь существовать в этом мире?

— Никак, — спокойно ответил Мастер. — Я не собираюсь жить в этом мире. Он давно прогнил и обречен на смерть. Перенаселение планеты, уничтожение маглами природных ресурсов, изобретение новых видов оружия массового уничтожения. Волшебники полностью изолировали себя от маглов и даже не пытаются их остановить. Им просто все равно. Люди сами подвели этот мир к краю.

И магловский, и магический мир погрязли в преступлениях, войнах, пороках. Почему демоны так легко прорывают завесу? Из-за ритуалов? Они были бы бессильны, если бы завеса не была так тонка. Она истончилась под влиянием человеческой жадности, зла, насилия, убийств. И инертности. Никто не хочет менять существующий уклад. Так было и будет, говорят они.

Да, будет, только еще больше, еще страшнее. Человечество вырождается. Ценности подменяются, и я не намерен больше жить в таком мире. Мы построим новый мир, где начнем все сначала.

— Мы — это вы и ваши последователи? Те, кто убивал, похищал, творил темные ритуалы? Абсолютно беспорочные люди.

— Мне понятен ваш сарказм, мистер Малфой, — развеселился Мастер. — В силу вашего возраста вам присущ максимализм. Путь к сложным решениям тернист и заставляет нас жертвовать многим, своей душой в особенности.

149
{"b":"577775","o":1}