ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Попадос 2. Орки тоже люди
Как говорить с детьми о разводе. Строим здоровые отношения в изменившейся семье
Записки хирурга военного госпиталя
Стингрей в Зазеркалье
Русская канарейка. Желтухин
Господин Мани
Голая. Правда о том, как быть настоящей женщиной
Вредная девчонка – староста
Пост-молекулярная кухня

Драко почувствовал обеспокоенность профессора МакГонагалл.

— Ситуацию? Какую?

— Сейчас я занята, мистер Малфой. Я бы хотела, чтобы вы приступили к выполнению своих обязанностей немедленно, раз мы уж выяснили, что теперь вы староста школы. До завтра, мистер Малфой.

— До завтра, профессор.

Директор повернулась на своих каблуках и быстрым шагом отправилась куда-то. Драко несколько секунд глядел ей вслед, а затем отправился в гостиную факультета.

Над его головой стремительно пролетел Пивз с водяными бомбами, явно замышлявший какие-то проказы над неопытными и всего боящимися первокурсниками. Через какое-то время появился Филч в погоне за полтергейстом. Больше Драко пока никто не встретился.

— Малфой! — окликнул его кто-то.

Он обернулся. Всезнайка Грейнджер.

— А тебе что от меня понадобилось? — раздраженно спросил он. Сейчас ему меньше всего хотелось выслушивать ее нудные замечания по поводу того, как староста должен выполнять свои обязанности.

— Что надо, то и понадобилось, — огрызнулась гриффиндорка.

— Грейнджер, не утомляй меня своим голосом. Говори быстро, зачем пришла?

— Возьми, — Гермиона протянула слизеринцу два запечатанных конверта. — В одном пароль для гостиной факультета Слизерин, в другом пароль от твоей комнаты.

— От моей комнаты? — удивленно спросил Малфой.

Грейнджер посмотрела на него, как на человека недалекого. Чем-то этот взгляд напомнил Драко тот, который Гермиона довольно часто бросала на рыжего Уизли.

— Старостам школы предоставляется отдельная комната рядом с общими спальнями других курсов его факультета, — как по инструкции сказала девушка.

— Долго заучивала? — спросил Малфой.

Грейнджер начала что-то ему говорить, но он уже повернулся к ней спиной, совершено ее не слушая. Он снова прокручивал в голове свой последний полет, проходя по темному коридору.

«Там была авария. А что, если это была душа умершего человека?» — подумал Драко, врезаясь во что-то твердое, смутно напоминавшее стеклянную или хрустальную поверхность.

Он поднял глаза и понял, что врезался в приведение. Плакса Миртл удивленно глядела на него, забыв на время о своих прыщах. Малфой не понимал, что случилось, раньше ему не случалось сталкиваться с призраками. Тогда он просто проходил сквозь них, ощутив при этом себя словно под ледяным душем. Сейчас же он не мог просунуть руку сквозь Плаксу Миртл, наталкиваясь на хрустальную поверхность приведения.

Драко обернулся, не увидел ли кто-нибудь этого. Коридор был пуст.

— А ты не так прост, Драко! — визгнула Миртл.

— Молчи, — произнес Малфой. Увидев, что привидение надуло губки, он тотчас же произнес: — Пожалуйста. Я бы не хотел, чтобы ты рассказывала кому-нибудь об этом.

— Хорошо. Тогда ты навестишь меня завтра?

— Навещу, Миртл.

— Тогда до встречи! Я никому не скажу! — заговорщическим тоном прошептала Миртл и просочилась куда-то в потолок.

*

Гермиона Грейнджер со злостью смотрела на спину удалявшегося слизеринца. Как же она ненавидела его в этот момент. Ей очень хотелось высказать ему все, что она о нем думает. Но Малфой уже спокойно направлялся к своей гостиной, оставив возмущенную девушку кипеть от злости.

«И последнее слово всегда за ним!» — с негодованием подумала Гермиона, наблюдая, как Плакса Миртл движется навстречу старосте школы.

И тут она даже не поняла, что случилось. Раздалось дребезжание, так дребезжат окна под сильным порывом ветра, и Малфой столкнулся с Плаксой Миртл. Не обошел, а именно врезался, и не прошел сквозь нее, как все.

Гермиона на секунду закрыла глаза. Снова открыла. Слизеринец обернулся, но гриффиндорка стояла в тени, и он ее не заметил.

Малфой и Миртл начали говорить о чем-то. До девушки долетали отдельные звуки писклявого голоска призрака, но слов она не могла разобрать. Затем приведение ввинтилось в потолок, а Малфой снова зашагал к подземельям.

Гермиона прикоснулась спиной к холодной стене, размышляя об увиденном. Объяснить она этого не могла.

— Гермиона! — перед глазами девушки появилось улыбающееся веснушчатое лицо Рона Уизли. — А я тебя искал. Ты идешь в гостиную?

— Да, идем.

Гермиона пошла вместе с Роном. Сначала она хотела рассказать ему о Малфое. Но она заранее знала, что Рон скажет: «Гермиона, тебе это показалось. Чтоб Малфой умел делать что-то кроме выпендривания! Тебе точно показалось!»

Но Гермиона никогда не страдала галлюцинациями и глазам своим всегда доверяла.

«Завтра схожу в библиотеку и в туалет Плаксы Миртл!» — решила Гермиона.

========== 5 глава. Highway to hell ==========

Living easy, living free.

Season ticket on a one-way ride,

Asking nothing, leave me be

Taking everything in my stride.

Don’t need reason, don’t need rhyme,

Ain’t nothing I would rather do.

Going down, party time -

My friends are gonna be there too.

I’m on the highway to hell.

Живя просто, живя свободно.

Билет в один конец на сезон.

Ничего не прошу, дай мне

Брать всё на своём пути.

Мне не нужна причина, не нужен смысл.

Нет ничего, что я предпочел бы

Отдыху и вечеринкам —

Там будут все мои друзья.

Я еду по шоссе в ад.

AC/DC — Highway to Hell

В том, что Плакса Миртл никому ничего не расскажет, Драко был уверен. Привидение хранило его тайны еще на шестом курсе, не проговорившись ни одному человеку, включая Поттера, которого Плакса чуть ли не боготворила. В этом Малфой был спокоен.

Его беспокоило другое. В первый школьный день произошло больше событий, чем за прошедшие две недели. «Стеклянные» призраки, через которых нельзя пройти, необычное поведение фестралов, душа, отлетающая в потусторонний мир…

В голове словно зазвенел колокольчик.

«Теперь ты стоишь на границе живого и потустороннего мира», — слова предыдущего Грима.

И это объясняло то, что Драко врезался в призрака, который, по сути, являлся отпечатком души умершего человека; объясняло поведение фестралов, потусторонних существ, видеть которых могли только те, кто лицезрел смерть; то, что он увидел душу человека, только что покинувшего живой мир.

— Мерлин, — произнес Драко.

— Вот именно! — сказал кто-то.

Малфой очнулся от своих мыслей, непонимающе глядя на толпу слизеринцев в подземелье. Казалось, здесь был весь змеиный факультет.

— Почему вы здесь столпились? — раздраженно спросил Малфой: меньше всего ему сейчас хотелось вести разборки как старосте школы.

— Пароля нет! — крикнул кто-то из старост.

Драко молча прошел к гладкой, в потеках влаги стене, по ходу распечатывая конверт с паролем. «Грейнджер специально так долго пароль несла!» — промелькнуло в голове Малфоя.

— «Пустота», — огласил Драко.

Часть стены уехала в сторону, открывая проход. Малфой первым вступил в него, за ним повалила остальная часть факультета. Низкое длинное подземелье тут же наполнилось сонными и уставшими учениками, которые спешили в свои комнаты. Первокурсники испуганно столпились у стены, рассматривая свисающие с потолка диковинные зеленые лампы.

Малфой быстро растворился во всей этой шумной толпе слизеринцев подальше от Пэнси Паркинсон и от обязанностей. Сейчас его меньше всего волновало куча организационных вопросов. Он спешил добраться до своей новой комнаты, а оттуда уже отправиться за подтверждением своих домыслов и шатких выводов.

«Единственное преимущество старосты школы — в отдельной комнате», — подумал Драко, стоя перед деревянной дверью своей комнаты.

Он быстро распечатал второй конверт, на плотном листе пергамента было только одно слово: «Черта».

«Вот и я стою на тонкой черте между живым и потусторонним миром. И кто, интересно, выдумывает пароли к комнатам?»

18
{"b":"577775","o":1}