ЛитМир - Электронная Библиотека

И еще Гермиона помнила человека с окровавленной повязкой, который кричал ей, принявший образ Беллатрисы Лестрейндж, что-то про своих детей.

— Я помню, — глухо произнесла гриффиндорка.

— У меня сотни заказов по Великобритании, Ирландии, другим странам. Некоторые волшебники ждут палочек месяцами.

— Месяцами? Но как же я должна учиться без палочки! Мерлин!

— Мисс Грейнджер, я отлично помню, что вы и ваши друзья спасли меня из плена в Малфой-меноре, — при этих словах старик содрогнулся. — И так сказать, поэтому я постараюсь сделать вам палочку в кратчайшие сроки. Мне не далее как вчера привезли очень редкий материал.

Олливандер щелкнул пальцами, и линейка начала измерять правую руку Гермионы.

— Приходите через неделю.

— Через неделю? — столько уроков впустую, но, заметив взгляд старика, девушка выдавила улыбку. — Большое вам спасибо!

— Можете прийти с друзьями. Я буду рад видеть мистера Поттера и… мистера Уизли.

— Обязательно, — соврала Гермиона.

*

Она опасалась и ждала встречи с тем незнакомцем. Гермиона не знала, кто он, ни чем он занимается, она даже не знала, как он на самом деле выглядит. Вчера ночью она из любопытства попыталась снять с него капюшон. Но словно наткнулась на невидимую стену. На мантию явно было наложено заклинание, умело скрывающее внешность ее обладателя.

Время встречи стремительно приближалось. Стрелки слишком быстро описывали круги по циферблату, и вот уже до одиннадцати часов оставалось пятнадцать минут. Наконец, собравшись с духом, Гермиона направилась к Гарри за мантией-невидимкой. В это время ученикам бродить по коридорам Хогвартса было нельзя.

Гарри ее просьбе удивился, но промолчал и спрашивать ничего не стал. Между ними всегда было доверие, и никто из них не собирался его нарушать ненужными вопросами.

— Гермиона, только скажи, тебе ничто не угрожает?

— Нет, — ответила Гермиона. Это было полуправдой. На самом деле, она не знала. Тогда тот незнакомец попытался спасти ее, но кто знал его истинные намерения?

Теперь гриффиндорка шла на встречу с ним, даже не имея волшебной палочки.

В дверном проеме Гермиона столкнулась с Джинни.

— Я тебя как раз искала, хотела поговорить.

— Джинн, не сейчас, я спешу.

— Гермиона, но я же вижу, что тебе плохо. Я сама не одобряю Рона. Очень хочется обозвать его, — тут рыжеволосая девушка запнулась. — Мужем козы, например!

Обе девушки рассмеялись.

— Джинни, мне действительно плохо. Но я это переживу, отвлекусь на что-то.

— На уроки?

— Не думаю. Джинни, раз так случилось, значит, так суждено. Ничто в мире не происходит просто так. Даже если от обиды хочется выть. И не надо смотреть на меня с таким страдальческим выражением, как будто я инвалид и у меня не все в порядке с руками и ногами!

— Нет, что ты! — замахала руками Джинни.

Гермиона поспешно попрощалась с ней и, объяснив, что патрулирует коридоры, вышла сквозь дверной проем.

На часах было без пяти одиннадцать. А до Астрономической башни еще следовало добраться. В коридорах Гермионе, скрытой под мантией, никто не попался. Она без проблем добралась до лестницы, ведущей на самый верх башни.

Это место не пользовалось особой популярностью учеников, особенно после того трагического случая на шестом курсе.

Здесь был убит величайший волшебник Альбус Дамблдор.

Перед мысленным взором Гермионы появилась картина десятков учеников и преподавателей с поднятыми волшебными палочками, исковерканное тело профессора Дамблдора на земле…

«Что же со мной сегодня такое? Все вспоминаю прошлое», — грустно подумала девушка, достигая последней ступени и снимая мантию-невидимку.

На Астрономической башне было тихо, только бушевал ветер. Гермиона прошла к дальней бойнице, постоянно оглядываясь. Часы показывали 23:07. Она добралась до места встречи в рекордные сроки. Но кроме нее здесь никого не было.

«Или он опаздывает, или он меня не дождался».

— Ты опоздала.

Гермиона судорожно обернулась. В темноте она никого не видела.

— Извини, меня задержали. Я хочу узнать…

— Сначала добрый вечер, Грейнджер. Если помнишь, того требуют приличия.

— Добрый. Откуда ты знаешь мое имя? — произнесла Гермиона, наконец, увидев его смутный силуэт. Он сидел, прислонившись к дальней бойнице, все также в своей мантии. Лицо полностью скрывал капюшон, вместо него словно была зияющая черная дыра.

— Ты довольно известная личность. В последнее время часто фигурируешь в газетах.

— А кто ты такой?

Незнакомец рассмеялся.

— Ты думаешь, я просто так скажу тебе, кто я?

— То существо назвало тебя гримом? Это правда?

— А что ты знаешь про Грима?

Гермиона подошла к нему ближе. Мужчина сидел все так же неподвижно. Лишь ветер трепетал полы его мантии.

— Это существо, похожее на огромную черную собаку, существо, предвещающее смертельную опасность, предвещающее смерть.

— Я похож на собаку? — в его голосе прозвучала насмешка. Что-то это напомнило Гермионе.

— Я видела, как ты превратился из собаки в человека.

«Плохо. Я и забыл, что она могла видеть это вчера!» — подумал Малфой.

— И еще ты трансгрессировал в мою комнату, а в Хогвартсе нельзя трансгрессировать.

— Значит, я Грим, — уверенно произнес Драко. — По крайней мере, можешь меня так называть, раз тебе так это важно. Но я пришел на встречу с тобой не разбираться в том, кто я. Я хочу узнать, что произошло вчера, пока… хм… у меня отбирали магическую силу.

— Скажи, кто это был? — сглотнув, спросила девушка.

— Демон, — равнодушно ответил Грим.

Гермиона быстро и подробно описала ему то, что случилось в Хогсмиде. Рассказала о зеркале, о голосе, который помог ей.

— И ты, конечно же, не помнишь, кто это был? — жестко спросил Грим.

— Нет, все произошло так быстро, что я не сумела разглядеть.

— Я почему-то так и подумал! — девушка ощутила исходящую от него злость. И она поняла, что определенно не нравится Гриму.

— Ты сказал, что это был демон? Но каким образом? Они существуют?

— А тебе вот, пожалуй, не следует ничего об этом знать.

— Не смей накладывать на меня заклинания памяти! — резко произнесла Гермиона. Она не хотела забывать это. То, что случилось, было слишком загадочно и необычно. И это происшествие заставляло ее отвлекаться от того, о чем она не хотела думать.

— А что ты сделаешь? Заколдуешь без палочки? — насмешливо произнес Драко. — И зачем тебе надо ввязываться в эту историю?

— Если я ввязалась, значит, так было суждено. Значит, судьба!

«Совсем как Джинни пытаюсь уверить. Только вот Грима искренне, а ее нет».

Малфой внимательно смотрел на Грейнджер. Она хмурилась, руки сжала в кулаках. Смешная. Не понимает, во что хочет ввязаться. Но кто он, чтобы ее отговаривать? Ему самому ее помощь и ее мозги не помешают. Пусть пороется в библиотеке, может, она что-то и найдет.

— Грим, а я точно не знаю, кто ты? Твой голос, мне кажется, я уже где-то слышала.

— Не думаю, — уверенно соврал Драко.

Он сказал это легко, непринужденно, даже паузы между словами не стали ни длиннее, ни короче. Грейнджер поверила, он чувствовал это. Видно, в ее голове ни один знакомый не укладывался под описание Грима, никто из ныне живущих не превращался в собаку и не трансгрессировал там, где нельзя трансгрессировать.

Правда, желание произнести заклинание памяти снова появилось. Но Малфой сдержал себя. Он всегда успеет.

— А теперь уходи. Аудиенция закончена.

— Ты меня прогоняешь? — произнесла Гермиона. — Я что, обязана тебе подчиниться?

— Если не хочешь считать носом ступени, то подчинишься. И если все еще не хочешь, чтобы я заставил тебя забыть вчерашний вечер в Хогсмиде.

Гермиона снова почувствовала, что она почему-то не нравится этому человеку.

— Если я вспомню что-то, как мне с тобой связаться?

30
{"b":"577775","o":1}