ЛитМир - Электронная Библиотека

— Э… ну, может быть.

— А ты ведь не веришь, да. Считаешь все это бредом. А во что же ты веришь?

— В науку, в факты, в то, что видела своими глазами.

Цыганка рассмеялась.

— И как после этого в тебе волшебство-то проснулось? Нет, мне действительно интересно. Я ведь знаю, кто ты, твое происхождение. Так вот, я читала одну такую книженцию, в которой объяснялось, как маглы становятся магами. Имелось в виду те, у кого в родственниках не единого волшебника не было.

— И что же там говорилось? — заинтересовалась Гермиона хотя бы потому, что сама она эту книгу не читала и про нее ничего не слышала.

— Что волшебство просыпается у тех, кто действительно верит. Верит в чудеса. Искренне верит. А в тебе нет такой веры. Ты веришь лишь в факты, на самом деле, это печально.

«У меня до вас никогда не было ученика, в котором до такой степени отсутствует духовность!» — вспомнились давно забытые слова профессора Трелони.

— Так может, вы мне погадаете, чтобы я поверила? И, наконец, вы нам не рассказали про демона.

— А ты обиделась, — заметила Анабель. — Ну, прости меня, пожилую женщину. Ты ведь поверишь, в конце концов. Все верят. И ладонь свою не надо мне показывать, это гадание для дилетантов, я гадаю по глазам.

«Надо же. Помнится, Трелони целый семестр нам вдалбливала, что хиромантия — это высшая степень способности видеть будущее».

Анабель хватило всего одного взгляда, чтобы уже начинать рассказывать.

— А что ты, собственно, хочешь узнать-то? Ближайшие события или в общем? — деловито осведомилась цыганка.

— Да как хотите. Мне без разницы.

— Тогда слушай. Этот год будет для тебя сложнее, чем предыдущий. То, что началось — продолжается. Опасность грозит не только тебе, но и твоим друзьям. Слишком непросто хранить такие тайны.

— Какие еще тайны?

«Общие туманные фразы, непонятные загадки — это и есть видеть будущее», — фыркнула Гермиона».

— А это мне не дано знать, — резко произнесла Анабель. — Вижу, нанес тебе кто-то обиду. Но ты не переживай, быстро рана зарастет. Скоро и совсем забудешь обидчика своего.

— Вряд ли я его забуду! — возразила Гермиона.

— Забудешь, забудешь. Если бы сильно любила, с другим бы сейчас не встречалась! — назидательно произнесла цыганка. — Вижу, скоро в беду ты попадешь, лишь случаем уцелеешь. Бойся воды, девочка. Там тебя опасность ждет.

И напоследок тебе скажу. Не отворачивайся от своего счастья, от своего сердца. Не давай рассудку, доводам и фактам тобой руководить, иначе жизнь свою молодую сгубишь.

Гермиона молча выслушала все, что ей сказала цыганка. Она не особо верила, что хоть одно предсказание сбудется. Возможно, что-то и произойдет, что можно будет списать на слова Анабель. Линии вероятности идут во все стороны.

— Там, кстати, еще один человек подошел, — произнесла Гермиона, уже выходя из комнаты.

— Хорошо, тогда погадаю ему, а потом и расскажу, что вы с Гримом так желаете знать. Пришло время раскрывать тайны. И еще, мисс Грейнджер! Берегись чучел.

Гермиона недоуменно кивнула и вышла из комнаты. Последние слова цыганки ей не понравились. От них отдавало чем-то зловещим. И это уже были не туманные, а конкретные факты.

«И где я могу встретить чучело? Гулять ночью по заброшенным полям?»

*

Как только последний посетитель, худощавый молодой человек, смутно напоминающий Стэна Шанпайка, скрылся на лестничной площадке, Драко и Гермиона молча вошли в комнату.

Анабель уже ждала их, сжимая в руках волшебную палочку.

— Дождались? Вы уж извините, я обычно не так долго принимаю посетителей.

— Ничего, — мирно произнесла Гермиона.

— Портус! — произнесла цыганка.

В ее руке тут же появилась старая выцветшая перчатка. Вокруг перчатки распространялось синее свечение. Гермиона и Малфой скорее взялись за неё. Мгновение — и комната на втором этаже «Приюта оборотня» исчезла.

Гермиона открыла глаза, осматривая помещение, в которое она попала. Анабель произнесла заклинание. В глубине комнаты тут же зажегся камин, распространяя во все стороны приятное тепло и неяркий свет.

Рядом с камином стояли два больших зеленоватых кресла, кресло-качалка, накрытая шалью, журнальный столик, заваленный книгами, газетами и заставленный чашками с недопитым чаем. На каминной полке стояло несколько движущихся фотографий в рамках, песочные часы и маленькая модель солнечной системы с движущимися планетами.

— Проходите, гости дорогие! — произнесла Анабель, указывая на кресла. — Насколько я поняла, вы хотите узнать про ту ночь в Хогсмиде, когда я по доброте душевной решила помочь вам.

— Да! — хором произнесли Драко и Гермиона.

Цыганка усмехнулась, усаживаясь в кресло-качалку и закутываясь в шаль. Она вдруг как-то сгорбилась и разом постарела на несколько лет. Словно сбросила маску моложавой женщины, какой казалась в «Приюте оборотня». Острее проступили скулы, стали больше видны морщины, в глазах появилась безмерная усталость.

— Акцио фотоальбом! — произнесла она. — Пришло время мне рассказать об этом кому-то не из наших. Начать придется с самого начала, так что приготовьтесь слушать внимательно. Повторять я не буду! — грозно произнесла Анабель, осторожно переворачивая страницы фотоальбома.

— Мы будем слушать внимательно, — заверил ее Драко.

Цыганка кивнула.

— С чего же начать? Вы ведь уже знаете о демонах — потусторонних существах. В наш мир они не приносят ничего, кроме бед, мора, зла и крови. Каждое их вторжение в живой мир приводит к ужасным войнам, катаклизмам, массовым истериям и смертям.

Они могут прорваться в наш мир только в одном случае: когда их вызывает кто-то из волшебников. Я не знаю, что собой представляет ритуал вызова. Он не записан в учебниках, в научных книгах, даже в книгах по черной магии вы его не найдете.

Единственное, что мне рассказала моя мать, когда еще была жива, — ритуал построен на жертвоприношениях и требует большого количества сил: физических, моральных, волшебных. Жертвы должны быть особые, и должно их быть строгое количество. На этом мои скудные знания по вызову заканчиваются. Да и никогда я не горела желанием знать его, — брезгливо произнесла Анабель. — Это ведь и чревато для тех, кто вызывает. Управлять демоном, отдавать ему приказания тоже требует немало сил.

Демоны имеют собственное сознание, они не подчиняются — они выполняют договор. И существовать в нашем мире они могут, только отнимая волшебную силу у магов. Были случаи, когда демоны отбирали силы у того, кто их вызывал.

— А как вы узнали, что демон будет в Хогсмиде?

— Мои карты поведали мне, где материализуется демон. Тот, кто вызвал его, еще не умеет управляться с ним, поэтому у меня оказался шанс отправить это существо обратно. Дальше вы знаете: единственный способ борьбы с ним, какой я знаю от матери — зеркала.

— Но разбить зеркало мне сказали не вы. Это был кто-то другой! — заметила гриффиндорка. — Вы знаете, кто это был?

— Нет. Скорее всего, человек, который знает о демонах, может, кто-то, как и я, состоящий в Ордене.

— В Ордене? — переспросила Гермиона.

— Да, в Ордене. Ты ведь тоже состоишь в Ордене Феникса, в отличие от Грима, состоящего…

— В другой организации, — твердым голосом произнес Драко. — Так что это за Орден?

— Просто Орден. Без добавления названия магических птиц, животных, существ и тому подобных вещей. Орден, учрежденный несколько тысяч лет назад для защиты от демонов. Нас немного, знающих правду. За всю историю в Ордене состояло не больше семи человек, включая магистра. Тайна об Ордене, о существовании демонов, способах борьбы с ними передаётся от родителей к старшим детям. Члены Ордена не знают друг друга ни в лицо, ни по именам. Они могут собираться лишь в одном случае — необходимость изгнания демонов, предотвращении войны.

— И как же вы встречаетесь тогда, если вам необходимо? — спросила Гермиона.

40
{"b":"577775","o":1}