ЛитМир - Электронная Библиотека

— Нет. Впервые сижу на трибуне Слизерина.

Драко оглянулся и понял, что по привычке занял именно эту трибуну. Сила привычки — великая вещь…

Какое-то время они молчали. Просто сидели рядом, каждый думая о своем. А потом Гермиона произнесла:

— Все это, все, что случилось сегодня, тогда, в Хогсмиде. Это..

— Это только начало, — закончил за нее Грим.

========== 10 глава. It’s No Good ==========

I’ll be fine

I’ll be waiting patiently

Till you see the signs

And come running to my open arms

When will you realise

Do we have to wait till our worlds collide

Open up your eyes

You can’t turn back the tide

Со мной всё будет в порядке,

Я буду терпеливо ждать,

Пока ты сама не увидишь знаки

И не прибежишь в мои объятия.

Когда же ты сама поймешь?

Я буду ждать, пока наши миры не пересекутся.

Открой глаза -

Тебе не обратить реку судьбы вспять.

Depeche Mode — It’s No Good

Понедельник для многих самый тяжелый день в неделе. Только закончились недолгие выходные, за которые ты успел переделать кучу дел, нормально выспаться, отдохнуть от учебы или работы. Но выходных всегда не хватает. По определению.

Также считали и гриффиндорцы, спускавшиеся на завтрак в Большой зал. Все они были сонными, раздраженными, как, впрочем, и все остальные ученики.

Джинни сонно плюхнулась на скамью рядом с Гарри и Гермионой.

— Доброе утро! — зевая, произнесла она.

— Доброе, — ответила Гермиона.

Гарри ограничился кивком, продолжая прокапывать ложкой в овсянке траншеи и окопы. Рядом с ним Симус и Рон жадно глотали тыквенный сок, который не успевал появляться в стаканах, Невилл, глядя на всех мутными глазами, придерживал стакан у виска, Лаванда и Парвати с красными глазами сокрушенно смотрели в зеркальца, пытаясь привести себя в порядок.

— Что-то гриффиндорцы сегодня повально не в духе, — заметила Гермиона, которая в отличие от остальных выглядела вполне жизнерадостно.

— А что еще могло быть после дня рождения Дина? — заметил Гарри.

— Значит, не надо было столько пить, — с укором произнесла Джинни.

— Да, Гарри, — поддакнула Гермиона. — А то бы сейчас голова так не болела, и ты не бегал ко мне за обезболивающим!

— Ты ведь сама вчера вместе с нами сидела.

— Нашел соизмерять, сколько я выпила и сколько ты. Я даже рюмку не допила, что вы мне силком налили. И вообще, я никогда не пьянею, — гордо произнесла девушка. Гарри и Джинни засмеялись, Гермиона вместе с ними.

Все следующие пары факультет Гриффиндор спал на партах. Поэтому после Защиты от Темных Искусств факультет потерял изрядное количество баллов. Трегер рвал и метал, особенно после того, как Невилл попросил профессора не кричать так громко. Слизеринцы (с ними был смежный урок) были в шоке, гриффиндорцы также, профессор Трегер, похоже, тоже.

Невилл лишь скромно улыбался. От его прежней робости не осталось и следа. Что ему были крики преподавателей после Волдеморта.

*

Гарри бежал на Трансфигурацию. Звонок уже прозвенел, а до кабинета еще было далеко. Гриффиндорец опаздывал, потому что всю перемену простоял вместе с Джинни возле кабинета, в котором у нее сейчас начался урок.

Залетая в очередной коридор, Гарри чуть не упал. На пол откуда-то натекла большая лужа воды. Гриффиндорец оглянулся — вода прибывала из туалета Плаксы Миртл. Гарри с опаской взглянул на стену и тут же расслабился. Никаких висевших кошек, надписей об открытии Тайной комнаты не было.

«И слава Богу!» — подумал молодой человек, направляясь в туалет Миртл.

Как он и думал, все краны в умывальниках были открыты. Похоже, приведение убитой девочки снова показывало свое недовольство и обиду. В туалете Гарри был не один, возле умывальников стоял староста слизеринцев.

— Малфой, это ты сделал? — с сомнением спросил Гарри.

— Поттер, я что, похож на прыщавое приведение? — вопросом на вопрос отвечал Драко. — Только щупать меня не надо, чтобы проверить. Я не из тех.

— Да иди ты, — отмахнулся Гарри. — У меня нет сил препираться.

— Ах да, у Гриффиндора сегодня групповое похмелье, — продолжал глумиться слизеринец. — Мы чуть не сдохли от вашего перегара. Так что вы там праздновали? В очередной раз победу над лордом?

— За это мы тоже пили, — сухо кивнул Гарри. — И за то, что Пожиратели либо в Азкабане, либо гниют в земле. Жаль, не все! — зло прибавил он.

Малфой побледнел, потемневшие глаза сильно выделялись на белом лице. Что-то во взгляде слизеринца Гарри не нравилось. Безошибочная интуиция, особенно развитая за последний год, говорила ему, что злить Малфоя не стоит. В конце концов, постоянно намекать о его семье тоже.

— Намекаешь на мою семью, Поттер? Но мы пока не трупы, Гарри! — с нехорошей улыбкой и интонацией произнес Малфой. Злость переполняла его. Злость Поттера, которую он ощущал, собственная — которая разъедала все внутри. Драко и сам не ожидал от себя такой ярости, такой вспышки. Что-то уже больше недели происходило, что-то беспокоило его, рвалось наружу.

Грим с опозданием понял, что происходит, почувствовал, как сила волнами отходит от него. Драко вовремя успел перевести взгляд с Поттера на умывальники. И тут же услышал громкий треск. Малфой поднял руки, защищаясь от бури.

*

Гермиона быстрым шагом направлялась в башню Гриффиндора. Профессор Морисон послал ее найти Гарри, мотивируя это тем, что видел Поттера сегодня в неважном состоянии. Гермиона уже, как всегда с блеском, справилась со всеми заданиями, и, чтобы она просто не сидела на уроке, профессор отправил ее на поиски друга.

Девушка уже побывала в больничном крыле, теперь направлялась в гостиную, полагая, что Гарри где-то отсыпается. У нее уже даже была готова речь о вреде алкоголя. Только вот рассказать ее старосте так и не удастся.

Полы на втором этаже были залиты водой. Громко хлюпая по ним, Гермиона наконец-таки добралась до неработающего туалета девочек. Миртл опять всех залила. И как только бесплотному привидению удается открывать краны в туалете, гасить там светильники. Надо бы как-нибудь спросить об этом. Но лучше все же у Почти Безголового Ника или Толстого проповедника. Они всегда с радостью помогают всем ученикам (правда, тем, кто с их факультета, с большей радостью).

Гермиона зашла в туалет как раз вовремя, чтобы понаблюдать открывающееся перед ней зрелище. Все происходило как будто в замедленной съемке.

Гарри швырнуло на стену, по которой он медленно сполз. Малфой стоял, подняв руки, защищаясь от чего-то невидимого. В помещении словно начался ураган. Умывальники трескались, зеркала разбивались, трубы лопались. Из них тут же, подобно фонтану, рванула вода. Гермиона с каким-то шоком наблюдала, как вода захлестывает Гарри, лежащего на полу, Малфоя, а затем и ее.

В рот тут же попала вода, воздуха не хватало. Девушку несколько раз швыряло из стороны в сторону. Она уже не понимала, во что врезалась: в стены, в пол, в потолок. Вода была везде. Увидеть, различить что-либо, даже сделать вдох невозможно. Наконец, Гермиону снова швырнуло, на этот раз она врезалась во что-то мягкое. Попыталась достать волшебную палочку, но вместо этого нащупала что-то, похожее на цепочку.

А потом все разом закончилось. Вода перестала литься водопадом. Гермиона закашлялась и тут же почувствовала холод. Вода из труб была ледяной. Одежда холодной массой прилипла к телу, волосы отяжелели, все это холодило еще больше.

— Мля! — послышалось откуда-то. — Грейнджер! Приди в себя и слезь с меня!

Гермиона с испугом вжала голову в шею. Малфой был той мягкой вещью, на которую ее швырнуло. Девушка лежала поперек него, уткнувшись ему носом в районе ребер.

42
{"b":"577775","o":1}