ЛитМир - Электронная Библиотека

Гриффиндорец скромно улыбнулся и сделал реверанс под хохот однокурсников.

— Только вот ноги ты не побрил! — заметил Дин.

— На такую жертву я не мог пойти! — воскликнул Невилл и поднял бокал с пуншем. — За нас, ребята!

Сразу после тоста Гарри и Джинни ушли к Рону, которому все передавали большой привет.

— Гермиона, ты всех прямо поразила своим нарядом, — заметила Парвати. — Не ожидала от тебя.

— Я тоже, — призналась Гермиона. — Но сейчас же Хэллоуин, а тут возможно абсолютно все. Кстати, я тебя с трудом узнала в роли банши.

У Парвати были длиннющие черные волосы до пола и зеленое лицо.

— Да, это мы с Симусом решили одеться в свои «страхи». Помнишь тот урок на третьем курсе с боггартом? У меня боггарт превратился в мумию, у Симуса — в банши. Вот мы с ним вместе преодолеваем страхи.

— Ну и как?

— Не могу сказать, что меня тянет целоваться с мумией.

Девушки рассмеялись.

Тут Парвати замерла, глядя на кого-то за спиной старосты. Гермиона обернулась и поймала себя на том, что стоит, открыв рот. Хотя окружавшие ее люди были с такими же лицами. Все смотрели на Луну Лавгуд. Она была синей. Точнее сказать, она была в костюме индийской многорукой и многоногой богини с синей кожей. В ее многочисленных руках были всевозможные обереги, лирные корни, амулеты.

— У вас такие же лица, как и у Джинни и Гарри, когда они меня увидели, — сказала Луна.

— А зачем все эти обереги? — спросила Гермиона.

— Сегодня день, когда активизируется вся нечисть, так что неплохо защититься. Ну, и как вам мой костюм?

— У меня шок! — радостно произнес Невилл. — Луна смогла превзойти меня!

Гриффиндорцы захохотали. Все они наперебой стали уверять Луну, что ее наряд самый запоминающийся. Что и было правдой.

*

Гарри оглянулся. Он никак не мог найти Джинни в плотной толпе всякой нечисти. Вампиров, колдунов, зомби хоть отбавляй, а мертвых невест нет.

«Невеста бросила жениха!» — пронеслось в его голове. Гарри устало закрыл глаза. Почему-то ему хотелось спать. Отвык он, отвык от бессонных ночей, когда дежурил возле палатки с медальоном Слизерина на шее.

Гарри открыл глаза. Вокруг никого не было. Большой зал опустел. Исчезала колдовская атрибутика, свечи, тыквы, столы с яствами, люди, в конце концов. Гарри протер глаза.

Никто так и не появился.

«Я сплю?» — подумал гриффиндорец. Но почему же все было так реально?

Гарри пробежался по коридорам Хогвартса, заглянул в гостиную факультетов, в кабинеты, на кухню. Ни учеников, ни преподавателей, ни даже эльфов-домовиков.

«Мерлин! Куда я попал?»

Гарри выбежал на улицу. Двор школы изменился до неузнаваемости. Не было больше скамеек, вдалеке не виднелось Черное озеро и хижина Хагрида. Исчез и сам величественный замок.

Но Гарри было странно знакомо это место.

Он споткнулся обо что-то. Это было надгробие из белого мрамора, слабо светящееся в темноте. Надпись на нем читалась легко:

«Джеймс Поттер. 27 марта 1960 года — 31 октября 1981 года

Лили Поттер. 30 января 1960 года — 31 октября 1981 года

Последний же враг истребится — смерть».

Гарри находился на кладбище, рядом с могилой родителей. Последний раз он был здесь чуть менее года назад. В тот день он едва не попался Волдеморту, сломал волшебную палочку, увидел, что стало с останками Батильды Бэгшот. И впервые навестил могилу Лили и Джеймса Поттеров.

«Не может быть. Я не мог оказаться в Годриковой впадине! Или нет?»

Он обернулся — вокруг виднелось множество надгробий. Они бесконечными рядом уходили вдаль. На глаза Гарри попалась одна из табличек надгробий:

«Рональд Билиус Уизли. 1 марта 1980 года — 31 октября 1998 года

Будем любить и помнить тебя всегда».

Гарри подбежал к могиле, еще раз вчитываясь в буквы.

«Бред! Мираж! Сон!» — подумал Гарри. Только вот ушибленное колено о надгробие могилы родителей сильно болело. Хромая, молодой человек дошел до другой могилы.

«Гермиона Джин Грейнджер. 19 сентября 1979 года — 31 октября 1998 года

От любящей семьи».

Гарри сглотнул. Почувствовал, как начинают холодеть руки. Не могло быть такого.

«Джиневра Молли Кэтлин Уизли. 11 августа 1981 года — 31 октября 1998 года».

Внутри Гарри все перевернулось.

Дальше шли другие надгробия с до боли знакомыми именами: Молли и Артур Уизли, Джордж, Перси, Чарли, Билл и Флер Уизли, Невилл Лонгботтом, Луна Лавгуд, Кингсли Бруствер, Минерва МакГонагалл. У всех датой смерти значилась дата 31 октября 1998 года.

Больше Гарри не мог читать. Он упал куда-то на землю. Голова раскалывалась. Внутри все взрывалось от отчаяния и боли.

«Что случилось? Как они погибли? Мир рухнул, а я один выжил? Господи, ты не мог допустить такого!»

В душе появился страх, что все это ему не привиделось, что все это не мираж. Холод начал обволакивать его сердце и разум.

Гарри открыл глаза. Над ним витали дементоры. Звезды на небе заслонили потусторонние существа в черных плащах. Холод становился сильнее. По кладбищу уже гулял ледяной ветер. На этот раз приближение дементоров не вызывало в его памяти воспоминаний о вечере, когда Волдеморт убил его родителей.

Его самым большим страхом была смерть его близких. И этот страх стал реальностью. Реальностью, в которой сейчас находился Гарри Поттер. Кладбищем, на котором похоронены все дорогие и близкие ему люди.

Он чувствовал приближение дементоров с каким-то глухим безразличием. Чувствовал, как холод подкрадывается к сердцу, заключает душу в глыбу льда.

— Хочешь вернуть их? — прошипел голос из-под капюшона дементора.

— Хочу.

— Тогда доверь мне свою память, Гарри…

Гарри открыл глаза. Лицо дементора, скрытое капюшоном, было так близко. Лицо существа, забирающего у человека душу, существа, убивающего одним свои дыханием.

— Нет! — крикнул Гарри. Не собирался он следовать за дементором, подчиняться ему. — Прочь!

Серебряный олень выскользнул из его палочки. Серебряный свет заслонил все вокруг.

*

— Гарри! Ну, проснись, соня! Уже полночь, все расходятся…

— Джинни? Ты жива? — крикнул Гарри, сваливаясь со скамьи.

— Конечно, жива, — произнесла Джинни, помогая ему встать. — Что там тебе такое снилось? Я никак не могла тебя разбудить, ты шептал что-то непонятное и отмахивался от меня.

Гарри удивленно посмотрел на нее.

— ДА? Так это был сон… Слава Богу. Ты не представляешь, что мне приснилось.

Джинни подозрительно взглянула на своего парня.

— Ты прям как ребенок. Насмотрелся на всякую «нечисть», и уже кошмары снятся.

— Да, наверное, ты права, — улыбнулся Гарри и поцеловал Джинни.

Все оказалось простым кошмаром.

*

Гермиона почувствовала, что кто-то теребит ее за руку. Девушка обернулась и увидела маленького мальчика. Гриффиндорца.

— Вы же староста? — испуганно спросил мальчик.

— Да. Малыш, что ты тут делаешь так поздно? Ты должен быть в гостиной.

— Да, первокурсники должны спать, но… Джек и Марк поспорили, что Джек нырнет сейчас в Черное озеро. Они сначала чуть не подрались, а потом Марк начал кричать, что Джек слабак, а тот начал говорить на него. В общем, Джек поспорил, что он настоящий гриффиндорец и переплывет Черное озеро, не боясь кальмара! Они пошли к пирсу. Вот! — на одном духу выпалил маленький гриффиндорец.

— Мерлин! Когда они ушли из гостиной?

— Не знаю. Минут пятнадцать, может. Я сразу побежал к старостам!

— Молодец. Возвращайся в спальню, а я пойду за твоими друзьями.

«Мерлин! Глупые дети! Нужно им доказывать, что они истинные гриффиндорцы! Убиться ведь могут».

Искать других старост в толпе могло бы занять много времени, поэтому Гермиона решила уладить это дело одна. Можно было, конечно, взять с собой Гарри, но они вместе с Джинни куда-то запропастились.

49
{"b":"577775","o":1}