ЛитМир - Электронная Библиотека

— Эта дура понесла заслуженное наказание, — произнесла Алекто негромко. Но ее голос эхом раздался в тишине зала.

Это высказывание мгновенно разрядило обстановку. Послышались гневные выкрики волшебников.

— Еще что-то? — спросил Драко.

— Кэрроу были исполнительными слугами лорда?

— Да, как и все мы, — молодой человек пожал плечами. — По-другому было нельзя. Кэрроу отличались особым рвением в убийствах, всевозможных измываниях. Поэтому их и отправили на преподавательскую должность в Хогвартс. Остальное вы знаете из красочного рассказа Лонгботтома.

— Хорошо, Мистер Малфой. Думаю, достаточно, — произнес прокурор. — А теперь приглашаю мистера Гарри Поттера и Гермиону Грейнджер.

В зале царила ненависть. Она буквально пронизывала всех и все в подземелье. Грим уже не понимал, к кому относится эта ненависть, все эмоции смешались в одно тягучее чувство, наполнившее под завязку зал суда.

Он обернулся на судей перед уходом, равнодушно глянул на их лица. Отвернулся. И тут же его как будто пронзило молнией.

Одно лицо было ему знакомо.

«Стойте. Вы арестованы».

«Ну, что, белобрысый, без палочки никак?»

«Это тебе, поганый Пожиратель! За то, что такие, как ты, убили мою жену».

«Может, он уже того, помер? Вообще ж не орет».

«Тварь! Авада Кедавра».

Лицо его убийцы. Оно впечаталось в память Драко. Воспоминание все это время было в памяти, не востребованное до сегодня.

Он в какой-то прострации снова сел на свое место. Взгляд неотрывно следил за знакомым ему судьей.

Как же он не почувствовал его? То отвращение, которое испытывал к нему его убийца. Ответ прост: слишком много ненависти, злобы испытывают в данный момент присутствующие в подземелье. Чувства одного человека теряются во всем этом «болоте злобы». И Гриму еще надо подточить свое умение в определении эмоций.

Внутренний голос, интуиция — Малфой точно не мог определить — подсказывал ему, что в зале есть кто-то еще из троицы мстителей. Цепкий взгляд слизеринца буквально обшаривал судей.

И нашел еще одно до боли знакомое и ненавистное лицо.

«Кажется, именно это худое чмо избивало меня ногами».

— Для дачи показаний приглашается Гавейн Робардс, глава управления мракоборцев.

«А вот и третий», — мелькнуло в голове Драко.

А он и не знал, что его убийцы столь высокопоставленные личности. В первые дни после события в Косом переулке его жгла ярость. Но найти тех троих было всё равно что искать иголку в стоге сена величиной во всю Великобританию. Он не знал их имена, лишь смутно видел их лица в свете вспышек от боевых заклинаний. Малфой всегда знал, что когда-нибудь найдет их, встретит на улице, еще где-то и тогда отомстит. Он часто задумывался, что же подумали его убийцы, узнав, что в Косом переулке вместо его трупа нашли труп Филиппа Гецова? Что он, Драко Малфой, жив?

Скорее всего, они предположили, что Филипп Гецов принял оборотное зелье и стал Малфоем-младшим.

Через какое-то время ярость Драко стала уменьшаться. Все время занимало изучение способностей Грима. Со всей своей новой жизнью он совершенно забыл, кто ему ее «подарил».

Кто лишил его жизни. Кто лишил его будущего…

========== 13 глава. Blood theme ==========

It’s criminal, there ought to be a law

Criminal, there ought to be a whole lot more

You get nothin’ for nothin’, and tell me who can you trust

Well we got what you want, and you got the lust

If you want blood, you got it

If you want blood, you got it

Blood on the streets

Blood on the rocks

Blood in the gutter

Every last drop

If you want blood, you got it

Преступность. Против нее должен быть закон.

Больше законов — еще больше преступлений.

Ты получаешь ничто ни за что.

Скажи, кому ты можешь верить?

У нас есть то, что ты хочешь. И ты жаждешь этого.

Хочешь крови? Получай!

Хочешь крови? Получай!

Будет кровь на улицах.

Будет кровь на камнях.

Будет кровь в сточных канавах.

Все до последней капли.

Хочешь крови? Получай!

AC/DC — If You Want Blood

Прямо перед ним сидел человек, убивший его. Странно звучат эти слова. Неправдоподобно. Нелепо. Бессмыслица, воплощенная в жизнь.

Драко медленно разглядывал своих убийц, маниакально осматривал мельчайшие детали их лиц, жесты, мимику, одежду. Он сопоставлял образы своих убийц, оставшиеся в его памяти с той летней ночи, и этих трех мирных людей, сидевших в зале суда.

Гавейн Робардс закончил давать показания. Возвращаясь на свое место, он задержал взгляд на Малфое. На его лице мелькнуло отвращение с оттенком недовольства, возможно, разочарования.

Робардс не знал, что все-таки убил Драко. Что он думал, когда узнал, чье тело нашли в Косом переулке? Жалел ли он, что не прикончил молодого Пожирателя? Что убили совершенно невиновного человека?

Жалели ли те два судьи, поклявшиеся служить правосудию? Справедливому правосудию с законами, судьями, адвокатами, присяжными.

Да и вообще, что чувствуют подобные люди, убив человека? Ответ чудовищно прост и очевиден. Драко словно слышал их мысли, слова их страшной правды, обращенной к нему одному:

«Мы чувствуем облегчение. Облегчение от того, что на одну мразь на земле стало меньше. Мы очищаем мир от зла, темных выродков, недостойных жизни. Мы мстим за наших убитых родных. Наша цель велика. Правильна. Необходима. Нас понимают немногие, лишь достойные. Те, кто может вместе с нами нести бремя очищения мира.

Убив тебя, поглумившись над твоим телом, мы вернулись в свои семьи. Вернее, к тому, что от них осталось. Как обычно мы поцеловали наших жен, детей, набили брюхо вкусным ужином. Как будто ничего не случилось. Мы отомстили за тех, кого вы запытали до смерти, кого вы убили из прихоти, из-за чистоты крови.

Ты мразь. Ты отброс. Ты не достоин жизни. В наших сердцах нет ужаса, сожаления, только чувство справедливости. Хотя сожаление есть. Ведь ты остался жить».

*

Никто в этом зале суда не знает истинной сущности этих людей. Никто не догадывается, что кроме Кэрроу здесь присутствует еще трое безжалостных убийц. Они уважаемые люди. Судьи, глава мракоборцев… Элита магического сообщества.

В их руках находится огромная власть. На их руках — кровь. Их души расколоты. А истинные лица удачно скрываются за масками добропорядочных людей.

Драко знал лишь имя одного из них. Но это только пока.

Он обязательно выяснит про них все. Все, что сможет найти. А потом решит, что же ему делать. Решит тогда, когда замутненный местью рассудок снова сможет трезво рассуждать, когда сущность Грима перестанет раздирать Малфоя изнутри.

Люди в зале зашевелились, кто-то встал. Малфой отвлекся от своих мыслей, не понимая, в чем дело. Он недоуменно обернулся к гриффиндорцам. Те громко обсуждали остаться в зале суда на время перерыва или сходить к мистеру Уизли.

«Сколько ж времени прошло, пока я на них пялился? Вот и перерыв уже».

Судьи разошлись, Гавейн Робардс вместе с ними. Драко даже знал, кого они сейчас обсуждают. Пожирателей. Но не тех, кто сегодня обреченно ожидал своего пожизненного приговора в Азкабане.

— Добрый день, мистер Малфой, — тихо произнес кто-то.

Драко обернулся на голос. Перед ним стоял низенький толстенький парень с блокнотом в руках. Журналист раздумывал, здороваться ли ему. В его движениях сквозила какая-то робость, неуверенность. На лице было написано: «Лучше б я не здоровался, а просто свалил куда-то».

— Здравствуй, Макс! — радостно поприветствовал его Драко. В голове молниеносно созрел план. — Я тут припомнил, что ты еще не выполнил условия нашего пари.

На лице Макса появилось такое выражение лица, словно у него разом заныли все зубы. Он прекрасно помнил о пари, заключенном с Малфоем-младшим.

56
{"b":"577775","o":1}