ЛитМир - Электронная Библиотека

*

— Все будет хорошо, Рон, — произнес Гарри фальшиво-уверенным голосом.

Рон кивнул, и они вместе с Гарри бесшумно проникли в комнату, где хранились награды. Малфой и Забини еще не пришли. Гарри взмахнул палочкой, зажигая факелы — засверкали хрустальные ящики, золотые и серебряные кубки, щиты с гербами, таблички с выгравированными именами выдающихся студентов и их заслугами.

Бесшумно открылась входная дверь, и в Зал Наград крадучись вошли Драко Малфой и Блез Забини.

— Неужели ты явился! — удивленно произнес Гарри. — Я уж подумал, что ты струсил, как в нашу с тобой дуэль.

— Я с удовольствием возьмусь за тебя, когда покончу с Уизли, — заверил его Малфой.

— Меньше разговоров. Ты и так опоздал!

— Я не опоздал, это вы зачем-то явились раньше, — заметил Драко, снимая мантию и закатывая манжеты рукавов. Рон последовал его примеру. Малфой наблюдал за ним с праздным любопытством, что ужасно раздражало и отвлекало Рона. С пуговицей на правом манжете он не мог справиться больше минуты.

— Перед тем, как начнется дуэль, мы должны обговорить все детали, — прокашлявшись, сказал Забини. — Дуэль заканчивается в том случае, если оба противника умрут, либо получат тяжелые ранения, либо один из вас признает себя проигравшим. Думаю, всем все понятно. Поставим барьер.

— Барьер? — не понял Гарри.

— Пардон, Поттер, тебе же это неизвестно! — Блез хлопнул себя по лбу. — Я забыл, Герой вырос в магловском мире! Как же я до сих пор не выучил твою биографию, печатаемую в каждой газете? Позор на мою красивую голову!

— Хватит паясничать, клоун, — спокойно прервал его излияния Гарри.

— Необходимо поставить барьер, в котором будут находиться дуэлянты, иначе в Зале Наград не останется ни одного целого кубка и секунданта, — спокойно объяснил Забини. — А теперь пора выбрать, кому предстоит право первого удара.

Блез вытащил из кармана горсть галлеонов, выбрал один.

— Аверс, — произнес Рон.

— Реверс, — в свою очередь сказал Драко.

Блез подкинул монету. Галлеон взвился высоко вверх, отливая золотом в свете факелов, со звоном ударился об пол, покрутился пару секунд и остановился.

— Аверс, — уныло возвестил Забини.

Рон многозначительно улыбнулся Гарри.

— Хватит скалиться, рыжий, — с издевкой буркнул Малфой, — тебе это не поможет. Когда мы, в конце концов, начнем?

Блез взмахнул палочкой, из нее вырвалась серебристая цепь, опоясалась вокруг дуэлянтов, мгновенно расширилась и заключила их в полупрозрачную сферу, словно сотканную из плотного лунного света.

Стены Зала наград исчезли, раздвинувшись до немыслимых пределов. Не было больше стеклянных шкафов, золотых кубков, статуэток и прочего старого хлама. Остались лишь двое учеников, буравящих друг друга недобрыми взглядами. Малфой сделал приглашающий жест.

— Уизли, я поседею прежде, чем ты решишься начать.

На лице Рона появилась ухмылка.

— Остолбеней!

Ярко-красный луч просвистел в сантиметре от уха Малфоя, не ожидавшего от противника такой прыти.

— Браво! Импедимента!

Заклинание целилось Рону в грудь, но он в последний момент сумел блокировать его, поставив Щитовые чары и отступив на пару шагов назад. Противники осыпали друг друга заклинаниями, едва успевая блокировать удары. Разноцветные лучи летели во все стороны, вспыхивая снопом золотистых искр о стены сферы и освещая дуэлянтов: красное от натуги лицо Рона, звериные глаза на хищном лице Малфоя.

Уизли послал Оглушающее заклинание, но Драко увернулся.

— Дуро! — пол под ногами Рона треснул, он упал, разбив колени в кровь.

Малфой захохотал и не заметил серебристую молнию, скользнувшую из палочки лежащего на полу врага. Драко опутали тяжелые серебряные цепи.

— Релассио! — цепи спали, и новое заклинание ударило Малфоя в грудь.

Драко швырнуло головой о каменные плиты.

«Вспыхни!» — мелькнуло в разрывающейся от боли голове.

Одежда Рона и волосы вспыхнули синим пламенем, в тишине отчетливо раздался звук лопающейся кожи, воздух наполнился отвратительным запахом жареного мяса.

Малфой кое-как поднялся на ноги, голова кружилась, горящий Уизли расплывался перед глазами синеватым пятном.

— Агуаменти! — задыхаясь от боли, прошептал Рон.

— Остолбеней — самое страшное, что есть в твоем арсенале? Я разочарован. Твой мозг просто не может справиться с более сложными заклинаниями! — удрученно произнес Драко, даже не пытаясь придать своему голосу убедительной грусти. — Бедняжка! В твоей голове одна извилина, и та натянута, как струна…

— Круцио!

Малфой откровенно рассмеялся.

— Надо не бояться делать людям больно!

Рон выкрикнул заклинания еще раз — красный луч резанул по ногам слизеринца. Малфой охнул, спотыкаясь о ровные плиты пола.

— Все равно слабо. Пришло время показать тебе руку мастера. Круцио!

Уизли подбросило в воздух, он извивался всем телом, но с губ его не сорвалось ни единого крика. В голове Драко пронесся ряд воспоминаний.

Он не смог убивать.

«Бесхребетный червяк. Чистокровное недоразумение. Убожество. Ни к чему не годное существо. Ты жалок, как и твой отец», — украдкой сообщали Малфою Пожиратели на каждом собрании.

Но Волдеморт нашел ему применение.

Драко могли вызвать прямо с уроков, потому что лорду захотелось, чтобы кого-то пытал именно Малфой. Волдеморт любил наблюдать за мучениями жертвы. И палача.

Малфой пытал снова и снова, пока рука не уставала сжимать волшебную палочку, а голова — раскалываться от стонов и криков. Иногда приходилось ждать, пока Темный лорд насладится зрелищем в полной мере. В такие дни «представление» могло затянуться.

А потом Драко возвращали в школу доделывать реферат по Магловедению.

Крики, стоны, запах крови, смерть, витающая в воздухе. Сволочная работа, что не говори, но и к ней постепенно привыкаешь.

Малфой опустил палочку. Память слишком остро реагировала на заклинание Круциатус, подсовывая воспоминания его прежней «работы». Что ж, нынешняя не лучше…

— Сектусемпра!

Драко в последний момент выставил Щитовые чары, прекрасно сознавая, что они не смогут отбить луч, но хотя бы уменьшат его силу.

Кожа на шее треснула с неприятным звуком, словно лопнула толстая веревка. Кровь багровой рекой потекла из раны, заливая белоснежную рубашку и капая на пол. Малфой рухнул на колени. Побледневший Рон с красными ожогами на лице и руках бросился к нему, но остановился, будто налетев на незримую преграду.

На белом, без кровинки, лице Малфоя появилось слабое подобие улыбки. Страшная улыбка. Рон почувствовал, как в сердце заползает ледяная змейка ужаса. Он закричал от дикой боли, горящая кожа теперь казалась незначительным покалыванием. Рон покрывался отвратительными струпьями. Начиная от ступней ног, эта зараза с дикой скоростью распространялась по всему телу. Уизли упал навзничь, корчась и вопя, его внутренности горели. Малфой распластался в двух шагах от него без единого звука.

Кровь лилась и лилась.

*

Дверь громко распахнулась, и в Зал Наград влетела Гермиона. Гарри кивнул ей, Блез скорчил недовольную гримасу, но ничего не сказал. Втроем они молча наблюдали за ходом дуэли. Гермиона до боли стиснула руку Гарри, когда пол под ногами Рона треснул, рассыпаясь каменной крошкой.

В голове неотрывно крутилась мысль: «Надо это остановить!»

Заклинание попало в грудь Драко, отбросив его на пару метров назад прямо на каменные плиты. Он не шевелился. Рон застыл, не веря в то, что ему удалось повергнуть врага. Но радость была кратковременной. Его одежда и волосы запылали.

Гермиона вскрикнула.

— Они же поубивают друг друга! Гарри, пожалуйста, это необходимо остановить.

— А что мы можем сделать, Грейнджер? — раздраженно ответил ей Блез. — Пока условия дуэли не будут выполнены, они не выйдут из сферы. Никто из них не намерен сдаться, и еще никто не умер!

73
{"b":"577775","o":1}