ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Хатла сказала женщине:

— Я могла заставить его выносить твою боль, но не могу сделать так, чтоб он выносил дитя.

(перевод Einarr Einarsson)

Хатла добывает дягиль

(Halla sækir hvönn)

Случилось так, что Хатла устраивала большой праздник на Рождество, на который пригласила друзей и родственников. Она великолепно развлекала их и веселилась как могла. И вот она говорит гостям, что они могут выбрать любую еду какую пожелают и она угостит их ею. Гости обдумали предложение и, шутки ради, выбрали нечто, что не так и легко достать, а захотели они свежие молодые побеги дягиля. Хатла говорит, что они определенно думают, что их нелегко достать, но она все равно попытается, только нужно немного подождать.

Потом Хатла выходит и плывет через озеро Грайнаватн, к самой глубокой ее впадине — насколько она глубока никто не знает — которую с тех пор называют Впадиной Хатлы; она ныряет и отсутствует некоторое время. Потом она возвращается с целой охапкой свежих овощей и свежими побегами дягиля, которыми угощает гостей. Люди верят, что правда в том, что Хатла добыла этот дягиль из самой преисподней.

(перевод Einarr Einarsson)

Преподобный Снорри с Хусафедля

(Séra Snorri á Húsafelli)

Говорят, преподобный Снорри с Хусафедля был знаком с волшебством, и это приметили, ещё когда он учился. Его школьные приятели завидовали его силе, умению бороться и другим талантам; однажды они предательски застигли его врасплох и столкнули с какой-то скалы в реку Хвитау. Но вечером он вернулся в школу; мальчики испугались, решив, что он восстал из мёртвых, но он завёл с ними шутливые речи и поблагодапил их за содеянное. Ему довелось стать священником в Адальвике, потому что бонды с Западных Фьордов были колдунами и плохо обходились со своими священниками из-за того, что те ругали их за колдовство. Некоторые бонды были столь древнего склада, что не посещали церковь и не соблюдали святых праздников; каждый год они собирались у скалы Хорнбьярг и исповедовались друг другу. У них была такая исповедь:

— Я такой же, как и был в прошлом году, и ничуть не лучше.

Многие предпочитали, чтобы их после смерти не относили в церковь и не отпевали. Если какой-либо священник порицал их за это, они убивали его колдовством. Как только преподобный Снорри прибыл на запад, он сразу начал исправлять обычаи бондов, но те восприняли это с недовольством. Они убивали скот священника и нападали на него самого. Но они всегда терпели поражение, применяли ли они чары или силу, также и он иногда подшучивал над своими противниками, переворачивал им лодку, а затем спасал их, или же оставлял их без улова. Он расправился со всеми «посланцами», которых они отправляли к нему, так что им в конце концов стало некого посылать. Один из его противников был хуже всех. Однажды этот бонд что-то мастерил внизу у моря рядом со своим хутором, как и священник; бонд вырезал на палке руны, и те обладали такой волшебной силой, что тот, кто прочитал бы их, ослеп. Затем он пустил палку по течению туда, где находился священник. Снорри не остерегался такой проделки, прочитал руны и ослеп, но он начал читать свои стихи и так избавился от слепоты. Затем он соскоблил все руны с палки, выбросил её и сказал:

— Возвращайся к своему хозяину и лиши его жизни, если он снова решит использовать тебя во зло.

Бонд вскоре увидел эту палку и схватил её, намереваясь вырезать теперь руны, которые покончили бы со священником. Но нож соскочил с палки и глубоко вонзился в грудь бонда, это и причинило ему смерть. Однако кончилось тем, что по прошествии нескольких лет преподобный Снорри уехал с запада, большей частью потому, что считал рискованным заниматься колдовством, и с тех пор он никогда им не пользовался. Всё же жители Хорнстрёнда очень сожалели о его уходе, и с тех пор они лучше относились к своим священникам. Преподобный Снорри запрещал называть своих детей в его честь, всё же один раз его не послушались, и это был Снорри, который повесился в Бессастадире.

Хьяульмар Йоунссон называет в первую очередь Йоуна Язычника и Торгильса, что враждовали с преподобным Снорри. Хадльвард Хадльсон с Хорна также состязался в колдовстве со священником. Хьяульмар рассказывает о Хадле, что епископ Финн в Скальхольте отлучил его от церкви за колдовство (однако рассказ этот неверен), а в тот самый день, когда в Скаульхольте проходило отлучение от церкви, Хадль закрыл лицо руками и сказал стих:

Многие называют Хадля с Хорна,
что у него неправильная вера,
забавен разговор о колдуне
у священников Скаульхолта ныне.

(перевод Тимофея Ермолаева)

Снорри с Хусафетль и «посланец»

Преподобный Снорри[111] — последний в стране человек, о котором точно известно, что он знал колдовство.

Преподобный Снорри переехал из Хусафетль и обосновался на Страндир (Побережье)[112]. Жителям Страндир он пришёлся не по нраву. Они были могущественные ведуны и принялись строить пастору всякие козни, чтобы выгнать его, а то и вовсе убить. Однажды вечером, когда пастор был дома, он велел зажечь в своей бадстове множество свечей, так что там везде было светло; лишь в одном уголке была темнота; туда он велел поставить стул. Потом он велел принести свое облачение для богослужений. Когда свечерело, в дверь ударили. Пастор послал открыть одну из своих младших дочерей. Она так и сделала, но никого за дверью не увидела и вернулась. Через некоторое время в дверь опять ударили. Пастор снова велел той же дочери открыть, но всё повторилось снова. В третий раз ударили в дверь. Тогда пастор сказал той же самой дочери: «Иди, открой. А если никого не увидишь, то скажи: «Если ты бес, то убирайся к чертям, а если ты человек, то входи со мной». И если ты увидишь человека, — а это скорее всего, — впусти его. Он захочет, чтоб ты шла впереди; но ты этого ни в коем случае не делай, а иди позади него». Девушка снова вышла на стук, но никого не увидела. Она сказала то, что велел ей отец. Тогда она увидела человека в насквозь промокших моряцких одеждах: с них струилась вода. Она спросила его, за чем он пожаловал, и он ответил: убить её отца. Она пригласила его войти. Он, конечно же, согласился, а пасторская дочь велела ему идти впереди себя. Он послушался. Когда драуг вошёл, ему показалось, что в доме слишком светло, — и он забился в тот уголок, где было темнее всего. Тут к нему подошёл преподобный Снорри; в руках у него была чаша, до краёв наполненная освященным церковным вином. Он спрашивает драуга, зачем тот пожаловал. Тот отвечает: «Меня послали убить тебя!» — «А кто тебя послал?» — «Жители Страндир». — «Ты с кладбища?» — «Нет». — «А откуда?» — «Они наколдовали шторм и потопили лодку с шестерыми на борту». — «Ты — один из них?» — «Да». — «Ты был мёртв?» — «Нет». — «Ты хочешь отпить из чаши?» — «Нет». — «Всё равно выпьешь!» — и с этими словами пастор толкнул «посланца» рукой, так что тот свалился со стула на пол; и тогда пастор влил ему в рот вина из чаши. Тот потерял сознание.

Когда он очнулся, его сердце вновь начало биться. После этого он ещё некоторое время был жив, причастился святых даров, а потом умер. А другие говорят, что после этого тот человек полностью выздоровел.

(перевод Ольги Маркеловой)

Безымянные колдуны

«Моя бабка меня тоже кое-чему научила»

(„Amma mín hefur kennt mér nokkuð líka“)

Говорят, что однажды много людей из Скагафьорда отправились за сушёной рыбой на запад под Ёкуль, и об их путешествии нечего рассказывать, пока они на запад не пришли. Они разбили палатку неподалёку от какого-то хутора и выпустили лошадей пастись. Им сообщили, что тамошний бонд может продать много рыбы. Утром, поднявшись, бонд увидел палатку и отправился встретиться с путешественниками. Затем они все вместе вернулись на хутор, чтобы обсудить покупку рыбы. Путь их пролегал мимо того места, где паслись лошади. Бонд забавы ради осмотрел коней. Среди них был прекрасный жеребец с рыжими пятнами, который намного превосходил остальных.

вернуться

111

Преподобный Снорри из Хусафетль (Снорри Бьёрнсон, 1710–1803) — священник, естествоиспытатель-самоучка. Снорри слыл могущественным колдуном; считается, что в своей усадьбе в Хусафетль он затсавил своими заклинаниями уйти под землю 18 призраков (по другим сведениям — 81).

вернуться

112

Побережье (Strandir) — название местности между Западными Фьордами и основной частью острова Исландия, на западном побережье залива Хунафлоуи. За жителями этой местности закрепилась слава могущественных колдунов, занимающихся в том числе черным колдовством; особенно часто их обвиняли в том, что своими чарами они вызывали штормы, чтобы потопить идущие по морю купеческие корабли и поживиться выброшенными на берег после таких кораблекрушений товарами.

102
{"b":"577779","o":1}