ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

(перевод Виктора Генке)

Источник Призрака

(Draugahver)

Возле хутора Граварбакки в округе Хрюнаманнахрепп много кипящих источников. Неподалеку оттуда стоит хутор под названием Рейкьядаль (Долина Дымов), и на нём когда-то жила ведунья. Она завидовала женщине из Граварбакки, потому что там были горячие источники, и ей не приходилось всё время запасать дрова. Тогда ведунья подняла из могилы призрака и велела ему пойти в Граварбакки и принести оттуда ей в Рейкьярдаль какой-нибудь хороший горячий источник. Призрак сходил туда, взял один источник и понёс его на вытянутых руках, словно маслобойку. Но едва он проделал половину пути, как его застиг рассвет, и он потерял свою силу. Тут призрак выпустил источник. Его можно видеть по сей день в том самом месте на значительном расстоянии от других; он так и зовется — Источник Призрака.

(перевод Ольги Маркеловой)

Религиозные сказки

(Helgisögur)

Сатана даёт имя

(Satan vitjar nafns)

В конце XVIII века в Хунавассисле жил бонд, которого звали Кетилем. Когда его жена была беременной, ей приснилось, что к ней пришёл сатана и попросил, чтобы ребёнка, которого она носит, назвали в его честь. Поскольку тогда было распространено поверье, что если назвать ребёнка так, как попросят его мать, то это принесёт ему что-то хорошее, супруги решили назвать ребёнка Сатаной. Но священник не захотел крестить ребёнка этим именем и поэтому окрестил мальчика Натаном.

Когда Натан Кетильссон подрос, многие вещи легко ему давались, потому что он был и одарённым поэтом, и удачливым знахарем, однако он оказался нечестен в общении и поведении. Он не хотел добывать себе хлеб и не получал в наследство богатства, тем не менее у него никогда не было недостатка в деньгах, пока он был жив. Поэтому люди полагали, что он заключил договор с чёртом, чтобы позволить себе достаточно денег на свои расходы. Эсполин называл его негодяем, бездельником, лентяем и мошенником и обвинял его во лжи, обмане и нечестности.

Однажды сислуманн Йоун Эсполин начал расследование против Натана, и этот хитрый плут подтвердил всё свое поведение перед сислуманном, когда они разговаривали наедине, но потом с выдающимся бесстыдством отрицал всё это, когда сислуманн слушал дело Натана вместе со своими судьями. Поэтому расследование не принесло результатов; но когда сислуманн был вынужден отпустить Натана из-под стражи, говорят, он пожал Натану руку с адской силой, что чуть не раздавил, и затем сказал этот стих:

Твари жуткие убьют,
мука и погибель, Датан;
вены, жилы, кровь сожгут,
Сатана, проклятый Натан!

Говорят, что с тех пор счастье оставило Натана и в 1828 году этот крестник дьявола был убит своим слугой и двумя служанками[113].

(перевод Тимофея Ермолаева)

Бедная старуха

(Niðursetukerlingin)

Жила однажды на хуторе старуха; она находилась там на иждивении. И была она так недовольна своим пристанищем, что то и дело рассуждала вслух сама с собой — до чего же ей там плохо.

Как-то вечером случилось так, что старуха осталось на хуторе одна, а весь народ отправился ухаживать за скотиной. Это было зимней порой, и стоял сильный мороз. Когда старуха снова стала ворчать себе под нос, подошёл к ней человек высокого роста.

— Очень уж ты несчастна, бедная старушка, — говорит он.

— Всего и не перечислить, — отвечает она. — Здесь со мной все плохо обращаются, мало и плохо кормят, мне постоянно холодно, и я вечно хвораю.

— Ужасно слышать это, — говорит пришедший, — и я хотел бы помочь твоему горю. Я хочу сейчас предложить тебе отправиться ко мне, — говорит он, — ибо мне тебя жаль. Да и вряд ли ты найдёшь место лучше, чем у меня, если согласишься.

— Ты замечательнейший человек, — говорит старуха, — и я буду рада отправиться к тебе, но мне так худо, что я не могу идти пешком.

— Это ничего, — говорит он, — потому что мне несложно отнести тебя на спине.

— С твоей стороны это очень благородно, — отвечает она, — и ты, верно, большой силач. Но тут такое дело, — добавила она. — Я никуда не могу отправиться без своего ночного горшка, без него мне не обойтись.

— Это ещё проще, — говорит он, — я буду держать его в руке.

Кончилось тем, что гость покинул украдкой хутор, так что никто не узнал, вместе со старухой на спине и с горшком в руке. Он шёл быстро и долго; было очень холодно, и наконец старуха спросила, не пришёл ли он уже к дому.

— Скоро приду, — отвечает он.

Он ещё долго шёл по холмам и взгорьям, и старуха во второй раз спросила его, не пришёл ли он к дому.

— Осталось совсем чуть-чуть, — отвечает он.

Старуха так замёрзла, что думала, что вот-вот умрёт от холода. Она громко воззвала к господу и попросила спасти её от этих мучений.

Едва произнеся эти слова, она увидела, что земля разверзлась и человек, который её нёс, погрузился под землю, а она осталась сидеть на краю ужасной расселины и видела, как он погружается вместе с горшком в руке.

Тогда она воскликнула:

— И проклят, и горшок мой забрал!

Говорят, что старуха добралась до хутора, который было неподалёку оттуда, и рассказала там о своём неудачном путешествии.

(перевод Тимофея Ермолаева)

Золотой сикель

(Gullsikillinn)

Жил однажды человек, который был очень жаден и ничем не брезговал; также он был настолько скуп, что никому не делал добра.

Священник часто увещевал его и спрашивал, где же он окажется после смерти, но он мало обращал внимание на это.

В конце концов, богатый скупец умер. Когда священник узнал о его кончине, его одолело беспокойство, и это мешало ему спать, так как он сомневался в его благополучии.

Ночью ему приснилось, будто он видит в воздухе над домом умершего большие весы; ангелы были у одной чаши весов и клали в неё хорошие поступки того, кто умер; а с другой стороны стояли черти и клали в свою чашу все его плохие поступки. Они были многочисленны и тяжелы, а на противоположной чаше был лишь кусок хлеба, который скупец дал как-то раз голодному бедняку из сострадания.

Черти начали хвалиться, но ангелы сказали:

— Подождём решения судьи.

Теперь стало очень тихо. Тут священник увидел, как с небес в чашу рядом с куском хлеба упала маленькая золотая монета (золотой сикель, по словам рассказчика), и тогда эта чаша оказалась гораздо тяжелее. Черти убрались прочь, а ангелы издали победный крик, и от этого священник проснулся.

Он догадался, что этот золотой сикель значил заслугу Христа, и ему стало спокойнее на душе.

(перевод Тимофея Ермолаева)

Отдыхай, отдых — это хорошо

(Hvíldu þig, hvíld er góð)

Однажды молодой, недавно женившийся бонд косил сено на своём лугу. Тогда была невыносимая жара, и бонд, который по характеру он был весьма ленив, решил побездельничать.

Тут подходит к нему человек и говорит:

— Отдыхай, отдых — это хорошо.

Сказав так, он ушёл.

Неизвестно, что подумал бонд об этом человеке, но он решил послушаться его совета и оставшееся лето косил вяло, так что осенью у него была только небольшой стог сена.

В конце концов бонд понял, что поступил летом неразумно и обвинял во всех бедах незнакомца.

В один прекрасный день приходит к нему тот самый человек и, ухмыляясь, говорит:

— Ленивый человек, мало сена.

Затем он исчез.

Бонду не стало легче от его прихода, к тому же он догадался, что последовал совету никого иного, как самого дьявола.

(перевод Тимофея Ермолаева)

вернуться

113

Натан Кетильссон родился 1 мая 1792 года в Блёндюдальсхоуларе, в Хунавассисле. Это был весьма одарённый человек, хотя и с дурной репутацией. В молодости он уезжал в Копенгаген учиться врачебному искусству, но уже через год вернулся. Последние годы своей жизни он жил на хуторе Идлюгастадир на мысе Ватнснес в Западной Хунавассисле. Там и произошла столь хорошо известная трагедия. У Натана по слухам были деньги, и некий Фридрик Сигурдссон, сын бонда из Катадаля, положил на них глаз. Он пришёл в Идлюгастадир вечером 13 марта 1828 года и сговорился со служанкой Агнес Магнусдоуттир и домохозяйкой Сигрид Гудмундсдоуттир. Они спрятали его в хлеву, пока не уснули хозяин дома и его гость по имени Пьетур Йоунссон из Гейтаскарда. После этого Фридрик и Агнес вошли в спальню, и сначала Фридрик оглушил их молотком, а потом телу Натана было нанесено ножом множество колотых ран. Сигрид не принимала непосредственное участие в убийстве, но она собрала в комнате все ценности. Затем тела облили рыбьим жиром и хутор подожгли. Однако, тела мало обгорели, таким образом раны были отчётливо видны, а рассказам Агнес и Сигрид о пожаре не поверили. Дело расследовалось в окружном суде, Верховном суде в Рейкьявике и Высшем суде в Копенгагене. Агнес, Фридрик и Сигрид — все они были приговорены к смерти. Сигрид была помилована королём и отправлена на исправительные работы в Копенгаген. Агнес и Фридрик были обезглавлены у так называемой Тройной Скалы в Ватнсдальсхоуларе, в Хунавассисле 12 января 1830 года. Палачом выступил брат Натана, Гудмунд Кетильссон, который затем поселился в Идлюгастадире, где потом жили его потомки. Это была последняя смертная казнь, приведённая в исполнение в Исландии. В 1928 году смертный приговор был отменён вовсе. Об этом преступлении много писали. Торгейр Торгейрссон в 1973 году написал роман «Власть», в котором достаточно хорошо придерживается известных фактов. В 1996 году Эйиль Эдвардссон снял фильм «Агнес», но фильм очень отступает от известных фактов.

104
{"b":"577779","o":1}