ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

- Я знаю. - Прошептал малыш.

- У тебя болит ножка? - Осторожно спросила Айлентина.

Уили помедлил и кивнул головой. Айлентина подняла его голову за подбородок - малыш плакал. Айлентина вытерла ему мокрые щечки. Братья и сестры с тревогой и состраданием смотрели на него.

- Уилям, - продолжала Айлентина - ты должен сказать мне, что с твоей ножкой. Я немного умею лечить и мне бы очень хотелось помочь тебе. Ты мне скажешь?

- У меня болят коленки - вздохнул Уильям.

- А что с твоими коленками? - Спрашивала Айлентина.

Малыш пожал плечами и снова вздохнул.

- А ты разрешишь мне посмотреть на твои колени? - Айлентина старалась не испугать вопросами Уила.

- Нет - покачал головой он.

- Но почему? - Удивилась она.

- Потому, что вы женщина, вы леди. - Всхлипнул Уил.

- Я очень благодарна тебе, мой маленький, за то, что ты об этом помнишь. Но если я не буду знать, что с твоими коленками я не смогу их лечить. - Продолжала уговаривать Айлентина.

Уильям посмотрел на нее полными слез глазами, и обняв за шею разревелся. С трудом им всем вместе удалось уговорить его успокоиться.

- Хорошо, хорошо, мой маленький, не плач - Успокаивала его Айлентина. - Мы сделаем вот что, сейчас ты пойдешь с одним из старших братьев в свою комнату и покажешь ему свои коленки. А уж потом мы решим как будем лечить тебя. Ты согласен?

Уили радостно закивал и слез с колен Айлентины. Джозеф протянул ему руку и увел вверх по лестнице.

Седрик застал Айлентину, старшего сына и дочерей в молчаливом ожидании. Окинув всех взглядом он понял, что что-то не так.

- Что произошло? - Осведомился он. Джеффри разъяснил происходящее.

- Миледи, как вы думаете, что с Уилом? Это серьезно? - Озабоченно поинтересовался он у жены.

- Подождем, что нам скажет Джозеф. Причин может быть много, неудачно упал, ушибся обо что - нибудь, могут быть раны и они плохо заживают. Я думаю, что смогу помочь. - С надеждой ответила Айлентина.

По лестнице быстро спустился Джозеф. Он был в ярости.

- Что там? - первым спросил Седрик.

- Там ужас! Коленки Уила сплошная кровоточащая рана. Кровь и сукровица сочатся сквозь корочку и в одном месте проступает гной. Чтоб ничего не было видно колени обмотаны тряпками. - Голос Джозефа дрогнул от ярости.

- Куда же смотрят нянька ,кормилица и воспитатель? - Загремел Седрик. - Да их убить мало!

- Подождите, милорд. - Айлентина встала со стула. - Убить вы их успеете, сначала надо расспросить их. Джозеф вы оставили Уили в комнате одного?

- Нет, миледи. Я попросил вашу Пэгги посидеть с ним. - Ответил Джозеф.

- Прекрасно - Айлентина трижды хлопнула в ладоши - Быстро мой сундучок с лекарствами! - Приказала она появившемуся слуге. - И пусть срочно пришлют сюда няню и воспитателя лорда Уильяма.

Вскоре появился сундучок с лекарствами. Порывшись в нем Айлентина достала маленький горшочек с мазью и чистые полотняные бинты.

- Джозеф, придется вам побыть его лекарем. Вы согласны? - Она посмотрела на пасынка.

- Конечно, миледи, - шагнул тот вперед - что я должен делать?

- Осторожно промойте ранки теплой водой и положите густым слоем эту мазь. Она не очень приятно пахнет, но за ночь она очистит раны, перевяжите Уилу ножки бинтами. А утром мы наложим другую мазь для заживления. И вам придется менять ему повязки. Да, и скажите ему сразу, что больно от этого лечения ему не будет. - Наставляла Джозефа Айлентина.

- Да, миледи. Спасибо за заботу об Уиле. - Кивнул Джозеф.

- Ах, Джозеф, я могла бы сказать, что это мой долг, но это совсем не так. Вы все мне действительно не безразличны, а уж не полюбить маленького Уила и вовсе невозможно. Идите, Джозеф, Уил ждет вас.

Айлентина закрыла сундучок и села. И почти сразу же вошли няня - пожилая неулыбчивая женщина, и воспитатель - еще более неулыбчивый монах, с фанатически горящими глазами и неопределенного возраста, то ли сорока, то ли пятидесяти лет. Нянька присела перед господами, монах слегка склонил голову.

- Что с моим младшим сыном? - Загремел Седрик.

- Милорд, - начал скрипучим голосом монах - лорд Уильям делает определенные успехи в письме и математике, я обучаю его церковному катехизису и библии. Но учитель французского недоволен маленьким лордом. - Скрипел монах.

- Я говорю не о его занятиях! - Продолжал греметь Седрик. - Я говорю о его здоровье!

- Но лорд Уильям здоров. - Удивился монах.

- Здоров? - Буквально взвилась Айлентина, вскочив со своего места. - Здоров? Да как вы можете говорить такое? Ну ладно, допускаю, что вы могли не видеть, что с ним, хотя вы тоже должны помогать маленькому лорду одеваться. Но вы, мистрис Эвлин? Вы - то должны были обратить внимание на коленки лорда Уильяма!- Набросилась герцогиня на няньку .

- Но с ним все в порядке, миледи. - Снова присела нянька.

- Вы считаете, что когда колени маленького мальчика кровоточат и гноятся - это в порядке вещей? -Голос Айлентины звенел от возмущения.

- Вы не выполняете своих обязанностей, мистрис, вы тоже святой отец - вмешался Седрик.

- Они не просто их не выполняют - они губят ребенка! - снова не выдержала Айлентина. От напряжения она ходила по комнате нервно сжимая руки.

- Я жду объяснений от вас обоих! - Потребовал Седрик.

- Лорд Уильям замаливает свой грех! - С пафосом сообщил монах и высоко поднял голову.

- Что-о? Какой грех может быть у пятилетнего ребенка? - Возмутился Седрик. - Пирожок взял без разрешения или стащил со стола сладости?

- Он замаливает грех своего рождения, милорд! - Снова сообщил монах.

Присутствующие буквально онемели от изумления.

- Но разве Уильям виноват, что родился? - Первой пришла в себя Айлентина.

- Он убил свою мать, мою госпожу, леди Нанетт. - Подала голос нянька.

- Матерь Божья! Да он-то тут причем? Случаются, что женщины умирают в родах, но никто не обвиняет в этом их детей. Вы же женщина, мистрис Эвлин! Как вы могли допустить, что у ребенка такие раны на ногах? Не справлялись сами - надо было сообщить его светлости, был бы приглашен лекарь. - Возмущалась Айлентина.

- Это его наказание за смерть матери! - Не унималась нянька.

- А вы, святой отец, - снова вмешался Седрик - почему вы оставили без внимания, то, что происходит с моим сыном? Откуда у него такие раны на ногах?

- Да, это его наказание. - Поддержал няньку монах - Это я заставляю его молиться по несколько часов каждый день, ставя его голыми коленями на пол, а если капризничает и не хочет, то на крупу.

- Как? Милорд. - Айлентина повернулась к Седрику. - И вы допустили, чтоб в вашем доме так истязали вашего сына?

- Я ничего не знал. - Ошеломленно ответил Седрик.

- Да какая же вы после этого женщина и мать? - Подлетела Айлентина к няньке.- Да вас за уши повесить мало! Вы все знали и молчали. А что вам говорит ваша честь? Вам ведь доверили маленького лорда, сына вашего господина!

- Ваша светлость, - обратилась нянька к герцогу. - Я служу в вашем доме со дня вашей женитьбы на моей бедной беленькой овечке, моей госпоже леди Нанетт. Пусть ваша жена перестанет меня оскорблять. Да, я не мать. Господь не дал мне детей, но лучше уж так, чем как миледи - она кивнула в сторону Айлентины. - Это за ее грехи Господь забрал ее сыновей. А что же касается моей чести - то похоронив мужа я не побежала снова замуж, едва закончился траур, как вы, миледи! - Зло бросила нянька госпоже.

Айлентина закрыла глаза и покачнулась, как от удара. Она оперлась рукой о стол. Успевший подбежать Джеффри подставил ей стул.

- Присядьте, миледи! - Джеффри ближе придвинул стул.

Айлентина тяжело опустилась на стул.

- Как вы посмели, мистрис Эвлин, говорить с ее светлостью герцогиней так дерзко? - Рявкнул Седрик. - Вы себе слишком много позволили!

- А я согласен с мистрис. - Заскрипел монах.

- Да кто вы оба такие чтоб судить так о людях. Наша свадьба с его светлостью это решение короля! - Снова вскочила Айлентина. - Впрочем я не считаю нужным что-либо вам объяснять. - Айлентина снова начала метаться по комнате - То, что моих детей, моих мальчиков призвал к себе Господь Бог - моя вечная боль, но мы, смертные, не можем знать замыслы Божьи. Но у меня по крайне мере дети были. А дочери и я так полагаю старший сын живы и здоровы! Тогда, как вас, мистрис, Бог детьми вообще не благословил. Теперь вы, святой отец, - продолжала бушевать Айлентина - вы, что духовный отец Уильяма, что решили наложить на него такое наказание? Насколько я знаю у него другой духовник. Да вас обоих гнать надо из дома и куда подальше! Ваша светлость - Айлентина резко повернулась к Седрику - Отныне я близко не подпущу к маленькому Уильяму этих людей. Пока мы в Лондоне я сама займусь им. По приезде в Осборн лордом Уильямом могут заняться те, кто вырастил моих сыновей. Если же эти люди вас не устроят, вы наймете других. Но этих варваров подпускать к нему нельзя! - Обессиленная она почти упала на скамью-подоконник. Фелисити присела рядом с ней и погладила по руке. Айлентина благодарно слегка пожала руку девушки. Фелони поднесла мачехе серебряную кружку с фруктовой водой.

104
{"b":"577783","o":1}