ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

- Не волнуйтесь, Айлентина, - Седрик примеряющее поднял руку - Я ухожу спать в кабинет, но через спальню, чтоб было меньше разговоров.

Она согласно кивнула.

- Хочу вас поблагодарить, миледи, за то, что тактично дали возможность мне самому обо всем рассказать. Я не попал в смешное положение из-за падения вместе со стулом.

- Милорд, еще в самом начале нашей совместной жизни я ведь пообещала, что буду заботиться о вашей репутации.

- Еще раз благодарю, миледи, - поклонился Седрик - и доброй ночи.

Дверь в кабинет за ним закрылась.

Спустя несколько дней Айлентина сидела днем в соларе вместе с дамами, падчерицами и частью женской прислуги. В камине весело плясал огонь, на столе стояли сладости, яблоки, вино, фруктовая вода. Женщины весело болтали и усердно занимались приданым. В замке ведь было три невесты. Раздался стук в дверь. Близкосидящая служанка отложила нитки, которые она разматывала и открыла дверь. Вошел Седрик с большим свертком завернутым в кусок серого полотна. Все бросились приветствовать герцога реверансами. Айлентина удивлено смотрела на него.

- Дамы, дамы, добрый день, садитесь пожалуйста. - Заулыбался Седрик. - Миледи, - он остановился перед женой. - Позвольте с большой благодарностью поднести вам это - он развернул сверток. - Это вам взамен вашего покрывала, которое вы пожертвовали мне на набедренную повязку.

И Седрик положил Айлентине на колени штуку тончайшего белого полотна с вытканными на нем белыми цветами. Такое знатные дамы использовали для головных покрывал.

- Какая роскошь! - Айлентина погладила ткань и подняла благодарные глаза на Седрика. - Благодарю вас, милорд! Но здесь так много ткани! Зачем столько?

- Ну не мог же я принести вам лоскут, миледи! Я рад, что вам понравилось. Дамы, - обратился Седрик ко всем - я вас оставляю. Встретимся за ужином, миледи.

Седрик вышел. А ткань с охами и ахами восторга пошла по рукам. Отдав должное щедрости герцога, все снова погрузились в шитье приданого.

Сундуки невест понемногу наполнялись постельным и столовым бельем. Отдельно для их замужней жизни шились наряды. В строжайшей тайне от всех, а главное от Седрика, шились свадебные платья для Фелисити и Фелони. Тайну соблюдали из-за того, что на свадебные платья Айлентина отдала,как и собиралась, алый шелк с золотой каймой, подаренный ей Седриком на Двенадцатую ночь. Девушки были столь миниатюрны, а ткани было так много, что хватало и на длинные шлейфы и на длинные нижние рукава, и на верхние рукава спереди до сгиба локтя, а сзади полукругом спускающиеся до пола. Решено было, что на голову девушки наденут остроконечные белые эннены с рубином - слезой на лбу. И тончайшие белые газовые покрывала - символы невинности и непорочности.

Шилось и свадебное платье для Джейн Армьяс. Для рыжеволосой девушки выбрали шелк нежно-зеленого цвета, оттенка молодой листвы. На голову, как и положено невесте полагался белый эннен с лунным камнем на лбу и такое же белое покрывало. Но из шитья платья для Джейн тайны не делалось. Впрочем мужчин это мало интересовало, они не вникали в дамские тайны подобного рода.

Часть 2 Глава 3 6

Весна была ранней и бурной. Неожиданно быстро морозы уступили место теплу. Всюду текли ручьи и снег, не успев толком почернеть, начал быстро таять. О том, чтоб сунуться в лес на охоту не могло и быть и речи. Но Седрик с сыновьями нашли себе занятие. Мало того, что они до изнеможения упражнялись в боевых искусствах на рыцарском дворе. Джеффри начал в полную силу нагружать раненую руку. Так они трое еще объезжали с управляющим и старостой арендаторов и поля, проверяя все ли готово к севу. В замке они появлялись к обеду, а то и к ужину. Март прошел. В середине апреля начался сев. Видно было, что Седрику нравились хозяйственные хлопоты. В лесу тоже можно было охотиться спокойно. И соколиная охота была в самом разгаре. Так, что рыцари уже не скучали, как зимой. Пасху встретили благочестиво и вместе с тем весело. Все прониклись величием праздника.

Двадцатого апреля день был серый и плаксиво-дождливый.

Не увидев Айлентину за завтраком Седрик не очень удивился, решив, что в такой промозглый день она решила подольше понежиться в постели. Несмотря на погоду тренировки на рыцарском дворе никто не отменял. Воин должен уметь биться в любую погоду! Перед обедом, прямо во дворе, рыцари и воины раздевались до пояса после тренировки и смывали с себя грязь и пот. Да и дождь им помогал. Понадобилось немало ведер воды, чтобы привести в порядок воинство.

Седрик поднялся в кабинет. Возле камина стояла бадья с горячей водой. Слуги знали свои обязанности. Обмывшись и переодевшись в чистые штаны и тунику Седрик застегнул кожаную безрукавку и постучал в смежную дверь спальни. Ответа не было. Он приоткрыл дверь и просунул в комнату голову, но спальня была пуста. Пора было идти на обед и Седрик отправился в солар за Айлентиной. Но подходя к солару он удивился тишине. Обычно еще за несколько шагов было слышно разговоры и смех. Седрик без стука распахнул дверь. Явление небывалое! Дамы молча сидели за рукоделием. Айлентины не было. Не было и Меган.

- А где ее светлость? - поинтересовался Седрик.

- Ваша светлость, - присела в реверансе старшая дама Айлентины . - Миледи занята в другом месте, но скоро освободится.

Седрик кивнул и закрыл дверь. Он решил, что Айлентина хлопочет насчет обеда, а Меган, как обычно, при ней. Спустившись в зал он заметил, что все столы накрыты, но прислуга ведет себя как-то тихо. Нет обычных шуточек и разговоров. Ему даже показалось, что они ходят как-то на цыпочках. Седрик остановил служанку.

- Где ее светлость? На кухне? Что она там делает?

- Я не знаю, ваша светлость, где миледи. - Обомлела служанка, низко приседая. - Но на кухне нет.

- Да что, черт возьми, происходит? - Воскликнул Седрик.

В зал спустились Джеффри и Джозеф, так же удивленные тишиной в замке. Седрик увидел пожилого дворецкого, тоже печального на вид. Седрик уже устал гадать, что происходит и раздраженно позвал:

- Сэр Эммерет!

- К вашим услугам, милорд. - Поклонился дворецкий.

- Сэр Эммерет, что это с нашей прислугой? Посмотрите на них. И где миледи?

- Я вижу милорд. Они все скорбят, милорд. - Эммерет указал головой на тихо суетящихся слуг. - А ее светлость, я думаю, скоро присоединится к вам. - Печально сообщил дворецкий.

- Сэр Эммерет, - Взвился Седрик. - Либо вы мне скажите какая скорбь поразила весь замок, либо я разозлившись узнаю все сам, но тогда всем будет только хуже.

Эммерет опустил голову и молчал. Джеффри и Джозеф подошли ближе, чтоб ничего не пропустить.

- Сэр Эммерет я жду! - Повысил голос Седрик.

От его грозного вскрика слуги перестали суетиться и замерли.

- Видите ли, ваша светлость, - вскинул голову Эммерет - все боятся вашего гнева и скрывают от вас. Но для нас, давно живущих в Осборне, сегодня скорбный день. Четыре года назад в этот день погибли его светлость герцог Ричард и маленький лорд Николас. А теперь когда вы все знаете, можете гневаться, ваша светлость.

Седрик и его сыновья пораженные сказанным молчали.

- И все боялись мне об этом сообщить?

- Да, ваша светлость. Это ее светлость приказала всем молчать. - Еще ниже опустил голову Эммерет.

- Но почему? - Тихо возмутился Седрик. Теперь уже и он начал говорить тихо.

- Миледи герцогиня не знала, как вы отнесетесь к ее и нашей печали и велела всем молчать. - Еще тише ответил дворецкий.

- Как я отнесусь? Да Господи! Я что зверь? С уважением и пониманием к всеобщей скорби я отнесусь и никак иначе. Где моя жена?

- Ее светлость на молитве. - С облегчением сообщил Эммерет.

- В часовне? - Седрик уже шагнул к дверям из зала в часовню.

- Нет, ваша светлость, в склепе под часовней. Она там с рассвета и леди Меган с ней.

Седрик жестом подозвал служанку.

- Сходи в солар пусть немедленно спустятся леди Фелисити и леди Фелони. Они тоже должны знать о всеобщей скорби. Джеф, - обратился он к старшему сыну - расскажи сестрам обо всем, я в склеп.

185
{"b":"577783","o":1}