ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Джозеф и Джеффри разом прокричали девиз: " Гордость и честь" и разом ударили в щиты. Налетевший порыв ветра встрепенул фиолетово-черные плюмажи из страусовых перьев на их шлемах.Сегодня они выступали не как граф Уолтерс и виконт Палем, сегодня они защищали цвета дома Сомерсби к которму теперь принадлежали.

После представления рыцари разъехались по своим шатрам готовиться к торжественному шествию. А их место заняли актеры разыгрывающие шутливые бои. А дальше развернулся поразительный спектакль. Началось торжественное шествие рыцарей уже в боевом облачении.

Первым ехал рыцарь по имени Херендвил, Он был одет в алую бархатную тунику поверх доспехов. Его окружала свита из двенадцати человек; - пажи, оруженосцы, личные герольды, грумы.

Вторым был Севери Говард. Окутанный серебряно-голубым плащом. За ним следовали пажи, оруженосцы и слуги. Третьим перед публикой предстал рыцарь столь щедро украшенный золотом и серебром, что скорее напоминал разряженную даму. Его плащ так был густо вышит золотом, что невозможно было разобрать рисунка вышивки. Да что там плащ! Даже попона его лошади была вышита золотыми и серебряными розочками. Рыцарь посылал налево и направо воздушные поцелуи, что вызвало восторг у многих дам.Шум стоял такой, что у Айлентины начало звенеть в ушах!Проехали еще несколько рыцарей. И наконец появились Джеффри и Джозеф.

- Граф Уолтерс и виконт Палем. - Громко объявил герольд - Старший и средний сыновья герцога Сомерсби!

От волнения Айлентина схватила мужа за руку. Он накрыл ее своей и слегка похлопал по ее сжавшемуся кулачку.

- Не волнуйтесь, миледи. Они отличные рыцари. Я уверен, что сегодняшний день принесет им победу.

- Дай Бог, милорд, дай Бог.

Джозеф и Джеффри действительно были великолепны. Впереди шел знаменосец и размахивал знаменем Сомерсби. Далее ехали оба сына Седрика в посеребренных доспехах. В бархатных туниках цветов дома Сомерсби. Правая сторона их была фиолетовой, левая черной, цвета разделяла широкая золотая полоса. На груди и щитах у каждого красовался родовой герб. На левой руке у них развевался шарф повязанный Айлентиной. Фиолетовые плащи спускались с плеч и покрывали крупы коней. Плюмажи на шлемах колыхались в такт ходу лошадей. Их огромных боевых жеребцов вели под уздцы по два грума. Через открытые забрала шлемов было видно, что братья улыбаются. На сгибе левой руки у каждого из них висел щит, а правые были подняты в приветствии. Следом шли старшие оруженосцы несли их боевые двуручные мечи. Далее шли младшие и простые оруженосцы у которых в руках были запасные щиты, копья, булавы и боевые топоры. Далее шли пажи с личными флажками подтверждавшими титулы. И под конец конюхи вели запасных боевых коней под фиолетово-черными попонами. Вся челядь сопровождавшая братьев была тоже одета в фиолетово-черно-золотые цвета дома Сомерсби.

- Милорд, Седрик. - Услышала сквозь шум Айлентина голос короля. Их места находились рядом. - А почему ваши сыновья выступают под вашим знаменем и девизом, а не под своими ? Они ведь оба имеют титулы.

Услышав голос короля Седрик встал и повернулся к нему.

- Потому, что они мои сыновья, ваше величество. - Ответил он с поклоном. - Потому, что сегодня не выступаю я сам и кто-то же должен представлять дом герцога Сомерсби. - Почтительно ответил Седрик.

- Да. Но достаточно было бы и старшего сына под вашим девизом и знаменем. А средний мог выступить и под своим именем. - Недовольно сказал король.

- Возможно, ваше величество. Но так решили сами сыновья. - У Седрика начала пониматься волна гнева.

- Жаль, жаль, милорд. Вы лишили нас увлекательнейшего зрелища. Можете присоединиться к своей супруге. - Король был недоволен.

Седрик поклонился сжав зубы. Когда он сел Айлентина с пониманием посмотрела на него. Она видел, что муж в бешенстве и хорошо понимал почему. Король желал, чтоб сыновья его герцога, и как он всем говорил друга, бились между собой! Если бы Джеффри и Джозеф выступили под своими именами, то в ходе турнира им бы пришлось сразиться друг с другом. А так, как они выступили под одним девизом и знаменем - правила турнира запрещали им это. Они могли биться с кем угодно, но только не между собой. Как хорошо, что им хватило ума выступить от имени отца- герцога Сомерсби.

Айлентина в очередной раз столкнулась с вероломством короля. После этого она потеряла всякий интерес к происходящему и отрешившись от всего погрузилась в воспоминания. Она не слышала, как герольды объявили о начале боя. Не слышала криков битвы и шума толпы на трибунах. Она ушла в мир страшных воспоминаний. Когда она впервые столкнулась с вероломством короля. Теперь уже Седрик с пониманием и тревогой поглядывал на нее. Потому, что на ее лице отражались все ее переживания. Она даже не почувствовала когда Седрик взял ее за руку и слегка сжал ее. Из забытья ее вывел голос мужа. Который сообщил ей на ухо, что пришла очередь Джозефа вступить в поединок. Она пришла в себя и с благодарностью взглянула на мужа. Тот улыбнулся ей и указал рукой на край ристалищной площадки, где Джозеф уже занял боевую позицию. Он бился с Севреном Говардом.

Оба рыцаря разъехались в разные концы большого поля. Их разделял деревянный барьер - толстая перекладина на столбах, по высоте доходящая до брюха их коней. Герольды уже объявили их имена и объявили, что они будут сражаться на копьях и будут иметь три попытки.

Прозвучал первый сигнал фанфар и рыцари взяли деревянные турнирные копья наизготовку. Айлентина видела, как Джозеф придал копью горизонтальное положение и крепко зажал древко под мышкой. Левой рукой он прикрылся большим продолговатым щитом. Второй сигнал фанфар разрешал движение. Джозеф ударил коня шпорами и тот сорвался с места. Под ободряющие крики толпы рыцари приближались друг к другу. Кони неслись все быстрее. Джозеф сделал еле уловимое движение и его копье ударилось в щит Говарда. Говард покачнулся, но усидел. Его копье тоже попало в щит Джозефа, но сломалось. Сражающиеся пронеслись мимо друг друга, и сделав полукруг по ристалищу вернулись на исходные позиции. Говарду подали другое копье. Снова прозвучали фанфары дающие рыцарям сигнал приготовиться. И снова все повторилось Джозеф и Говард взяли копья наперевес. По второму сигналу фанфар они дали шпоры своим коням и понеслись вдоль барьера с разных сторон. И снова рыцари встретились на середине, и ударили копьями в щиты друг друга. У Говарда снова сломалось копье и он от удара чуть не выпал из седла. Под приветственные крики с трибун рыцари проскакали мимо. И еще раз сделав полукруг вернулись на свои места. Джозеф подал знак и к нему подбежал оруженосец с другим копьем. Решение было мудрым третьего удара прежнее копье могло и не выдержать. От напряжения Айлентина едва могла усидеть на месте. Когда раздался звук фанфар Айлентина не выдержала и вскочила. Она видела как Джозеф горячил коня. Наконец протрубили второй раз. С последним звуком рыцари сорвались с места и снова понеслись навстречу друг другу. Раздался сильный треск и Говард откинулся на круп коня, так и оставшись лежать. Джозеф как молния пронесся мимо. Копья сломались у обоих. Айлентина облегченно вздохнула и села на место. Она взглянула на мужа - он улыбался удовлетворенный победой сына. К Говарду подбежали оруженосцы и пажи и повели его коня с поля игр к шатру.

Под приветственный рев трибун Джозеф подняв забрало шлема объезжал ристалищное поле. Щит он успел отдать оруженосцу и теперь левой рукой держал поводья, а правой приветствовал зрителей. Подъехав к главной трибуне он остановил коня перед королевской четой и склонился в поклоне так низко, насколько позволяли доспехи. Затем он чуть повернул коня в ту сторону где сидели Седрик с Айлентиной и поклонился им. Потом взял правой рукой конец развевающегося шарфа, повязанного на левую руку и поднес его к губам. Трибуны взревели от восторга.

- Настоящий рыцарь времен трубадуров. - Услышали Айлентина и Седрик голос Хьюго Рэтленда за спиной. - А главное обеспечил пересудами и сплетнями наших дам. Они сойдут с ума от головной боли ломая те самые головы в размышлениях чей шарф он целовал.

239
{"b":"577783","o":1}