ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Небо без звезд
Думай медленно… Решай быстро
Смутное время
Женщина-левша
Одна и счастлива: Как обрести почву под ногами после расставания или развода
Американские боги
Бусидо. Кодекс чести самурая
Обжигающие оковы любви
Я тебя рисую
A
A

- Дима,- позвала его та, и парень замер на пороге,- Спасибо,- с запинками проговорила девушка, а Дмитрий застыл, впервые слыша ее голос настолько нежным.

- До завтра,- кивнул он и тут же вышел, захлопывая за собой входную дверь.

Эмили еще секунду смотрела на запертую дверь, но амулет привлек ее внимание и она вновь провала большим пальцем по краям неотесанного камня.

А он красивый,- только подумала она и вдруг порезалась о неровные края.

Она вскинула руку и заметила, как тонкая полоска крови бежит по ее пальцу, пересекая ладонь.

- Черт!- выругалась она и быстро побежала верх по лестнице.

- Эмили? Все хорошо?- спросил отец, выйдя из гостиной, но девушка была уже у комнаты.

- Да, просто порезалась!- крикнула она сжимая большой палец в ладони и разглядывая как капля крови, которая осталась на рубине тут же впитывается внутрь него.

29

Бредя по улицам, Анджей скрывался от пьяных компаний, который еще блуждали по ночному городу побережья.

Ему так хотелось найти какого-нибудь бродягу, страдающего от безумной боли, кто согласиться отдать свою жизнь, лишь бы не мучится. Но, даже ряды мусорных баков, за пляжными кафе, были абсолютно пусты.

Возможно, он мог дождаться завтрашней ночи, если конечно не ссохнется до ее начала,  испить бодрящей жидкости вместе со своей семьей, но, он не мог сделать этого, так как дал себе слово - держаться столько, сколько будет возможным.

Он вспомнил, как впервые увидел Эмили на старом кладбище, куда ходил навещать своих предков, могилы которых перевез из другого города, лишь бы они были рядом, как напоминание ему и Алле, о смертных, человеческих муках от которых они в свое время отказались.

Эмили была настолько хрупкой, что любой человек по сравнению с ней казался более крепким и стойким. Когда он почувствовал ее аромат, это сразило его наповал. У Анджея не было слов, что бы в полной мере передать то ощущение, которое пронзило его в тот момент, даже самому себе.

Как же это было сложно - удержаться.

Он отодвинулся подальше - чудовище внутри него жаждало схватить ее. В какой-то момент он даже почувствовал, как жажда переполняет его рот ядовитой слюной, как жжет внутри его груди желание и как напряглось его тело, вампирское тело.

- Я не видела, что здесь кто-то есть...- слышит он ее голос и млеет.

Вампир внутри него ухмыляется, словно играя со своей новой жертвой. И она была этой жертвой, а он был вампиром. Кровожадным и беспощадным.

От такого смятения Анджей не знал куда себя деть. Он все еще оставался в образе человека, но предельно остро ощущал вампирскую сущность внутри себя. И ему было бесконечно противно понимать, что вампир может так легко взять над ним вверх.

А во всем виновата эта девчонка!- ругались его мысли,- И зачем она только появилась здесь?

Прежние напряжение на Эмили сменилось ненавистью - которое он испытал в те минуты.

В то время пока он цеплялся за человеческие образы своей сестры, которые как ни когда спасали в отчаянные моменты бесконтрольные и страшные, но сегодня это не работало, если бы девчонка напрочь убила в нем человека.

Но потом случилось что-то, что Анджей до сих пор не понимает.

Ее взгляд встретился с ее, и тут он увидел себя в зеркальном отражении ее глаз. Потрясение, которое я испытал, спасло ей жизнь. В девчонке было что-то необычное, то, что захватывало дух. И только потом он понял, что она дочь Виолетты, наследница Гекаты, носительница могучей силы. Но не только это делала Анджей бессильным перед ее чарами, а то, что стучало у него в груди, в том месте, где когда-то было человеческое сердце.

Тогда он впервые задумался о смысле своего существования, о жертвах, которые висят в списках его личных убийств. В ее глазах он буквально видел страх миллионов глаз своих жертв, и это заставляло его испытать панический приступ стыда за свое существование.

Ведь он не хотел причинять кому-то боль, но и отказаться от крови тогда еще он не мог.

После этой встречи она не покидала его мыслей ни на мгновение, даже не смотря на все его безнадежные попытки прогнать ее прочь. Он любил ее и ненавидел.

- Я вампир!- кричал он в темноту мрачного леса, но собственный голос казался ему лишь отголоском внутреннего я.

А потом он вновь увидел ее в школе, куда не осмелился даже войти. Наблюдать за ней, понимать ее речь лишь по шевелению губ, представляя его звонкий, девичий голос, смотреть на ее робкое движение рук, было поистине необходимо. Как если бы он вновь стал человеком.

Обычно вампиров пугает Геката, мощь и сила, что таится в каждой ведьме этой крови, но он не испытывал и дали страха перед ней, лишь искреннее желание оставить ее живой, потому что все еще помнил этот сочный аромат ее теплой крови.

Анджей не мог понять, как это случилось. Как он позволил этому произойти? Девчонка заставляла его становиться лучше, отказаться от крови, от мыслей, которые принадлежали вампиру. Отказаться даже от своей семьи, ему было настолько просто, что в миг, когда он зашвырнул Эмили на святую землю ведьминской хибары, он посочувствовал ни с чем несравнимое удовлетворение, словно бы поборол свое истинное эго, зверя внутри своего тела.

И он старался быть лучше. Не пил кровь, отрезвляя свои мысли. Не думал о свое семье и общем деле всех темных существ этого мира. Все это он делал, что бы понравиться только одной. Эмили!

И сейчас, чувствуя как вся его вампирская натура, вновь пробуждается во рту противным ядом, он останавливается и, хватаясь за угол двухэтажного дома, медленно втягивает воздух.

В нескольких метрах от него, по песку бежит прибой. Туристы шумно выпивают в местных барах. Книжные лавки и торговые площадки пустеют. Жизнь Аше медленно погружается в сон.

Как бы ему хотелось уснуть и увидеть сны. Он помнил только один, он был из его детства. Ему снилось окончание войны. Парад с песнями и звуками стрельбы, но уже не за жизнь, а за радость, что окончились смертельные схватки.

Теперь это воспоминание было самым человечным, что еще веяло добротой и жизнью. Он цеплялся за него, стараясь забыть о муках, что ждут его в аду. Но он не боялся. Он всегда знал, что в подземелье Аида уже стоит для него отдельный котел и ждет, когда он поселится в него навсегда. И если этому в скором времени суждено было случиться, последнее, что бы он хотел сделать - спасти ее жизнь!

И если бы он мог... если бы его жизнь стоило хоть что-то он бы отдал ее за жизнь Эмили. Сделал бы все, что от него зависит, только бы она осталась жива.

С первых минут их знакомства он всецело боялся, что Эмили узнает правду о нем и его семье. Конечно, он не думал, что ведьмы будут молчать, но где-то в глубине сознания надеялся на это.

Общаясь с ней в том темном парке, он панически не хотел, что бы она когда-либо разочаровалась в нем, или возненавидела. Он ощущал, как она страстно желала того поцелуя. Ее губы в пару сантиметрах от его губ дрожали и требовали не останавливаться, но он испугался. Испугался, что не сможет устоять от соблазна укусить ее. Перед глазами плясала ее тонкая изящная вена под горлом.

Тогда он чувствовал, что Эмили испытывает к нему влечение, именно это удержало в нем человека. Это было сложно не заметить! А сейчас? Думает ли она о нем? Желает еще хоть раз встретить его, или мысль о том, что Анджей оказался вампиром стерли все ее прежние чувства?

Одно Анджей знал наверняка. Она не убила его, когда была такая возможность. Там, на полу школьного туалета, она могла стереть его в порошок, если бы не остановилась. Но она подчинила себе тьму, и он остался жив.

А сегодня, когда он учуял ее поблизости, аромат ее крови вытеснил даже свежеть Джегошь из его легких. Он еле унес ноги, что бы, не поддаться искушению, и это заставило веру внутри его пробудиться. Он отважно думал, что сможет справиться вампиром, даже если будет голодать еще несколько недель, пока что-нибудь не придумает.

Одолевшие надежды вмиг сменились вампирским чутьем. Он туго втянул аромат свежей крови, что бурлила по венам черного кота, который шарил по помойкам, в надежде найти себе пропитание.

51
{"b":"577788","o":1}