ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

-Так значит, портрет...

-Фальшивка. Пугало для тех, кто мог бы проникнуть в дом. Ты что, позабыл? У матушки тяжелый нрав, но она никогда не позволяла себе скандалить на повышенных тонах и уж тем более не бранилась, как уличная торговка!

-Видно, я и впрямь был слеп... - пробормотал Сириус. - И вы, значит... эмигрировали?

-Да. Мы теперь респектабельная новозеландская семья волшебников с британскими корнями. Отец, - Регулус усмехнулся, - вывел изрядную часть капиталов на свое новое имя, поэтому мы ни в чем не нуждались.

-Погоди, сейфы же никто не трогал...

-Сириус, - не выдержал я, - это было до «смерти» твоих родителей! А гоблины говорили только о наследстве. А может, они и знали, что твои родители живы, но помалкивали, как обычно. Они ж всегда твердят, что им нет дела до людских интриг!

-Именно, - кивнул Регулус. - И еще вспомни, что я говорил тебе о Малфое. У отца тоже имеются обширные связи в маггловском мире, и сейчас, скажу тебе честно, он может вовсе не вспоминать о том, что хранится в наших сейфах. Всё! Довольно болтовни, идем! И не бойся, - добавил он. - Что бы ни было прежде, я тебя спасу. Если бы не твой крестник и его подруга...

-В обратном порядке, - педантично поправила Гермиона, и он негромко засмеялся.

-Хорошо, Гермиона и Гарри... Если бы не они, меня не было бы в живых. И родителей тоже. Мы в неоплатном долгу перед ними... Пойдем скорее, Сириус, нас ждут!

-Питера не забудьте! - напомнил я, когда крестный обнял меня на прощание. - Выйдете в Запретный лес, по сторонам смотрите, там акромантулы попадаются. А мантию под пеньком у тропинки оставьте, приметный такой. Ай, ну хватит меня тискать! Гермиону обнимайте, это ее идея была...

Они послушались, и Гермиона возмущенно заверещала.

-Извращенцы! - сказал она, когда братья скрылись во тьме тоннеля, унося с собой клетку с Питером, и поправила растрепавшиеся волосы. - Уф... ничего себе, а? На старших Блэк я не рассчитывала, честно!

-А по-моему, неплохо получилось, - хмыкнул я. - Ты крута, Гермиона! А теперь давай придумаем, куда деть Снейпа...

-Может, он сам расколдуется? - с надеждой спросила она, встряхнув наволочкой. Внутри яростно зашипело.

-Сомневаюсь... Еще и память ему стирать придется! Пойдем в лес, - решил я. - А то превратить-то обратно мы его превратим, но...

-Положим возле Гремучей ивы, - быстро сказала она. - Он же за Люпином пошел, наверно. Вот... Но не дошел, Ива оказалась быстрее!

-Годится, - одобрил я, и мы отправились расколдовывать Снейпа...

Глава 12

Через месяц, за завтраком, когда совы доставили утреннюю почту, в Большом зале раздался многоголосый вопль.

-Вы слышали?! Сириус Блэк оправдан!

Люпин уронил на себя кусок омлета. Снейп разлил кофе (но профессионально - на МакГонаггал). Дамблдор поперхнулся.

-Ну-ка, ну-ка, - забормотала Гермиона, забирая у Крошки газету. - Да, Гарри, мы сделали это!

Я отобрал у нее «Ежедневный пророк» и увидел на развороте улыбающегося во весь рот и машущего рукой Сириуса. Рядом маячил Регулус.

Я нашел взглядом Малфоя, подмигнул ему и поднял над головой сцепленные в замок руки. Тот потряс головой, явно не веря глазам своим, покрутил пальцем у виска и снова уставился в газету, а я сделал вид, будто просто потянулся. Все равно мало кто знал о моем истинном имени и тем более о том, что Сириус - мой крестный.

-Процесс... ага... адвокат такой-то... Регулус Блэк, восставший из мертвых, аха-ха-ха, просто день живых мертвецов... - бормотала Гермиона, изучая статью. - Петтигрю дал показания под веритасерумом, Сириус Блэк тоже... Ну! Регулус молодец, так подготовился!

-Гермиона, - задумчиво произнес я, разглядывая колдографию. - Мне мерещится, или во-он там, среди зрителей на трибуне, в задних рядах - тетя Пэт?

-Где? Ой. Нет, не мерещится, - ответила она, присмотревшись. - А она тебе ничего не писала о судебном процессе?

-Ни словечка. Только упомянула, что Сириус отправился в Лондон, к себе домой, но обещал вернуться. А он мне тоже ничего не...

Глазастик уронил мне на голову увесистый пакет.

-Ага, вот, похоже, и объяснительная записка... - пробормотал я, разрывая упаковку. - Так-так... «Дорогой Гарри, не писал, боялся сглазить», угу, молодчина, а туда же, волшебник...

Я быстро пробежал глазами письмо: Сириус на пяти страницах отчитывался в том, как они с братом преодолевали сопротивление британского магического правосудия. Хорошо, у Регулуса уже все было наготове, не зря Гермиона отсылала ему ту тетрадь... Свидетельские показания и признание Петтигрю, их с Сириусом воспоминания, много чего еще, комар носа не подточит!

-Гляди, фотки, - сунул я под нос Гермионе пачку колдографий.

На них был и Регулус, и пожилая пара, видимо, Орион и Вальбурга Блэк, оба исключительно надменные, очень похожие друг на друга («Да они же троюродные брат и сестра!», - вспомнил я), ухоженные и подтянутые. На старичков-пенсионеров эта пара совершенно не походила, а я припомнил рассказ Рона Уизли о какой-то его тетушке, которой давно перевалило за сто лет, но она еще ой как бодра! Волшебники живут дольше обычных людей, и это мне очень нравилось...

Сириус рядом со своим семейством выглядел бедным родственником, но, по-моему, его мать улыбалась вполне искренне, а отец с радостью обнимал непутевого сына. Хорошо еще, они на слушание дела не явились, а то вышел бы номер! А колдографии, как я понял, сделаны были на площади Гриммо, в фамильном особняке.

-Всё хорошо, что хорошо кончается, - изрекла Гермиона. - Но ты не забыл, что нам нужно заняться одной вещицей?

-А может, и не одной, - кивнул я. - После занятий пойдем, подумаем...

В дневнике Риддла мне нравилось то, что он умел разговаривать. Медальон, увы, на это способен не был. Вот подсовывать всякую гадость в мозги - на это он был горазд, но и только. Гермиона хотела подержать его при себе подольше и посмотреть, во что может вылиться контакт, но я обругал ее дурой и отобрал крестраж. Она и так-то иногда делается невыносимой, а если при ней будет эта штуковина...

-Ну Гарри... - канючила Гермиона. - Ну дай поносить... Ну вдруг он знает, есть ли у хозяина другие крестражи? Ты же не можешь, ты от этого чешешься!

Что верно, то верно, шрам у меня чесался точно так же, как тогда, с дневником.

-Я с тобой не справлюсь, если что, - честно сказал я и задумался. - Слушай, а давай его кому-нибудь подбросим?

-Например?

-Да хоть младшей Уизли. Она уже имела дело с дневником, - напомнил я, - и Волдеморт легко ею овладел.

-Гарри!

-Разумом ее овладел, не цепляйся к словам! Думаешь, Джинни выпустит из рук такую роскошную цацку? - спросил я, подкидывая медальон на ладони. - Она с тетрадкой-то старой расстаться не могла, а тут золото-изумруды... Да пусть даже стекляшки, все равно красиво!

-А как мы его ей подбросим? - деловито спросила Гермиона. - Если она его... м-м-м... найдет, то станет спрашивать, не терял ли кто, а медальон и впрямь красивый, вдруг еще кому-то приглянется?

-Пришлем анонимно, - подумав, сказал я. - От поклонника со Слизерина. Вроде как бижутерия, зеленый цвет так ей идет, бла-бла-бла, Джинни нужно было оказаться на другом факультете... Как тебе идея?

-Бредовая, - ответила Гермиона, - но может сработать. Я сама записку сочиню, ты так не сумеешь. Ты Локхарта не читал.

-А причем тут Локхарт?

-Джинни большая его поклонница, - пояснила она и зловеще засмеялась, а потом добавила: - А ты напиши своим родственничкам. Регулус упоминал о Фламмеле, не забыл? Если он с его женой знаком, то вдруг знает что-нибудь о камушке? В смысле, о том, как его использовать! Или может выяснить...

-Напишу, - кивнул я.

Ну а что такого? Регулус нам был жизнью обязан, вообще-то, и не только своей, так что мог и помочь!

Правда, пока я сочинял записку, то передумал. Я имею в виду, насчет медальона.

-У тебя семь пятниц на неделе, - в сердцах сказала Гермиона, когда я заявил, что подбрасывать крестраж Джинни мы не станем. - Что еще тебе на ум пришло?

102
{"b":"577791","o":1}