ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

-Вот уж чего не знаю, того не знаю, сэр, - ответил я. - Рон говорил, там толпа Пожирателей была, и их кто-то уходил чуть не до смерти. Вы что, думаете, я на это способен?

Директор посмотрел на меня так, что стало ясно: он допускает такую возможность. Очень даже...

-А вот Сириус - тот мог, - добавил я. - Они с братом - серьезная сила. Может, и еще кто-то имеется, о ком я не знаю. А с другой стороны - зачем бы их туда понесло? Правда, я сказал крестному, что именно мне приснилось, вдруг решил проверить? Но Блэки не сознаются, даже если это были они.

-Так или иначе, эти неизвестные скрылись до появления авроров, - вздохнул Дамблдор. - Однако теперь уже никто не сможет замалчивать очевидное - Волдеморт вернулся!

-Говорят, господин министр намочил штаны с перепугу? - не удержался я.

-Нет, он просто сел в лужу, - ответил директор, - в прямом и переносном смысле: фонтан в атриуме сильно пострадал, вот Фадж и поскользнулся...

-Ну и поделом ему, - равнодушно сказал я.

Дамблдор помолчал, глядя на своего феникса, который сделался птенчиком, потом произнес:

-В сложившейся ситуации главным образом виновен я - не стоит проявлять излишнее высокомерие и брать на себя всю ответственность целиком. Если бы я был откровенен с тобой, Гарри - к сожалению, мне не хватило на это смелости, - ты уже давным-давно знал бы, что Волдеморт может попытаться заманить тебя в Отдел тайн. Если бы ты попался на его удочку, последствия могли бы быть весьма печальны...

-Но я же не попался.

-Это прекрасно, мой мальчик, но я все же должен с тобой объясниться, - сказал Дамблдор. - Мои ошибки - ошибки старого человека. Ибо теперь я вижу: всё, что я сделал и чего не сделал по отношению к тебе, несёт на себе явную печать недостатков, связанных с возрастом. Молодым не понять, как думают и чувствуют старики. Но старики виноваты, если они забывают, что значит быть молодым… а я в последнее время, похоже, стал это забывать…

Я украдкой зевнул и принялся ковырять пальцем обивку кресла. Тетя Пэт частенько шлепала меня по рукам за эту дурную привычку, и тогда я принимался заплетать в косички бахрому на диванном покрывале.

Вспомнив об этом, я осознал, насколько соскучился по семье! Провались пропадом эти тайны с Волдемортом вместе, я домой хочу!

-Пятнадцать лет назад, - промолвил Дамблдор, и я очнулся, - впервые увидев шрам на твоём лбу, я догадался, что он может значить. Я увидел в этом шраме знак глубинной связи между тобой и Волдемортом. С этого и необходимо начать. Ибо вскоре после того, как ты снова вернулся в волшебный мир, стало ясно, что я был прав и шрам предупреждает тебя о близости Волдеморта, или о том, что его обуревает какое-то сильное чувство.

-Знаю, - кивнул я, - у нас с ним беспроводная связь.

-И эта твоя способность - ощущать присутствие Волдеморта, даже если он скрывается под чужой личиной, и знать, что он чувствует в минуты сильнейших переживаний, - становилась всё более и более явной по мере того, как Волдеморт набирал силы, вернувшись в своё собственное тело.

Я не перебивал - быстрее иссякнет.

-С течением времени, - продолжал Дамблдор, - я начал опасаться, что Волдеморт узнает о существовании этой связи между вами. И действительно - настала минута, когда ты так глубоко проник в его сознание и мысли, что он почувствовал твоё присутствие. Я имею в виду ту ночь, когда ты стал свидетелем нападения на мистера Уизли.

-Ага, профессор Снейп говорил.

-А ты не задавался вопросом, почему это объяснил тебе не я? Почему не я взялся учить тебя окклюменции?

-Дел много? - предположил я. - Или вы так над профессором измывались? Я ж знаю, как он к моему отцу относился, да и к Сириусу тоже. Ну и ко мне за компанию.

-Гхм, нет, - откашлялся Дамблдор. - Видишь ли… я боялся, что недалёк тот час, когда Волдеморт попытается силой проникнуть в твоё сознание, чтобы управлять твоими мыслями, и мне не хотелось лишний раз подталкивать его к этому. Я был уверен: он обязательно захочет использовать тебя, чтобы шпионить за мной. Я боялся, что он овладеет тобой, подчинит тебя себе. Думаю, я был прав, считая, что Волдеморт попробует использовать тебя таким образом. В тех редких случаях, когда между нами возникал зрительный контакт, я замечал в глубине твоих глаз его призрачную тень…

«Вот так самомнение», - подумал я, но сделал вид, будто трепещу.

-Но Волдеморт хотел овладеть тобой не ради того, чтобы погубить меня; он хотел погубить тебя. Он внедрился в твоё сознание на короткое время, рассчитывая, что я пожертвую тобой в надежде убить его. Как видишь, сохраняя дистанцию между нами, я пытался защитить тебя, Гарри. Ошибка старого человека…

Я подержался за голову. Помогло, но едва-едва. Жаль, я беруши в спальне оставил.

-Когда я узнал, что в ту самую ночь, когда пострадал Артур Уизли, ты почувствовал, как в тебе пробуждается Волдеморт, - продолжал директор. - Я сразу понял, что мои худшие страхи оправдываются: он догадался, что тебя можно использовать. Чтобы обезопасить твоё сознание от вторжений Волдеморта, я организовал уроки окклюменции у профессора Снейпа.

Он сделал паузу. Я покосился на портрет Финеаса Найджелуса в поисках моральной поддержки, и он мне подмигнул, а потом жестом показал, какого мнения о теориях Дамблдора.

Кстати, Блэк ведь наверняка может смотаться на Гриммо, там есть его портрет! Интересно, подглядывает он за потомком или нет? И, кстати, если он там бывает, то почти наверняка знает, что Орион и Вальбурга живы-здоровы: если сам их не видел, то мог услышать, как братья о них упоминают или там Кричер... Однако он не проговорился Дамблдору, чудесно!

Может, стоит считать его условным союзником? Как бы поговорить с ним наедине и выспросить про меч и прочие реликвии Основателей? Блэк наверняка знает много интересного...

Тут я чуть не хлопнул себя по лбу: так на каникулах, на Гриммо и поболтаю со стариком! Если его достаточно громко звать, он наверняка явится в свой тамошний портрет!

Увы, с этой Амбридж мы совершенно позабыли о крестражах, вот беда... Летом наверстаем, конечно, но все равно, столько времени потеряно даром!

-Профессор Снейп обнаружил, - возобновил свой рассказ Дамблдор, - что тебе уже не первый месяц снится некая дверь в Отделе тайн. Разумеется, желание услышать касающееся его пророчество преследовало Волдеморта с тех самых пор, как он вернул себе тело. Когда он представлял себе эту дверь, она возникала и в твоих снах, хотя ты и не понимал смысла происходящего. Но пророчества в Министерстве магии надёжно защищены. Взять их с полки и не сойти при этом с ума могут только те, к кому они имеют прямое отношение. Таким образом, Волдеморт должен был либо сам явиться в Министерство магии, рискуя наконец выдать себя, либо заставить тебя взять пророчество для него. Поэтому умение защищаться с помощью окклюменции стало тебе ещё более необходимо.

«А, вот ради чего все это затеяли! - подумал я. - Бараны. Надо было использовать меня как приманку, а самим устроить засаду и скрутить наконец змеемордого! Знай я заранее про это дурацкое пророчество, так бы и поступил...»

Тут я прикинул, что всем отрядом мы, пожалуй, сумели бы завалить Волдеморта. Пришлось бы посложнее, чем с одними только Пожирателями, но если б мы планировали операцию заранее, то позвали бы Блэков в полном составе, а те - еще кого-нибудь из знакомых, вот тебе и вполне годный боевой отряд!

-А как авроры узнали, что в Отделе тайн заварушка? - спросил я, чтобы не молчать. - Сигнализация сработала?

-М-м-м... нет, - уклончиво ответил Дамблдор. - Профессор Снейп обнаружил, что тебя нет в спальне, и догадался, что ты, вероятно, видел нечто, связанное с Волдемортом. А кое-кто из учеников видел, как ты отправлял патронуса... Тогда он тоже связался с Сириусом и удостоверился, что тот цел и невредим. Тебя, однако, нигде не было, Снейп забеспокоился и сразу же оповестил об этом нескольких членов Ордена. Вот все и бросились к тебе на выручку...

171
{"b":"577791","o":1}