ЛитМир - Электронная Библиотека

- Уф, это труднее чем я думал,- тяжело вздыхает отец, отходя от меня взъерошивая волосы, и поворачиваясь к окну, за которым уже густая темнота, и лишь луна сияет, освещая комнату, создавая полутень, после того, как отец выключил свет, ссылаясь на то, что ему так будет проще:

- За пять лет до твоего рождения,- тихо начал говорить отец, и по тону было слышно, что ему тяжело говорить, тяжело вспоминать все то,- Астрогор решил поделить бизнес, его не устраивало то что… Давай по другому,- сдался отец задергивая шторы поглощая комнату в вязкую тьму.

Его серо-зеленые глаза, странно блестели в темное, и я едва улавливала его шаг, то, как он садится в кресло, я боялась даже пошевельнуться, неправильно вздохнуть или выдохнуть. Все тело сковал непонятный мне страх.

- Астрогор всю жизнь считал, что он единолично обязан править семейным бизнесом, и что удел его брата и сестры это его рабочие. И Диаман ни на что не жаловался, он воспринимал все как должное. Но вот когда Диаман женился на Селене, а ее отец был главой спонсоров компании Драгоциев,- добавил отец, отворачиваясь от меня обращая свой взор на книги,- То Диаман решил, что он тоже имеет полное право стать главой компании, и естественно Астрогор этого не одобрил,- горько усмехнулся отец, и мне четко представилось его лицо, с этим жутким оскалом.

Я невольно вжалась в кресло, продолжая его слушать…

- Астрогор счел, что лучше разделить пополам, чем потерять большую часть, но когда родился Фэшиар,- отец замолк, прокручивая в своей голове из раза в раз, стараясь понять, не упустил ли он что-то важное:

- Появился еще один наследник и план: убить брата и заполучить всю фирму, повалился крахом. Рок – сын Астрогора, был куда старше Фэшиара, но он не имеет право на кресло главы компании,- отец не стал объяснять почему, просто решил, что мне не стоит этого знать:

- Взбешенный таким поступком, Астрогор открыто заявил, что сдаст всю компанию, что у него хватит документов, и он готов сесть сам, лишь бы компания не досталась никому. Я по глупости тоже ввязался в это дело и стал одним из акционеров их компании, и получается, что документы у него были и на меня, тогда…

Отец судорожно вздохнул, и в тишине было слышно, что он что-то бормочет.

- Тогда мама выкрала документы,- закончила я за него, хотя эти слова мне дались с огромным трудом, но пересилив себя, я разорвала гнетущее молчание.

- Именно,- хмуро выдал отец, вставая с кресла, словно не зная, куда себя деть,- Лисса поступила очень глупо,- печально вздохнул он, сжимая кулаки да белых костяшек.

- Ты обозлился на Астрогора, что он вопреки твоей просьбе не трогать мою маму все-таки устроил на нее охоту,- шептала я сквозь слезы, зная эту историю, как свои пять пальцев, из рассказов Норта и слуг дома. Которые, на мое удивления, были ознакомлены с этой историей.

- Я не принял тебя из-за того, что знал, что пока Астрогор не догадывается о твоем существовании Лиссе ничего не грозит, ее просто нечем шантажировать. Именно поэтому я возненавидел тебя с первой минуты твоей жизни,- признался отец, заставляя меня, оторопевши, замереть в кресле.

« Возненавидел тебя…» - гулко отдается в висках адской болью, и мучительным головокружением, и я просто не в состоянии встать и наградить его звонкой пощечиной, хотя желание больше чем превелико.

- Я был таким же легкомысленным, как и твой Драгоций,- на губах отца промелькнула горестная улыбка воспоминаний прошлого.

«Не мой он! Не мой! Чей хотите, но только не мой!» - именно это я хотела крикнуть отцу, но не была в состоянии, просто не могла выдавить из себя и слова, непонятное мне чувство сковало тело, которое бил озноб от услышанного.

- Не надо историй, я знаю почему ты расстался с мамой,- шиплю я, тихо шмыгая носом, пока слезы безжалостной пеленой застилают глаза, и теперь я ничего не вижу.

- Не знаешь,- ухмыляется он, проводя рукой по моим волосам, и теперь эти прикосновения для меня омерзительны, противен его голос, его присутствие!

- Знаю,- сдавленно мычу я, даже дыхание сбивается и хочется кричать, громко, дико, хочется просто-напросто разорваться криком обиды и боли, которая внутри меня!

- Я любил, и буду ее любить,- говорит он, шагая через всю комнату, замирая у кресла Диамана внимательно изучая его,- Василиса, пойми – это раньше я мог позволить себе презирать твое существование. Но как только в мой дом попало маленькое, испуганное рыжее чудо, которое до боли в сердце напоминало мне Лиссу, я просто не мог не полюбить его. За волю, за стремление, за желание. Ведь не смотря на все ты любишь свою мать, даже не смотря на то, что считала, что она бросила тебя, ты не переставала верить в ее любовь, так же как и она,- тоскливо выдает он, садясь на край кресла, сжимая ручку в руках.

Теперь и мое сердце болезненно сжимается…

- Ты говорил про сестру Астрогора…- начинаю я, с желанием выговорится и получить хоть какую-то пользу из этого разговора.

- Ты про мать Захары и Войта? – напрямую спрашивает отец, вновь отворачиваясь от меня, а в звенящей тишине слышно, как скрипят его зубы.

Мой рот раскрывается в немом возмущении. Значит Захарра не родная Фэшу? А парень, который мечтает меня убить ее брат?! Вот теперь мое тело пробивает дрожью, от беспомощности и слабости перед ними.

- Просто сейчас ты должна решить, что для тебя важнее: удовольствие,- оскалился отец, бросая короткий взгляд на дверь,- Или семья, которая будет готова принять тебя любой,- медленно и уверенно произнес отец, сцепляя руки в замок.

«У меня нет семьи!» - так я должна была ему крикнуть, но я, повинуясь странным инстинктам, продолжала его слушать.

- Рано или поздно Драгоции воспользуются твоей близостью ко мне, и попросят пойти, так сказать, против меня,- его равнодушный тон выводит из себя, и у меня складывается ощущение, что он меня считает предателем, который котов, за как закал отец, удовольствие предать семью, которой нет.

- Но ведь ты больше не в сговоре с Астрогором,- сцепляя зубы, говорю я, сглатывая слез, продолжая выпытывать у отца дорогую для меня информацию.

- Нет,- легко отвечает он, резко разворачиваясь ко мне лицом, впиваясь внимательным взглядом в меня словно ища зацепки, почему я задаю такие вопросы.

- Тогда почему?.. – я не успеваю договорить, отец бесстрастно меня прерывает.

- Драгоции считают меня предателем? – заканчивает он мою мысль, но я не вижу его лица. Чувствую, что он ухмыляется,- Посчитай сама: на кого еще свалить все проблемы, на кого, как ни на того, кто в прошлом был близок с Астрогором, а ведь в кампании и без того полно крыс,- плотоядно заканчивает он, закидывая руки за голову, растягиваясь в кресле.

- Почему я должна уехать? – убрав все наводящие вопросы, конкретно интересуюсь я, ведь именно этот вопрос заставляет меня здесь сидеть и выслушивать все, что мне больно слышать.

- Я не говорил уехать,- поправляет он меня,- Но твоя идея мне тоже нравится,- хмыкает отец, разворачиваясь ко мне, и я вижу в его глазах сожаление,- Норт уезжает через неделю в Париж, и я предлагаю тебе добровольно уехать вместе с ним, пока все не уладится. Ты знаешь, что если добровольно не получится, то я тебя силком затащу в самолет,- игривая улыбка застывает на его губах, а в глазах плещется сарказм, и неподдельное чувство вины.

- Ясно,- лаконично выдавливаю я, вставая с кресла, хотя голова немного кружится от перемены положения,- Я могу идти?- поинтересовалась я, всхлипнув, я радуюсь, что в темноте не видно моих красных глаз.

- Василис, ты моя дочь, и желаю я тебе только добра,- мягко шепчет он, а я просто не выдерживаю и просто выбегаю из кабинета, не в способности больше слушать его сказки, бредни.

Сколько можно врать?!

Мне сейчас плевать. Заснимут ли меня камеры, увидят ли меня друзья, враги. Совершенно все равно. Я просто бегом спускаюсь по лестнице, вытирая слезы на ходу, пробегая мимо проходящих людей, которые с удивление косились на меня.

- Простите,- бормочу я, как только врезаюсь в кого-то, вытирая слезы ладонью, я поднимаю взгляд на девушку перед собой,- Марина? – в ужасе произношу я, моментально забывая про все сказанное отцом ранее.

94
{"b":"577795","o":1}