ЛитМир - Электронная Библиотека

Дома были каменные с крытыми дерном крышами. Хоть на улице не было многолюдно, привыкший к деревенской жизни Хёрну, город показался, полон жизни. Стоило воину доехать к пристани, как местный говор смешался в разный лад. Повертев головой и найдя гостиницу, Хёрн направился туда.

Слуги Оттерна Толстоногого, хозяина гостиницы, увидев приближающегося гостя, увели коней прочь, как только тот спешился. Гостиница Оттерна выделялась тем, что первый этаж был каменным, а остальные два - деревянные.

Войдя во внутрь, он легко заметил Барраса сидевшего за столом и опрокидывающего кружку одну за другой. Другие члены команды "Молчаливой" громко сопели над столом. Запах шедший от них, убеждал Хёрна в том, что эти вояки праздновали возвращение, не первый день.

- Присаживайся, Хёрн, - кивнул Баррас перед собой.

В густой, черной бороде Барраса виднелись огрызки еды, и напротив него не было свободно. Но, не смутившись всем этим, Хёрн бойко растолкав остальных, уселся на предложенное место.

- Где Вороний Глаз? - спросил Хёрн, интересовавший его вопрос.

- А ты ничуть не изменился, "молчаливый". Зачем спешишь, лучше на, выпей с нами, - протянул Баррас кружку.

Хёрн хоть и взял, но не пригубил к содержимому. Это не укрылось, казалось бы, от далеко не трезвого Барраса. Последний лишь хмыкнул, и звучно рыгнув, произнес:

- Ты ведь знаешь капитана. Он не отчитывается перед нами. Даже Утонувший бог не в силах сказать, о чем думает Эурон Грейджой...

Эурон Грейджой, по прозвищу Вороний Глаз, по мнению многих, был себе на уме. За ним числились странные выходки, не укладывающиеся в головы простых железнорожденных. Однако, в глаза Эурону никто не мог открыто об этом заявить.

Эурон Грейджой был известен далеко за пределами островов. Его знали как опытного капитана и удачливого воина. Отбоя не было от тех, кто хотел бы занять место на ладье "Молчаливой". Но капитан не стремился брать, кого попала к себе в команду. Когда дело касалась моря, капитану Вороньему Глазу и его команде не было равных. Что и говорить, не зря Эурона люди знали как жестокого и опытного капитана. И возможно, оттого и уважали...

Кивнув своим мыслям, Хёрн встряхнул головой.

- Что из, себя представляет Робин Грейджой?

На вопрос от Хёрна, Баррас лишь отмахнулся, как от назойливой мухи и произнес:

- Сейчас сам увидишь. Он очень... своеобразный. И да, за него будешь отвечать перед Эуроном...

Огонь в камине догорал, едва освещая зал.

Хоть воин и хотел расспросить, что имел в виду его собеседник, подумав немного, он отринул эту затею.

Хёрн когда то не раз выходил на моря, в составе команды Вороньего Глаза, но спокойная жизнь на родине прельщала его острее, чем остальных. Нельзя сказать, что отношения команды "Молчаливой" к нему изменилось, однако и прежними назвать было нельзя...

- Постарел ты старина. Скоро все волосы седыми станут.... Если такова плата за мирную жизнь, то я, пожалуй, откажусь, - сказав это, звучно рассмеялся Баррас.

Но Хёрна не волновали слова собеседника. Услышав, что кто-то спускается с лестницы, он обернулся.

Светловолосый парень, держа не большой мешок, направился к ним. Синяя рубашка сразу бросалась в глаза. Будто угадав мысли Хёрна, Баррас обратился к парню:

- Робин, знакомься. Хёрн, один из друзей твоего брата, Эурона. Он сам попросился показать тебе, окрестности Лордпорта...

Кивнув воину в знак приветствия, юноша спросил:

- Как скоро мы сможем выбраться за город?

- Если желаете, то прямо сейчас...

- Отлично. Но вы, наверное, не успели позавтракать с пути? - учтиво спросил Робин Грейджой.

- Отнюдь, - слукавил Хёрн. И видя, как парень направляется к двери, поспешно добавил:

- Осмелюсь заметить, погода прохладная. Возможно, на обратном пути нас застанет дождь. Так что, думаю, вам нужно одеться теплее....

Даже через сумрак, царившего в зале, было видно неестественная бледность парня. Слухи не врали, подумал Хёрн, следы болезни даже сейчас, полностью не исчезли.

Робин был высок и худ. Будто поняв мысли воина, парень ответил с холодным взором:

- Не стоит волноваться о моем здоровье...

Сказав это, Робин извлек из мешка черную мантию, с капюшоном. Накинув на себя, парень устремился к выходу.

Бросив взгляд на Барраса и команду "Молчаливой", Хёрн вышел за парнем. Оседлая своего гнедого и вспоминая ухмылку Барраса, он вдруг осознал, что день мог завершиться чем угодно. И эта мысль, откровенно говоря, не радовала бывалого воина.

- Для начала, мы могли бы посетить деревни, - заговорил первым Робин, забравшись на мерина, что привел для него воин.

Хёрн ничего не ответил, лишь молча кивнул. Пока они выбирались из города, он успел подумать, что поступил мудро, выбрав в конюшне, спокойного мерина. Глядя на то, как неестественно держался тот на коне, Хёрн сомневался, что парню часто удавалось ездить верхом...

Стоило им выйти за стены города, как тут же небо почернело, предвещая скорую грозу. Поравнявшись с Робином, Хёрн отринул мысль, убедить того возвратиться в гостиницу.

- Знаешь, Железные острова не такие, какими я их себе представлял, - вдруг поделился парень.

Дорога вела на развилку, откуда уже для себя Хёрн решил, что поведет парня в соседние деревни, лишь бы не на свою...

- И какие же?

- Я часто слышал, что здесь обитают лишь люди,... которые предпочитают жить не по законам.

Услышав слова парня, а именно то, что Робин избегал слово "разбойники", Хёрн впервые за сегодняшний день улыбнулся. И следующей мыслью воина было то, что все-таки правы были те, кто утверждал, что Робин Грейджой от железнорожденных перенял не так уж многого. Ведь учтивость в словах, было так не характерна для местных жителей.

Будто услышав мысли воина, Робин продолжил:

- Знаю, что многие видят во мне чужака, и чтобы изменить это, чтобы узнать железнорожденных получше, я решил поближе с ними познакомиться. Как-никак, это мой народ...

Последнее слова было произнесено с таким чувством, что Хёрн не сомневался, у парня были вполне искреннее намерения. Однако, он не могу ручаться за то, обрадует ли знакомство с жителями островов парня, или нет...

Повернув налево на развилке, двое путников большую часть дороги ехали молча. Лишь изредка, юноша пытался завести разговор. Но встретив молчаливый кивок воина, он вскоре замолкал.

- Слушай, зачем ты взял с собой еду на дорогу? Нас в деревне итак ведь угостят, - чувствуя неловко себя от того, что не поддержал беседу, спросил воин парня.

Улыбнувшись открытой улыбкой, Робин достал из мешочка вещь и показал его Хёрну.

- Никакая эта не еда. Видишь, книга...

Старая книга, архимейстра Хейка ничего не говорила Хёрну. Последний даже не слышал это имя, несмотря на то, что сам Хейк был уроженцем Железных островов.

- И о чем она, - только и смог выговорить воин.

Прав был Бассар, говоря, что Робин Грейджой был... своеобразным. Никому из железнорожденных не пришло бы в голову, таскать с собой повсюду книгу. Нет, сам Хёрн признавал справедливость слов, которые утверждали, что иной раз знание острее меча. Но любовь к знаниям, этого бывалый воин не понимал...

- Ну, в основном, архимейстр Хейк писал про быт и историю Железных островов, - начал Робин.

Глаза парня загорелись, отчего Хёрн решил, что ему придется выслушивать все, что тот прочел. Но юноша мгновенно умолк, направив серые глаза в другую сторону.

Бледность юноши виднелось отчетливо, из-за черной накидки. Светлые волосы, были пострижены коротко, по мальчишески, а живые глаза серого цвета, казалось, замечали малейшую деталь перед взором своего обладателя.

Несмотря на внешние различия черноволосого Эурона Греджоя и Робина, Хёрн не мог не признать, что было в них что-то общее.

Проследив за взглядом парня, Хёрн понял, что привлекло внимание молодого Робина Грейджой. Там в дали, в поле, виднелись силуэты троих ребят.

22
{"b":"577803","o":1}