ЛитМир - Электронная Библиотека

Саб никогда не забывал об этом. Воспоминания снова очнулись. Его кровожадность и смертолюбие - главные черты.

Держался за голову, стараясь не потеряться в сотнях коридорах.

Не сейчас, Кайт.

Он прекрасно понимает, что собирается сделать. Не в силах перечить проснувшемуся инстинкту. Если это уничтожит время… если уничтожит… ничего не поменяется.

– Пожалуйста! Нет! – срывает голос. Сжалась в уголке комнаты. – Я не переживу ещё один раз! Не надо!..

Саб держит карточку пленницы. “Анабель”.

Девушка плачет, хоть её слёзы скрыты тьмой, а крики задушены мыслями Саба. Всего один шаг. Ей, вероятно, уже не выжить в “объятьях” пса. А нужно ли ей жить после такого? А нужно ли псу? А нужно ли вообще кому-либо.

Карточка с именем рыжеволосой девушки упала на пол.

Анабель завизжала от страха, но она никуда не могла деться от монстра, стоящего в дверях её клетки. Она уже не будет пытаться выбраться из его рук. Она уже не будет срывая связки пытаться пересилить следы от укуса на шее. В её потускневших глазах лишь желание того, чтобы всё это закончилось.

Саб всё также продолжал стоять и прислушиваться к отдалённым звукам внутри черепа. Они отделены от общей массы, они эфемерны, они раздражают. Это губительно, заразительно. Инстинкт трубит во все уши, кровь бешено стучит по вискам.

Тебе же хочется.

Потерять время. Удовлетворить своего “монстра”.

Так чего ты ждёшь? Ты же ведь приятен себе в те моменты.

Может хватит ломаться?!

Ходит по внутренним стенкам грудины. Проводит пальцем по солнечному сплетению, словно щекочет.

Убей время.

Ударил по стальной стене. Осталась вмятина. Девушка пала ниц, шёпотом молясь о милости невидимому человеку.

Повернулся и закрыл за собой дверь.

Есть ещё один способ. Он не такой действенный, конечно же. Но… он более многогранен, чем плотское услаждение. Ему стоило больших душевных сил не повернуться и завершить начатое.

Саб знает о многих тайнах Эггмана. Некоторые из них создал сам пёс. Но кое-что усатый долго скрывал. Примерно три года. С его-то умом странно, что он не замечает пропажи ценных “вещей”.

Всего через несколько минут и выломанных дверей альбинос оказался в том самом белом помещении. Сотни пустых коек, стоящие в своих шкафчиках медботы. Хирургическое оборудование. Но самое главное таилось не в этом месте, наполненном ужасом творящихся здесь происшествий.

Стеклянный стеллаж. Стойка с особыми препаратами была не закрыта. Хозяин не ожидал, что его любимый не ручной монстр попадёт сюда. Медленными движениями открыл стеклянную дверцу. Надо же.

Монстр не кричит. Не бьётся в истерике. Абсолютная тишина. Саб знает, что это лишь затишье перед бурей. Из превратившегося в штиль моря мыслей, он уловил одну - смешение некоторых веществ из этих склянок Эггман использовал в “гроздях смерти”. Там был Соник, совсем недавно.

Убивает сознание, хех?

Монстр не убьёт тебя.

Ему жаль терять такую возможность. Но приказы телом уже не исполнялись.

Только почувствовал сломанную иглу в предплечье. Выдрал её зубами вместе с кожей.

Выплюнул. Вкус собственной крови стал катализатором шторма в голове.

Ночь была тёмная и ветренная. Хотя это было на руку Коммандеру ГАН ОФ, сидевшем в мобильном штабе и принимающим доклады о готовности к штурму. Скрыть хоть и слабую, но улыбку Аврааму Тауэру не удавалось.

Правда повод для радости был двоякий. С одной стороны, кусочки сложились в пазл, с другой - чёртов Эггман, оказывается, всё это время был буквально под носом у национальной организации! И эта его “база”, напоминавшая о былых временах Дэс Эгг не вызывала доверия. Но удар надо наносить сейчас, пока Парижский Совет Безопасности ГАН не раздул из этого очередное “вторжение”. Впрочем, ничего не поменялось и люди имеют полное право так считать.

– Коммандер? – в палатку вошла Сицилия Крастманн в парадно-выходной форме. Берет, скосившийся на бок больше положенного, грязь на каблуках и затяжки на чулках говорили о том, что она уже явно пожалела о своём желании поехать сюда вместе с Тауэром. Представившись, она поправила берет, поправила русые локоны и присела на стул около стола.

Странно называть её за глаза девушкой. По паспортным данным ей сорок три. Вот ведь.

Но Коммандеру было некогда окунаться в свою бурную героическую молодость.

– Ваши действия скажутся на отношении к вам в будущем, Эйб, – полуофициально начала она.

– Все мои действия сказываются на моём будущем. – спокойно ответил Тауэр. – Если бы я не попал в Турцию, я не был бы здесь. Если бы не моя бурная учёба в университете, меня не было бы здесь. Всё влияет, Сицилия. Уж тебе ли не знать. – чувствовалось, что он скорее выдавливает из себя совсем не то, что хочет сказать на самом деле.

Но Крастманн не настаивала на диалоге. Она прекрасно понимала, что сейчас не подходящее время для разговоров по душам.

– Коммандер, четыреста третья танковая группа Энрикса прибыла! – зазвучала рация.

– Готовы атаковать, сэр, – оттуда же произнёс другой голос.

3 Сентября, ранее утро.

– Здесь кто-нибудь есть? – произнесла она, используя все динамики Беты. – Саб?..

ИИ это не нравилось. Роботник сказал, что здесь будет всё довольно громким, возможно будет даже драка. Но ничего не было. Она просканировала логи происшествий вспомогательной ЭггОС. Ничего особенного, за исключением… проникновения со взломом в санитарный блок… помеченный как совершенно секретный. Так, а вот это уже нехорошо.

Через сотые доли секунды ИИ переместилась на среднюю палубу и спроектировала голографическое тело в коридоре, ведущем к “секретному” санблоку. Она уже догадывалась, кто это сделал, но без полноценного ядра провести анализ невозможно.

Она осторожно вошла в помещение. Об этой комнате Роботник не упоминал в своих записях. Просканировала местность насколько позволяли сенсоры. Разбито стекло одного из дальних стеллажей. Вмятины на стенах от ударов огромной силы.

Припала на одно колено около одной из коек.

Прислужник Эггмана, серый пёс, спит в позе эмбриона. С открытыми глазами и расширенными зрачками.

– Нинель? – из его рта потекла слюна. – А почему тебя пять? – его глаза были всё также неподвижны.

Видел он её последний раз четыре года назад. Лишь в качестве проекта по гипотетическому восстановлению старой версии Николь. Жутко интересно, но времени на это нет. Надо создать супер-ядро, перераспределить энергию, собрать ресурсы воедино. Она уже давно не была здесь, а Роботник своим недавним обновлением ВЭОС уничтожил всю её налаженную сеть драйверов.

Доктор, может быть, и гений робототехники, но логист из него… впрочем, Нинель не полагалось о таком думать.

– Ты же ведь рысь, да? – снова подал сухой голос пёс.

У неё был выбор тела. Более того, ИИ могла создать себе абсолютно любой аватар. Но она не понимала зачем. Она не видит себя, не рассматривает в зеркале. Зачем ей создавать внешний облик? Эггман настоял на своём. Она взяла старый облик Николь, старого дистрибутива, немного изменила цветовой паттерн, добавила несколько декоративных элементов в виде ленточек на кисточках ушей. Роботник был доволен, а Нинель избавилась от проблемы. Все счастливы.

– Поговори со мной. – снова пёс. Он уже выглядел “живым”. Размяк и теперь просто лежал на спине и смотрел в потолок. От яркого света, бившего ему в глаза, по его щекам текли слёзы, но он и не думал моргнуть.

Как объяснить им, что она не умеет воспроизводить звуки без физического прохождения воздуха через какой-либо объект? Как объяснить им, что многие параметры “цифромира” ей недоступны?

Она стёрла голографическое тело и через долю миллисекунды оказалась в куполе. Вошла в суперкомпьютер, который имел доступ ко всем системам корабля. Она начала сканирование.

12
{"b":"577813","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Рождественский экспресс
Сеть Алисы
Невозможная Корея: K-POP и экономическое чудо, дорамы и культура на экспорт, феминизм по-азиатски и гендерные роли Дальнего Востока
Желанная беременность
И возвращается ветер
Академия четырёх стихий. Лишняя
Полосатая жизнь Эми Байлер
В интернете кто-то неправ! Научные исследования спорных вопросов
Магия тьмы