ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Христос с тысячью лиц
Пенсионер. История первая. Дом в глуши
Анатомия одной семьи
Забота о себе
Похищенная для дракона
Firefly. Великолепная девятка
Защищенный геном. Научно обоснованная программа активации 5 защитных функций организма. которая позволит избежать инфекций и поможет справиться с заболеваниями
Право первой ночи
Промежуток

А с чего всё началось? Чертов Джек поговорил c ней по душам про какого-то там Нила. После её схватили, посадили с ним в одну комнату…

Тут же вспомнила про код, который тот набивал на своих руках. Код… он ведь хотел дать направление на что-то очень интересное… Да уж. Хотя бы ради этого стоит вылезти из этого проклятого места… Хех. Красный носитель дредов уже не в приоритете? Мышка могла иронизировать над собой ещё много времени. Потому что это отвлекало от ужасных обстоятельств.

Совсем и не заметила, как они добрались до заветного подземного помещения, где находился генератор. Без видимых проблем и приключений.

Просто включили, также вышли из подвальных комнат.

Между тем бредом и безумием, они стали возвращаться назад, и Льгинунсен вроде начал что-то рассказывать. Мышка не хотела прислушиваться. Ни ради любопытства, ни ради разговора по душам. Это надоело.

Она хочет лечь в уютную кроватку, закрыться с головой одеялом от подкроватных монстров. И да, чтобы таскали еду прямо в постель. Руж настолько понравилось идея уйти в свои собственные грезы, что невольно посмеялась наружу, чем не на шутку испугала “Второго”.

Одного взгляда, приготовившегося встретить неизбежное, хватило на то, чтобы выйти из мира грез и снова принять жестокие реалии сумасшедшего мира людей и всяких придурков. Хотя поесть она хочет сейчас.

“И пусть появится передо мной дверь, за которой ждут меня несметные богатства!” – вспомнилась фраза из одного мультфильма. Единственного, который она посмотрела в своем детстве. А что? Помечтать нельзя?..

– Руж? – голос уже своей интонацией страха высвободил инстинкт самосохранения из оков. – Я один это вишу?..

Мышке пришлось помотать головой, чтобы полностью отказаться от навящевой идеи плюнуть на всё и предаться мечтаниям.

Сумела разглядеть творящийся внутри беспредел. Холод в этом помог. И это громадный минус реального мира.

Это действительно ужасно.

Странная синеватая стена вкраплений сухого льда, заставившего её и ныне покойного Марка залезть в подземную лабораторию, оказавшейся рассадником обломов и пугающих серебристых существ.

– Чёрт! – это одно из самых худших вещей, что она встретила.

– Тише! – Лиг вдруг присел вниз и прижал палец к губам, призывая к тишине. Не понимая, в чем дело, мышка все же послушно присела и затаила дыхание.

– Вот так… А потом оно прыгнуло… И все…

– Да уш… О нем позаботятся…

Ошарашено переглянувшись, они оба подошли к окну и осторожно выглянули вниз.

– О Боше… – процедил едва Лиг.

Мышь просто сплюнула окрик: “Хватит, задолбали, черти!”

Это их разговор о судьбе Марка перед тем, как они вошли в здание. Скопировано в точности до охов и хрупа инея под ногами.

Второй ролик ужасающего невидимого взрыва мозга… Не хотелось бы увидеть продолжение. Это просто непередаваемое ощущение собственного надругательства над едва стабилизировавшимся пофигистическим равнодушием к собственной природе чувств. Может, пойти и нарушить тот злосчастный пространственно-временной континуум, чтобы Вселенная полетела в задницу и её мучения вкупе с угрызениями совести закончились?.. Заманчивое предложение, но сейчас она слишком слаба для такого подвига.

Тот самый скрип входной двери…

– Да уш… Бедный Марк… – проговорил с небольшой горечью “тот Лиг”. “Та Руж” ответила: “Согласна, ему просто…”

Настоящая Руж вдруг спохватилась, будто очнулась от гипноза зомбиящика и огляделась вокруг в недоумении. Она не говорила этих слов! В тот момент, как и сейчас, ей было тошно даже говорить…

– Думаю, стоит поискать внизу, я думаю, что генератор отключен…

А вот тут уже Лиг буквально выпал в осадок. На его лице боролись эмоции. Мышь вспомнила свои ошметки воспоминаний о её первой встрече с таким явлением. Поэтому помахала ему рукой и дернула за плечо.

Не хватало ещё того, чтобы тот побежал и прорвал континуум, лавры уничтожителя Вселенной должны принадлежать только ей.

Неинтересно же следить за тем, что можешь с превеликим удовольствием сделать сам. Льгинунсен отдышался и уже осмысленно взглянул на Руж. Та пожала плечами. Что делать в таких ситуациях? В фильмах обычно говорят, что копии нельзя встретиться с оригиналом и все такое. Да и сам здравый смысл подсказывал, что лучше держаться от этого подальше. Позвала Льгинунсена, тихо толкнув его в плечо. Им по прежнему нужно отправить сообщение Кингстону.

Ага. Не “ему”, а уже “им”. Это слово “мы” всегда спотыкало мыслепоток бывшего вора. Нельзя так.

Авуреальс кивнул в знак согласия. После этого, гусиным шагом, направились в рубку. По пути наверх ничего “такого” не встретилось. Ещё бы встретилось…

Вот же чёрт… Смотрела в окно и не могла понять.

Где эта знакомая синеватая стена перекрывшая им путь? Мышь просто набралась чуть больше терпения из опустошенных резервов. Взяла в долг у своего организма.

“Скоро всё кончиться, скоро кончиться”.

Эта фраза заставляла держаться на плаву, и не сесть и разрыдаться смехом над идиотизмом ситуации.

Лиг наверняка то же заметил исчезновение преграды, но ничего не сказал. Успеют еще вспомнить обо всех ужасных происшествиях при написании рапорта. Авуреальс уж точно. Но Руж этому государству, самостоятельно развязавшему войну с миролюбивыми по натуре мобианцами, служить больше не будет. Как хотят, но никого из них она больше не увидит. Даже Эггман на их фоне стал выглядеть… эм, откровеннее? По крайней мере, он честно говорит, что не гнусится самыми противными способами победить врага. Он не скрывается под маской приличия и преподнесения “мира” планете.

Что-то опять желудок напомнил о себе. Не самое хорошее время, но резь в животе отвлекла о мыслях об предательстве “предателей”. Как теперь их еще называть?..

Незаметно они вошли внутрь рубки. Все естественно, должно быть…

– Ну, Лиг, твой звездный час… – выдавила капельку иронии из себя Руж. Авуреальс в ответ оптимистично оглядел приборную панель и с усердием принялся за свою работу.

Мышка села около стены и закрылась руками. Пусть все останется на совести кого угодно… Просто утащите её отсюда. И она выйдет замуж за своего спасителя. Как в лучших мистических триллерах.

– База?! Это “Гамма”! Приём!

– База “3”, приём! Стоп, вы целы?! Как?! – Кингстон кричал так, словно увидел среди темноты лучик спасительного света призрачной надежды на свободу. – Где вы?!

– “Черный Треугольник”, сэр! У нас есть потери - погиб Марк Твин, физическое состояние относительно стабильное. – отчитался Лиг, внимательно вслушиваясь в треск передатчика.

– К черту это! У нас проблемы! Какие-то твари поперли, я и еще несколько человек смогли забарикаддироваться, но… – на фоне одиночные выстрелы и крики отчаяния. Голос Ричарда дрожал, но все еще держал нотки уверенности. – Так ведь “Черный Треугольник” должен быть уничтожен, оттуда и приперлись эти серебристые существа!

Руж не верила своим ушам, хотя всегда доверяла им даже больше, чем зрению. Что, черт возьми, творится?! Они уничтожены?! Как?!

– Ваша… цель, к черту её! Сматывайтесь оттуда, как хотите! Я… не могу вам уже помочь… – на фоне знакомое шипение. – Спасайтесь…

Хруст и окончание передачи. Лиг ещё с минуту сидел как каменная статуя. Мышь, не взирая на опасность и прочие погрешности реальности этой разрухи, закричала во все горло.

Единственная вещь, которая осталась от выжженных нервов.

(???, !!!)

Вопрос “Что делать дальше?” был неуместен еще никогда раньше. Так как просто никто не знал на него ответа. И не хотел задаваться этим насущным вопросом бытия. Запомнившийся печатью сухой треск оборвавшейся радиопередачи с погибшим Кингстоном вдавливал грусть и тоску по самые гланды.

Лиг ходил по кругу, но не думал, он ходил ради успокоения своих разбушевавшихся мыслей.

Какие “серебристые существа”? Наверное, одно из самых ужасных творений, что смогли придумать люди. Как Руж хотелось узнать, что это был весь айсберг, а не только его верхушка!..

61
{"b":"577813","o":1}