ЛитМир - Электронная Библиотека

Как белый медведь?.. Не признающий боли?

Сабу на пути встретился полицейский, который указывал горожанам куда идти.

Снес голову.

– …твою мать… Твою мать!

Руж прекрасно поняла, насколько Саб опасен ещё там, в Арктике, но это даже хуже чем промытый мозгами Шедоу! Даже сильнее его! Голыми руками! Без способностей!

Мышка не могла пошевельнутся от шока и нарастающего ужаса.

Похоже, прошлый раз, там, в домике Соника, был лишь разминкой…

Надо срочно увести мобианцев и вызвать тяжелую артиллерию! Сразу! Без промежуточных.

Выдохнула. И включила браслет обратно. Иголка снова проткнула кожу.

– Штаб, это агент Руж. Вызывайте к чертовым матерям джагернаутов! Здесь пёс Саб, и он давит гражданское население как букашек! Я за разноц…

Взгляд задержался на коротком силуэте. Бежала вдоль здания. Во всем бежевом, с каким-то рюкзачком…

Крим.

– Штаб, я иду за одной из мобианок, кроликом Крим! – переключила волну на близ находящихся агентов. – Хоук, утаскивай оттуда мобианцев! Живо! Агент Эльза, или как там тебя, какого черта?! Отбой!

Руж одним крепким ударом разбила программатор, доставшийся такой ценой.

Она спасется от всего этого. А вот об Крим никто не позаботится.

Стена рушилась от очередного взрыва. Наклз успел увернуться от острого обломка. Всё снова запылилось крошевом бетона. Очередной выстрел. Ехидна уже не доверял своим глазам – всё равно не помогают. Броситься вперёд, от нового взрыва, и попал во что-то мягкое. Два удара под дых, не стоило думать, что это некто иной, чем Саб.

Завязался ближний бой.

Наклз бил наугад, различая лишь контур тела противника. Тактика показала себя - красный ещё ни разу не попался под выпад, хотя пёс наверняка покрылся синяками. Наклза совсем неожиданно откинуло назад и ему заложило уши. Разрыв оказался совсем рядом, на некоторое время Наклз ощущал только биение своего сердца и отдышку. Ненадолго потеряв ещё и звук, ехидна, не долго думая, отполз чуть дальше, чтобы опомнится и снова ринуться в бой.

Выбежал из уничтоженной палаты в руины угловых комнат.

Несколько секунд, растянувшиеся в целую минуту драгоценного времени. Сейчас он явно имеет преимущество, и красному нельзя терять его этой паузой. Но странно было ощущать, что ноги не послушались команды двигаться.

Наклз невольно оглядел своё тело. Оно представляло собой комок ран, ссадин и кровоподтёков. Разбит нос, рассечены обе брови. Как обычно, констатировал ехидна. Но он принял решение разделаться с этим псом раз и навсегда. Нет желания бросать дело чести на половине пути. Пускай его тело обрастёт болячками – уничтожить того, из-за кого они столько натерпелись. Только эта мысль. Или уже нет.

Хранитель особо не вникал, но тут появилось ещё обстоятельство. Где Тейлз? Ясное дело, но тот должен был появиться. Тот и сам не меньше его хотел отомстить псу. Струсил? Наклз оскалился. Оставил его один на один…

Почему-то он даже не подумал, что Саб может напасть со спины.

– Стой на месте. – голос сзади.

Разбитый кулак сжался до появления крови.

– Паршивая тварь! – не особо удачным выпадом ехидна врезал кулаки в остатки перекрытия и вырвал два куска. Уже летящих в противника.

Безумный прыжок в неуспевшего пригнуться Саба и ожог трассёра под боком, встречен прикладом. Наклз даже не зажмурил глаза. Сознание требовало лишь одного - убить.

Не обращая внимания на писк, ехидна ринулся туда, чтобы вырвать кусок плиты со снарядом и размазать её по лицу пса…

Сделав это, он понёсся вслед за псом, пытавшимся выстрелить в него несколько раз, но безуспешно.

Таймер ускорялся. В предпоследний момент ехидна отбросил маленькую бомбу вперёд себя.

Взрывы прогремели почти одновременно, сзади и спереди.

Наклза рвало острыми углами разорванной арматуры.

Пол провалился под ехидной, его погребло под обломками. Он продолжал сражаться с невидимыми противниками.

Запах крови и чёрный цвет.

Достаточно оснований, чтобы ударить по этому предмету. Что от и дела до тех пор, пока не забрезжил свет хлопьев пыли бетонного разрушения.

Руки отнялись от перенапряжения, но он всё равно молотил воздух. Ему удалось встать и, шатаясь от кипящей ненависти, спуститься с груды обломков, под которыми пёс надеялся его похоронить.

Скоро его самого похоронят.

Остальных тоже. Но Саб первым в очереди.

Наклз по лестнице перебрался на этаж выше ,чтобы найти его. Только сейчас стал замечаться металлический привкус с примесью цемента и ржавчины. Бодрящий вкус злости.

Несколько длинных шагов вперёд.

Ноги не подчинялись, тело стало унывать от боли во всех её проявлениях.

– Ну уж нет…

Серость в унынии белой штукатурки и куча разбитых бетонных плит.

Всё, что хранитель обнаружил на средних этажах, где и находился. Смакование времени терпением и выдержкой. Но не перед болью, ни в коем случае.

В шорохах не было ничего искусственного, только медленное крушение всего здания.

Он остановился перед дырой на второй этаж. Лестница была разрушена. Стоило дунуть сквозняку и прожжённая боль заставила прокалённое тело упасть. Перед глазами пронеслись точки смазанного чёрного.

– Обнаружен… Враг?

Спинной мозг, через не хочу, заставил голову приподняться над землёй.

Люди. Ну, хотя бы они. В затухающем потоке многократного “убить”, до сих пор бушевала злость, что это сделает на хранитель.

Но он ещё успеет отыграться…

– Противник сзади!

– Уничтожить обоих! Огонь!

Уже и люди его…

– Предатели! – комок пластилиновых мыслей взорвался оранжевым фейерверком гнева.

Уклониться от выстрелов не удалось, но разрыв рядом с левым локтем был не замечен.

Только два шипа в шее первого же спецназовца, не успевшего уйти из-под удара красного психа.

Судороги добили человека, из шеи жертвы полился фонтан крови.

Удар прикладом на заставил себя ждать, но он нисколько не затормозил Наклза, шлем и череп пробиты.

Грохот выстрелов. Над ехидной, в крайний момент перед смертью, поскользнулся в пролом на стене. Сразу же место, где был красный, разорвалось осколками прилегающих стен.

Наклз хотел сиюминутно встать, но…

– Ты их защищаешь, но при этом уничтожаешь! – совсем рядом, но далеко, чтобы хранитель успел подскочить и врезать, пусть и во вред себе.

– Нас атаковал красный ехидна, повторяю, нас атаковал красный ехидна, есть потери! – где-то наверху, но опять, далеко.

– Заткнитесь! Зачем вы всё рушите, зачем?! – прокричал Наклз, судорожно хватая воздух, теряя кровь, не замечая этого.

– Так надо.

Кто это сказал? Голоса всех, кто находился здесь, и тех, кто был в сознании Наклза, перемешались в единый тягучий поток бессмыслицы.

– Убивать?! Надо?! Иди к чёрту с такими доводами! Почему? Почему?! – дрожащие кисти соскребли горсть из крошева обломков бетона.

– Я… хуже… если не убью, тебя! – звук Саба, или чей там, то приближался, то удалялся. Ехидна пытался встать, но ничто не подчинялось мозгу. И слова тоже.

– Что хуже, что?! Что тебе даст моя смерть?! Ничего, абсолютно! Кукла, плюшевая, и больше ничего! Иди к чертям собачьим, ублюдок! – шептание языка, будто застрявшего в зубах.

– Я просто тебя убью.

Из мыльной картины вылез прицел знакомой винтовки.

– Иди… ты… на хрен! – вложив в последнее слово частичку остатков сил, кулак прорубил воздух и ударил в голень…

Пинок в спину, Наклза кувыркнуло куда-то дальше.

Застрекотали автоматные очереди, ещё один взрыв. Вздыбившаяся под хранителем плита откинула его ближе к обрыву третьего этажа.

Неподконтрольные конечности чуть отодвинули его от края, но это не помогало.

Огонёк свечи, переросший в пламя бушующей ярости, сошёл на нет, лишь тлеющее сознание увидело толпу людей, что-то выкрикивающих солдат.

Вспомнил всё, что случилось с ними. Их страдания, их попытки спастись.

Пальцы задвигались, превращая ладонь в кулак…

98
{"b":"577813","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Клетка для сверчка
Джейн Сеймур. Королева во власти призраков
Между Фонтанкой и Обводным каналом южнее Невского
Эластичность. Гибкое мышление в эпоху перемен
Роддом. Сценарий. Серии 9-16
Битов, или Новые сведения о человеке
Меня никто не понимает! Почему люди воспринимают нас не так, как нам хочется, и что с этим делать
В зоне риска. Тонкости защиты женского организма. Как ВПЧ проникает в наш организм, чем он опасен и что поможет избежать последствий
Sapiens. Краткая история человечества