ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

***

Её доктор был вежливым и не особо интересующимся человеком. Ему не нужны были причины, да он и не спрашивал о всей её жизни. Он не выказывал эмоций и не читал нотаций. Он просто выписал ей рецепт, коротко рассказал о побочных эффектах, выдал ей распечатку с правилами приёма и отправил её восвояси.

Орихиме купила таблетки и засунула их на дно сумочки под косметичку, и жвачку, и кошелёк, и ключи с таким чувством, словно она несла с собой заряженный пистолет. На всём пути домой она пыталась сохранять спокойствие, пока беспощадное солнце осуждающе глядело на неё и цикады озвучивали её мысли своими песнями. Да что в этом такого? Её подруги принимали их, чтобы не было колик и всё такое. Абсолютно нормально. Нет ничего странного в желании облегчить ужасающую ежемесячную боль.

Правда, не по этой причине она купила их, но…

Квартира была пустой, когда она зашла туда. Пару дней назад она говорила Улькиорре о своём визите к врачу, заверив его, что это простая плановая проверка, что не было ложью, но она опустила всю информацию насчёт таблеток. В конце концов, это её дело, ведь так? Поэтому день он проводил, как обычно, в городе Каракура, позволяя ей разбираться с упаковкой и бумагами из сумки.

Она прочла инструкцию, решив остановиться на времени, когда Улькиорры обычно нет дома, и, когда настал час икс, закинула на язык небольшую таблетку и проглотила её.

***

Ноющее чувство между ног начинало причинять боль. В жаре и некоем замешательстве она сбросила с себя всё, кроме нижнего белья, и первобытный инстинкт вынудил её обвить ногами его тело, ища облегчения в толчках. Должно быть, он испытывал то же, раз его бёдра стали двигаться в такт с её, и его вздохи стали короче.

Да он точно хотел её. Желание нельзя было отрицать, и она, трясь об него, не делала ситуацию лучше.

— Орихиме, — сказал он жёстким голосом, его губы зависли над её, — достаточно.

— Хм? — прошептала она, не понимая.

Он вздохнул и осторожно снял её ноги со своих бёдер, поглощая её разочарованный стон медленным жарким поцелуем. «Словно огонь», — думала она, вспоминая сны, снившееся ей в его отсутствие. Он проталкивал свой язык глубже, одна рука оставалась на её внутреннем бедре, и он почувствовал, как Орихиме вздрогнула, когда он пальцем провёл по единственной оставшейся части гардероба на её теле. Она мигом протрезвела, раскрыла глаза, ища встречи с его. Она взглянула на него неуверенно, без слов озвучивая все свои сомнения. Он поцеловал её, успокаивая.

— Всё зависит только от тебя.

Он не будет заставлять её делать то, что она не хочет. Но она хотела. Ей только было интересно, становится ли она из-за этого извращенкой… Хотя если это произойдёт с ним, то нет в этом ничего извращённого, да? Её голова склонилась в кивке, и через секунду его рука вернулась в исходное положение, отчего она закрыла глаза, двинула телом, из глотки вылетел стон. Рациональные мысли потонули в мрачном океане желания. Единственное, что она знала наверняка, — этот контакт облегчал напряжение внутри неё, и её бёдра снова начали двигаться сами по себе.

Но теперь боль внутри неё разрослась ещё больше, её не погасит возбуждение. Орихиме понимала это, осознавая, где испытывает её, и пообещала себе подумать об этом, когда его рука не будет скользить под последней деталью одежды. Глаза Орихиме распахнулись, от этого прикосновения, и она ахнула, выпуская воздух из лёгких. И в отличие от своих сверхчувствительных грудей, она не хотела отстраняться от него, как бы странно ни было не контролировать своё собственное наслаждение.

Она почувствовала себя уязвимой. Сознание было переполнено небылицами. Он же раньше был врагом, который из прихоти мог лишить её жизни, а теперь она доверяла ему больше всех на свете. Как это произошло? Она отдала ему своё сердце, и он хорошо с ним обращался, поэтому было вполне логично, что её тело… Она громко застонала, когда он сосредоточился на том месте, которое… Её тело, с которым он обращался с таким благоговением, с такой заботой… Было слишком сложно думать, когда его губы покрывали её шею, опускаясь ниже. Из её рта ломанным умоляющим голосом вырвалось его имя. Она лишь выгнулась вперёд, прижимаясь грудью к его лицу… Как он мог делать это с ней? И эти глаза, такие тёмные и настолько заинтересованные в её реакции на его прикосновения. Она бы уже умерла на месте от смущения, если бы мир неожиданно не покинул её, оставляя её в забвении, а затем вломился в неё с такой силой, что она вскрикнула сквозь тьму. Спина болела, ноги извивались между его, она стонала и всхлипывала, пока её тело невольно двигалось, стараясь заполучить как можно больше этого ослепляющего экстаза, который так бесчестно утекал.

И вот она снова была неподвижна, тяжело дышала, взгляд потускнел и почти ничего не видел. Совсем скоро её начнёт заботить то, что она была полуголой и Улькиорре немного слишком сильно понравилась её реакция. Но сейчас она хотела лишь отдыхать, поэтому потянула его вниз, восстанавливая дыхание, и её сознание снова переключило переключатели в мыслительном процессе.

— Это было подло, — промычала она.

— Подло? — его рука лениво поглаживала её талию. — Тебе же понравилось.

— Это было подло, — Орихиме зарылась лицом в его грудь, настаивая. Хотя она была одновременно рада и довольна, что ноющее чувство прошло.

Его же… ну это совсем другая история.

========== Штормовое предупреждение (R) ==========

Комментарий к Штормовое предупреждение (R)

от переводчика: ммм, после долгих размышлений было решено всё-таки поставить главе рейтинг R, хотя мне до сих пор кажется, что она ловко балансирует между R и NC-17

Прогресс был медленным.

Женщинам было нелегко, когда в их телах оказывалось что-то другое. Эта была одна из тех деталей, о которой никто не упоминал, когда говорил о сексе. Конечно, было больно, но почему? Видите ли, там была девственная плева, которую растягивали, и это всё-таки барьер, поэтому, несмотря на форму, попытки проскользнуть сквозь него будут вызывать неприятные чувства.

И несмотря на способность Орихиме проходить сквозь барьеры, она не была исключением в отношении собственного тела. Один неподвижный палец мог быть ножом для всего испытанного ею удовольствия.

— Должно же быть в этом хоть что-то приятное, — пробурчала она лёжа на груди Улькиорры после очередной провалившейся попытки, — иначе бы никто не хотел заниматься этим до того, как наступало бы время заводить детей, правильно?

— Я могу говорить только за себя, — сказал он, проводя пальцами по её шелковистым волосам. Она выпятила нижнюю губу.

— Получается, всё веселье достаётся тебе. Почему это я должна тут переживать боль, испытывать недомогание и… и детей вынашивать, — она остановилась. — А что если бы ты мог забеременеть, Улькиорра-кун?

— Что? — его рука застыла. Орихиме поднялась на локтях так, чтобы она могла смотреть на него сверху вниз.

— Да! И у тебя бы пробуждались странные вкусовые предпочтения вроде жвачки в виде фаст-фуда или мешочки с чернилами кальмара! — она прервала себя громким вздохом. — А что если ты пожелаешь солёные огурцы? — рот Улькиорры скривился от отвращения. — Простые солёные огурцы и порезанные солёные огурцы, и жареные солёные огурцы, и солёные огурцы в мороженом!

124
{"b":"577816","o":1}