ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Палеонтология антрополога. Книга 1. Докембрий и палеозой
Сахарные старушки
Агент на мягких лапах
Русский шеф в Нью-Йорке
Кето-диета. Революционная система питания, которая поможет похудеть и «научит» ваш организм превращать жиры в энергию
#Щастьематеринства. Пособие по выживанию для мамы
Чудовище Карнохельма
Именинница
Исцеление за 5 минут. Духовные законы здоровья
A
A

— Я знаю, — проворчал Исида в ответ, — короткий, всего лишь тринадцать серий, — пауза.

— И никто не умирает в конце.

— Никто не умирает, — пообещал он.

***

Орихиме, словно пушечный снаряд, ворвалась в квартиру этим вечером, потеряла равновесие из-за тяжести своей школьной сумкой и упала на пол. Она быстро поднялась, сбрасывая туфли и направляясь в сторону коридора.

— Улькиорра! — прокричала она, спотыкаясь, и врезалась в дверь его комнаты. Будучи наполовину открытой, та ударилась о стену и стукнула её по рукам, вернувшись назад в своё положение. Улькиорра, сидящий на полу с книгой в руках, уставился на неё без особого интереса.

— Добро пожаловать домой, — Орихиме пробралась внутрь, чуть ли не упав на него.

— Я пришла, как можно скорее! Всё в порядке? — пыхтела она, тяжело вздыхая. — Вы подрались с Исидой?

— Нет, — Улькиорра заложил книгу закладкой. — Мы просто поздоровались.

— Но ты был зол, — её брови нахмурились.

— Я в порядке, женщина, — успокоил её Улькиорра. И они просто смотрели друг на друга, пока Орихиме собиралась с мыслями.

— Тогда прости, что так грубо ворвалась! — воскликнула она, поклонившись так, что её голова дотронулась до пола.

— Это твоя квартира. Ты можешь входить так грубо, как хочешь, — хотя ему хотелось, чтобы она прекратила быть такой шумной. — Твоя работа, женщина. Разве ты не должна работать сегодня?

— Ох, эмм… — Орихиме подняла голову, всё ещё задыхаясь, и застенчиво улыбнулась, — я сказала, что заболела.

— Ты себя плохо чувствуешь?

— Нет! Я, эм, — она посмотрела на него, — я волновалась о тебе, — Улькиорра смотрел, как она ёрзала на месте, поправляя свою форму и причёску, позволяя её словам засесть в голове и проделать странные вещи с его животом. Если бы Орихиме была внимательней, она заметила бы, как смягчился его взгляд.

— Я в порядке, — ответил он, решив, что Квинси принял верное решение, остановив его.

Ради неё он отныне будет сдерживаться.

========== Цена красоты ==========

Волосы Орихиме являлись предметом зависти как её одноклассников, так и только поступивших в старшую школу учеников. С каждым шагом, с каждым поворотом головы рыжеватые локоны, струясь, отливали театральным блеском. Можно было подумать, что волосы такой длины требуют тщательного ухода за собой, но её никогда не видели растрёпанной. Волосы обрамляли её несправедливо милое лицо, добавляя ещё щепотку завораживающей красоты. Девушки мечтали обладать такими же волосами. Парни мечтали зарываться в них носами, потому что такая замечательная копна волос должна была вкусно и по-женски пахнуть.

Улькиорру мало заботили волосы Орихиме, наверное, потому что он из первого ряда наблюдал, как она расправляется с ними каждое утро. Он сидел поблизости и смотрел, как она борется с щипцами для завивки, стараясь совладать с кончиками, потом сражается с плойкой, чтобы правая часть волос выглядела нормально, а затем кричит на устройства, когда обжигается. Похоже, это слишком муторное дело.

Так получилось, что одним вечером они вместе смотрели телевизор, и она, нахмурившись, тщательно рассматривала кончики своих волос.

— Кажется, пора постричься, — объявила она и взглянула на Улькиорру. — Знаешь ли, тебе тоже можно сходить. Твои волосы уже порядком отрасли.

Неужели? Улькиорра этого как-то не заметил. Но они, правда, уже почти достигли плеч, в скором времени станут такими же длинными, как в форме сегунда этапа.

— Не волнуйся! — лучезарно улыбнулась Орихиме. — Я запишу нас на эти выходные.

— Нас?

И вот так Улькиорра оказался в «Парикмахерской Муросаки», на его лице смешались злость и полнейшее нежелание туда идти. Страшно? Нет, он не боялся. Он просто не знал, чего ожидать. В этом месте было полно высоких стульев, зеркал и таких же штуковин, похожих на ту, с помощью которой женщина сушила волосы. Также здесь была куча женщин; ни одного мужчины на горизонте.

— Орихиме!

— Эри! — она подбежала к женщине постарше с чёрными, но немного осветлёнными, коротко постриженными волосами, в чёрном фартуке, из кармана которого выглядывали пара ножниц и расчёска.

— Как ты, девочка моя? Я тебя словно несколько лет не видела! Но, — женщина держала в руках прядь волос Орихиме, — кажется, ты неплохо заботилась о своей гриве. И этот блеск! Это благодаря крему с шёлком, который я дала тебе в прошлый раз?

— Вы же знаете! — Орихиме качнула головой, чтобы словить свет с разных ракурсов. — Они становятся красивыми и сильными!

— Хорошо-хорошо! — затем Эри заметила стоящего в приёмной Улькиорру, засунувшего руки в карман; его присутствие омрачняло весёлую атмосферу её салона. У неё пробежал холодок по коже, она бы не удивилась, если бы за ним цветы начали вянуть, настолько угрожающая аура исходила от него. — Эм… Орихиме, ты знаешь этого человека?

— А? Да! Это Улькиорра, — Орихиме рукой подозвала его, но он не сдвинулся с места. — Он застенчивый, — Эри наклонилась к её уху.

— Ты называешь его по имени? — когда Орихиме кивнула, она ахнула. — Юноша, с которым ты так близка… Неужели? — её глаза расширились. — Это твой молодой человек, Орихиме?

— Молодой человек? — Орихиме улыбнулась, слегка смутившись. — Нет! Мы с Улькиоррой близки, но не встречаемся.

— Тогда почему он здесь? Большинство парней не ступят в парикмахерскую, если не сопровождают свою девушку или жену, или… — Эри прикрыла рот руками, — он гей?

— Нет! — пропищала Орихиме, яростно завертев головой. — Я записала его, потому что его волосы отросли, и я подумала, почему бы не снести сразу две кегли, если я и сама сюда иду!

— Ты, как всегда, подбираешь странные слова, Орихиме.

Улькиорра с кислой миной стоял слишком далеко, чтобы услышать большую часть разговора, а потому ему оставалось только догадываться, почему женщина так сильно разволновалась. Здесь плохо пахло (кажется, сожжёнными волосами, химикатами и чем-то фруктовым), от этого начинала болеть голова. Группа учениц средней школы сидела в приёмной, вытаращив на него глаза. Администратор, похоже, не сильно желала устанавливать зрительный контакт. А затем….

— Улькиорра, иди сюда! — вернулась Орихиме, взяла его под руку и потащила в сторону зарослей стульев и зеркал. Он неохотно последовал за ней.

— К кому ты его записала? — спросила Эри.

— Думаю, к Мицуко, — ответила Орихиме, не отпуская запястье Улькиорры, чтобы он не убежал. Она уже сюда приходила с Рангику и Юмичика, а Иккаку умчался, как только понял, что это за место; и она, судя по его недовольному выражению лица, побаивалась, что такая же реакция может быть и Улькиорры.

— Хороший выбор. Вон она как раз идёт!

К ним подходила женщина с густыми выбеленными волосами, пухлыми губами и практически невидимыми бровями, на ней была тонна макияжа, и она надушилась слишком сильно, чтобы замаскировать запах сигарет, исходящий от её одежды. Топ с глубоким вырезом предоставлял салону замечательный вид на её грудь. Улькиорра отметил, что её ногти (накладные и украшенные маленькими звёздочками) были почти такими же длинными, как его когти.

— Орихиме, давно не виделись, — заговорила она хриплым голосом, положив руки на бёдра. — Мы уже начали думать, что ты стала ходить в другой салон.

— Никогда, госпожа Мицуко! У вас самый лучший салон в городе, — ответила Орихиме, сжимая сильнее руку Улькиорры, почувствовав, как он напрягся. Мицуко быстро его осмотрела.

— Это твой парень?

— Нет, мы просто друзья.

25
{"b":"577816","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Неправильная сказка
Победитель должен умереть
Именинница
Бусидо. Кодекс чести самурая
Твой первый трек
Секретарь для эгоиста
Институт проклятых. Сияние лилии
Фудхакинг. Почему мы любим вредное, смеемся над полезным, а едим искусственное
Христос с тысячью лиц