ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Короткие интервью с подонками
Площадь и башня. Cети и власть от масонов до Facebook
Секрет гробницы фараона
Видок. Чужая боль
Психология энергии
Дети Лавкрафта
Бретер на вес золота
Ясный новый мир
Берегитесь дедушки

Ханна позволила своим словам повиснуть в воздухе, и моя реакция рассказчицу не разочаровала: было преуменьшением сказать, что я опять была в шоке.

- Но почему Гарри и …я?

- Поначалу они воспринимали все как шутку и выбрали вас совершенно случайно.

- Но ведь они изменили свое решение потом?

- Помнишь содержание моего дневника? – Ханна волновалась, ожидая моего ответного кивка. – В ту ночь, когда Эштон меня изнасиловал, отец пошел к Генри, чтобы рассказать об этом. И вместе они решили Ирвину отомстить, и когда придумали, как поднять ситуацию на следующий уровень, Генри связался со своим адвокатом, чтобы оформить сделку официально.

- Что-то произошло?

- Я еще не знала о действиях папы, поэтому решила взять свою судьбу в собственные руки. Как только изучила, что нравится Эштону, - взгляд ясно дал понять, о каких вкусах Эштона она говорила, - я делала все, чтобы остаться рядом с ним и найти брешь в его броне. Он любил ломать меня также, как обожал истязать, - она пожала плечами. – Эштон был по-настоящему больным, Харлоу. Не буду вдаваться в подробности, но ты должна знать, что тебе чертовски повезло. Тебе не пришлось пройти через ад…

- Как же ты смогла выжить? – спросила я, борясь с желанием обнять свою сестру, но сомневаясь, что та позволила бы мне это сделать.

- Мне помогли. Я притворилась, что мне нравится то, что он со мной делает, и Эштон пригласил меня к себе домой. Его семья была рада меня видеть, хотя в скором времени и они заметили, что что-то не так: слишком уж часто я появлялась с синяком под глазом или разбитой губой, не говоря уже о тех следах побоев, которые они не могли видеть под одеждой. Они опасались Эштона и все же пытались помочь мне. Первым был Калум… – Ханна мечтательно закатила глаза. – Он был таким милым, таким нежным… Я даже не помню, как мы оказались вместе. Эштон был в отъезде несколько недель, и между нами кое-что произошло… Вскоре начались головокружения, и мама Калума отвела меня к доктору. Я оказалась беременна. И это был знак - я должна исчезнуть. Эстель же и помогла нам сбежать, так что следующие восемь месяцев мы с Калумом жили в своем собственном счастливом раю… До того дня, пока Эштон снова меня не нашел.

- Ты жила во Франции?

Ханна кивнула.

- Я не думала, что он найдет меня там. Но я ошибалась. А когда увидел, что я беременна, то просто сошел с ума - столкнул меня с лестницы в надежде, что я потеряю ребенка, - на секунду она прикрыла глаза. – Но мы выжили - и я, и малышка. Первым делом Эштон сделал анализы, а когда обнаружил, что ребенок не его, то отобрал у меня дочь. Он и не подозревал, что отцом Джо был Калум. Едва набравшись сил, я позвонила Эстель, и той удалось разыскать и удочерить девочку.

- Ты поддерживала связь с ними?

- Нет. Эштон ни о чем не должен был подозревать. Так что шестнадцать месяцев я не слышала никаких новостей ни о своей дочери, ни об Калума. Я… – голос дрогнул, когда Ханна стала бороться со слезами. – Не хочу говорить о чувствах в тот период. Впрочем, после выписки из больницы Эштон подсадил меня на наркотики, так что я плоховато помню, как боролась тогда за выживание. Или как много его друзей изнасиловали и надругались надо мной.

- Что было …дальше? – и в моих глазах щипало от непролитых слез. Я хотела протянуть руку, чтобы утешить сестру, сказать что-нибудь, что изменило бы прошлое… Но все, что я могла сделать – продолжать слушать ее историю.

- Дальше? Я познакомилась с Софи, сестрой Эштона. Она была единственной из семьи Клиффордов, с кем он разговаривал, его любимая младшая сестренка. Он обожал Софи, и думаю, что был влюблен в нее, в романтическом плане.

- Не может быть, - я была в ужасе. Насколько на самом деле больным был Эштон?

- Это уже неважно, - скептически окинув меня взглядом, Ханна все же нашла в развалах бумаг белый файл и положила передо мной фотографию девушки. – Это Софи.

- А я ее помню. Это она умерла в том видео… Но как она «восстала из мертвых»?

- Ах, да… Софи в голову пришла великолепная идея, - усмехнулась Ханна. – Знаешь, эта особенная девушка точно может сказать, что человек лжет. Обнаружив, что Эштон издевается надо мной, она решила наказать его и дать мне то, что я могла бы использовать против него. Так мы сняли это небольшое видео. А Эштон был слишком потрясен и убит горем, чтобы проверять мою историю… Я же наплела ему сказок, что похоронила Софи рядом с Первым Мостом.

- Первый Мост? – повторила я.

- Ну и что? – равнодушно переспросила она.

- Он собирался помочь Джоанне Томлинсон восстановить этот мост.

- Да-да, а также надеялся найти тело Софи и перенести его оттуда. Нет тела – нет доказательств… О, как же мне понравился этот ошеломленный взгляд, когда его сестра вошла в дом прошлым вечером.

- Зачем ты это сделала?

- Это было весело. И, черт, это сработало! – Ханна удовлетворенно ухмыльнулась. – Несколько месяцев он оплакивал Софи, что дало мне прекрасную возможность порыскать по его вещам, и даже забраться в компьютер. Его телефонные звонки принимала я, он даже позволил мне разговаривать кое с кем из партнеров по бизнесу и криминальным делам. Ни одна крупица информации не прошла мимо меня, и я смогла узнать те самые грандиозные планы Эштона: он замахнулся на место конгрессмена от военного ведомства, а параллельно тестировал галлюциногенные наркотики на случайных жертвах, изучая результаты. Его целью было создание собственной армии неуязвимых солдат… – она вздрогнула. – Это был жуткий момент для меня. Этот мужчина был настоящим монстром, самым худшим в своем роде, и думал лишь о том, чтобы стать правителем мира…

- Но у него ничего не вышло, - констатировала я очевидный факт.

- Как видишь, нет. Хоть Эштон и выкрал образцы наркотиков из лабораторий нашего отца, но без точного рецепта все оказалось бесполезным… Он нанял каких-то людей, чтобы те изготовили для него подобную смесь, и просто кипел от злости, когда они не смогли добиться требуемых результатов. Эштон и не догадывался, что на его пути стояла я, а Мэттью Ханикатт мне помогал.

- Подожди, - я потянулась к ней рукой. – Мэттью Ханикатт? Тот самый…

- Тот самый мужчина, который проявлял к тебе любовный интерес? Да, это он.

- Как? Зачем? – пробормотала я.

- После того, как я сообщила Смиту о намерениях Эштона, они с Генри начали готовить безопасные пути отступления для своих детей. Гарри отправили в Нью-Йорк, откуда запретили ему возвращаться. Лиама женили на Даниэль, и потому, что Джон Пизер все еще работал в правительстве, эта пара стала практически неприкосновенной, - Ханна вздохнула. – Луи тоже отослали в другой город, хотя оставшаяся вдовой Джоанна Томлинсон никогда не была вовлечена в эти дела. Слишком она была наивной, чтобы поверить в такие вещи.

- Так причем здесь отец с Ханикаттом?

- Папа убедился, что порвал все связи и с тобой, и с мамой и с Люком. Но потом появился тот проницательный парень, что приударил за тобой в колледже, - от болезненных воспоминаний у меня закрылись глаза, - а ты оказалась настолько глупа, что ничего не заподозрила. Ты никогда не задавалась вопросом, откуда он знал все твои предпочтения, вплоть до любимых цветов или книги, которую ты читала в тот момент?!

В ответ я лишь качала головой, чувствуя, что удивить меня уже не сможет ничего.

- Он был одним из людей Эштона, потому и пытался ближе к тебе подобраться.

- Я до сих пор помню, как из-за того парня родители со мной ругались.

- Они делали это, чтобы спасти тебя, Харлоу, - она смотрела на меня с жалостью. – Этот парень был первоклассным убийцей и выжидал подходящего момента, чтобы притащить тебя Эштону. Надеюсь понятно, что мы должны были от него избавиться. А Мэттью Ханикатт предложил нам свою помощь и был готов притворяться твоим бойфрендом, пока ситуация не разрешится… Но ты повернулась к отцу спиной, так и не дав ему шанса объясниться…

- Ты бы то же самое сделала, - пробурчала я.

- Вот тут ты ошибаешься, сестренка, - Ханна придавила меня жестким взглядом. – Когда ты горевала по своему фальшивому ухажеру, витая в заоблачных мечтах о радугах и розовых пони, я уже была секс-рабыней, матерью и женщиной, побывавшей в аду. И никогда я не доверяла мужчинам с такой легкостью, как это делала ты.

106
{"b":"577818","o":1}