ЛитМир - Электронная Библиотека

- Мне нужно в душ, - сообщила я, резко ощутив себя выжатым лимоном.

- Полотенца на полке слева, - неожиданно его голос стал грустным.

Я вернулась к кровати и села с ним рядом.

- Что-то случилось? – я изучала его лицо.

- Вот уж действительно глупо… Я просто… всегда хотел узнать о дневнике Ханны… И сейчас я счастлив, что никогда не говорил с ней о нем, - тихо вздохнув, он продолжи, – я жил в мире иллюзий последние семь лет, даже не зная женщину, которую любил столько времени… Все было наглой ложью, - Гарри выглядел уязвимым, говоря это. – Я на самом деле не знаю, что бы делал без тебя, Харлоу.

Слушая его, я медленно открыла свой чемодан, чтобы вынуть оттуда книгу, завернутую в фиолетовую подарочную бумагу.

- Что это? – в вопросе сквозило столько любопытства.

- Я вчера совершенно забыла его тебе отдать, - робко начала я.

- Подарок?.. Ты не должна дарить мне подарки… В моей библиотеке тонны книг… – открещивался он напряженно.

Взяв мужчину за руку, я вложила книгу в его ладони.

- На этот подарок я не тратила деньги, - комок застрял в горле и поглощал звуки. – И еще я уверена, что этой книги точно нет в твоей богатейшей коллекции. Пожалуйста, открой ее для меня.

- Хорошо, - глубоко вдохнув, он медленно развернул подарок. Оберточная бумага выпала из его рук в следующую же секунду - пальцы, дрожа, перестали слушаться, и мужчина резко выдохнул.

Мой мир поплыл от стоявших в глазах слез.

Гарри смотрел на книгу в своих руках так, словно увидел призрака.

- Откуда это у тебя? – прошептал он срывающимся голосом.

- Пожалуйста, открой ее, - попросила я, стараясь незаметней глотать душившие слезы.

Его тонкие пальцы двигались так медленно, но я закрыла глаза, наизусть зная надпись на первой странице.

Маленький красный дневник все-таки выпал из опешивших рук и с глухим стуком приземлился, открывшись на первой же странице:

«Собственность Харлоу Элисон Хеммингс».

========== Глава 28. ==========

POV Гарри

Маленькая красная книжка выпала из моих рук и с глухим стуком оказалась на полу.

Опустошенный, я уставился в пространство, пока мой разум медленно возвращался к тому моменту, семь лет назад, когда я увидел ее впервые.

Помню, как ушел сердитым с вечеринки по случаю своего дня рождения, проклиная всех и вся. Лиам, улизнувший вслед за мной, пытался меня вразумить, но мы вдрызг разругались. К нам вышла Даниэль, предлагая свою помощь - белое платье делало ее такой невинной. Она обожествляла нашего отца и еще не знала, что ей суждено стать трофейной женой моего брата.

В итоге, сбежав от них, я прятался в лесу. Уставший я шел все медленнее. Вокруг было так тихо, лишь сухие ветки, негромко потрескивая, ломались под моими ногами, да где-то в кронах деревьев каркала ворона.

Забвение. Покой.

Вот и старая беседка Томлинсонов. Что-то привлекло мое внимание. Я прищурился - и это “что-то” было красного цвета…

Мое тайное убежище заняла девушка. Ее черные волосы спадали на плечи, скрывая лицо. Она писала что-то в свой маленький красный дневник. Я собирался уйти, но ветка подо мной предательски затрещала, так что я остался на месте, замерев. Незнакомка так и не подняла головы, хотя карандаш в ее руке на секунду остановился.

Мое сердце пропустило удар. Я не хотел беспокоить ее - просто смотрел, впитывая все ее существо, словно вокруг девушки был какой-то необыкновенный ореол. Не помню как долго стоял там, с благоговением за ней наблюдая…

Солнце стало садиться и незнакомка, закрыв свою записную книжку, наконец, подняла голову. Лицо в форме сердца, огромные глаза - жаль, что в сумерках я не смог разобрать их цвета.

Мои пальцы дернулись в желании прикоснуться к ней, взгляд оценивал изгибы ее тела… Боже, она еще так молода! Я ощутил себя монстром, выслеживающим подростка, и со стыдом направился домой.

Вечером, избегая всей своей семьи, я отказался говорить даже со Лиамом, хотя знал, насколько тот во мне нуждался.

Вина.

Скорбь.

Гнев.

Брат ненавидел отца не меньше меня, но, тем не менее, собирался выполнить его волю и жениться на Даниэль.

На следующий день ноги сами принесли меня на то же самое место в лес.

Я ждал.

Шли минуты, часы. Я проголодался.

Хотелось пить.

Мне нужно было в туалет. Когда я вернулся, она уже была там. Мое сердце застряло где-то в горле, пальцы впились в кору дерева, за которым я скрывался, прокручивая в голове различные сценарии как подойти к ней. Может быть, мне стоит вести себя уверенно, словно я владею этим местом? Или притвориться, что заблудился в лесу и нуждаюсь в помощи, чтобы найти дорогу? Или же просто быть самим собой – неловким, застенчивым, трудным для понимания, жалким…

Нет, уж лучше я буду прятаться за этим деревом.

Она никогда не говорила со мной.

Дни проходили по той же схеме. Мысленно я разговаривал с ней, и, обменявшись номерами телефонов, мы вместе смеялись. Я мечтал взять ее за руку, сидя на краю колодца. Каждое ее движение осталось запечатленным в моей душе.

День, когда она не пришла.

Печаль. Слезы.

Дотрагиваясь до места, на котором она всегда сидела, я не мог поверить, что она исчезла. Тогда я просто представил, как прикасаюсь к ней.

Пустота. Самоуничижение.

Я должен был заговорить с ней. Я даже не знал имени незнакомки, хотя ее лицо преследовало меня в моих снах.

Но… Я же знал все семьи в округе - наконец, мой мозг начал работать, пусть и слишком поздно. Она точно дочь Смита Хеммингса. Смит Хеммингс. Игрок, лжец. У него был какой-то неопределенный бизнес в Чикаго. Партнеры по покеру, лица из преисподней.

И еще, его дочь зовут Ханна.

Шесть лет спустя. Она была на вечеринке.

Завораживающая - маленькое черное платье, кроваво-красная помада, волосы длинные и блестящие. А эти формы… Мой член снова в боевой готовности, но это больше не преступление - она уже не подросток.

Девушка улыбнулась и склонила голову, разглядывая меня. Мне опять стало неловко. Смущение.

Теперь ее улыбка стала расчетливой, не отражающей настоящих эмоций. Не было той невинности в глазах, только тяжелые стальные блики, которые никогда не смягчались.

Так много мечтаний, так много планов…

Я чувствовал себя жалким. Все чаще и чаще меня посещало чувство, что это не та девушка, за которой я наблюдал несколько лет назад.

Тогда я спросил у нее о братьях и сестрах. Люк, младший брат. Харлоу, образцовый ребенок, зубрила. У меня сложилось впечатление, что она уродлива, а Ханна так и не призналась, что они с сестрой были близнецами.

…Постоянные требования купить ей какую-нибудь дорогую вещь начали меня раздражать. Я бесился оттого, что от Ханны пахло сигаретами и алкоголем, и возненавидел ее поддельную грудь. Мне не нравилось, когда она царапала мою кожу своими фальшивыми ногтями. Я хотел, чтобы она была настоящей - поцеловать бы ее хоть раз без этой помады…

Я ощущал себя неудачником.

Дневник. Когда я спросил про него, то Ханна казалась такой напуганной.

Слезы. Крики.

Она убежала. Все стихло, но я чувствовал лишь пустоту.

Печаль.

Мой стакан, наполовину полный бурбона, разлетелся об заднюю стенку камина, вызвав яркий всполох пламени…

Она вернулась. Помада была размазана. На ее плече виднелся засос. Ханна выглядела оттраханной. Я отказывался в это верить, а она лишь хихикала…

Харлоу.

Теплота. Объятия.

Уважение.

Чистота. Невинность.

Сладостные ласки. Мягкие прикосновения.

Ее теплая маленькая ладошка на моем лице до слез жгла душу нежностью.

Ее улыбка…

Мое сердце переполнено.

Ее губы, испачканные в шоколаде. Невыносимо хочется его слизать.

Страсть. Необходимость.

Ее сердце гулко бьется в унисон с моим.

Такая милая. Такая непорочная.

Ее страсть - моя.

Я принадлежу ей. Навечно.

***

Это была она! Она, с самого начала…

Я не мог контролировать эмоции, рвущие грудь и шумно выплескивающиеся с моих губ.

76
{"b":"577818","o":1}