ЛитМир - Электронная Библиотека

Санька начал раздавать ценные указания, пинками и затрещинами подгоняя особенно неторопливых. Школьники засобирались. Правда, выделяя людей на приборку, он все же проявил демократичность, предложив вызваться добровольцев. Жить в вонючем домике не хотелось никому, и несколько человек остались. Остальные отправились на пляж. Из дома вытащили девушку и положили на собранные из жердей носилки. Пробираясь по густым кустарникам, ее периодически роняли, но она ни на что не реагировала. Школьницы пытались положить ее поровнее, было видно, что они переживают за свою подругу. «Дети и дети, – подумал Олег, – вырвались на свободу, а тут такой облом…» Он подошел к главарю.

– После пляжа переправитесь на остров, вас покормят. С комендантом возьмете у завхозов три лопаты и три ножа. У них запас еще был…

– Комендант – это тот водила с ружьем? А он нас за джип не постреляет?..

– Он не идиот. Подумаешь, стекло разбили. Неприятно, конечно, но нового взять негде. Предложи ему помощь, прояви внимание. Глядишь, и найдете общий язык. Слушай дальше: организуешь три тройки из парней, девчонок пока отправишь обратно, пусть уют наводят. Не забудь сменить тех, кто остался. Поодиночке по лесу не ходить, девок без охраны не оставлять. Тройки пойдут – одна на тот берег, там, на горе, если помнишь, памятник стоял и пушка бронзовая. Пусть покопаются, может, пушка сохранилась. Вторая тройка пойдет в парк и дальше по берегу. Альпинисты там были, но пусть твои ребята все осмотрят. Там четыре поселка было, не может быть, чтобы ничего не осталось. Последняя тройка пойдет на юг, за Бобовый мыс. Жилья там и раньше не было, но по берегу могут быть рыбаки, туристы. Идите фронтом, лопата слева, тот, кто с ножом, справа. В конфликты не вступать, не пререкаться, если что, лучше уходите.

– А центральный без ничего пойдет? – Санька заволновался. – А если драться придется?

– Вы же дворовая банда! – По реакции Саньки Олег понял, что угадал. – Мне вас учить, как на улицах драться? Центральный заводит разговор, тот, что слева, замахивается лопатой, а тот, что с ножом, забегает за спину. У него будет один удар. Но лучше до этого не доводить. Нашли кого, говорите, что все собираются на острове, организуем лагерь, ждем спасателей.

– А когда нас вытащат?

– Если честно, я не знаю. Я не уверен, что кто-то вообще будет нас вытаскивать. Похоже, мы влипли по самые помидоры. Вы сами-то откуда?

– Из Южного поселка. Мы все из одной школы, жили рядом. Нарики с нами тусовались, пытались на иглу посадить, да у нас денег не было. Одна вот села. А дальше-то что будем делать?

– Прочешем окрестности, соберем всех, кого сможем, будем строить дома, раскапывать руины. Для вас детский сад построим… – Командор усмехнулся. – Да не тушуйся, работы всем хватит. Если не хотим тут сдохнуть…

Вышли к пляжу, с острова уже переправлялась минздрав. Девчонки-школьницы полуголые плескались в воде. На берегу сидели два студента с карабинами, один жадным взглядом следил за девушками.

– Куда пойдем? – спросил один из студентов.

– Прогуляемся. Эй, лицо попроще сделай! А то девушек перепугаешь. Может, невесту присмотришь?

Парень судорожно сглотнул.

– Еще будет время познакомиться. Кто там по берегу мечется? – Олег оглянулся на остров.

– Жена агрономова.

– Че хочет?

– Да боится, что он к нарикам переметнется…

– Ну-ну. Пошли, однако. Санька, будь! – Олег протянул руку и почувствовал ответное крепкое и уверенное рукопожатие. – Вечером доложишь.

Командор с сопровождающими направился вдоль берега. На повороте он оглянулся и еще раз посмотрел на остров. Уже почти голый, с несколькими оставшимися деревьями, с покрывавшими его шалашами и палатками, с дымом маяка на башне, остров всего за несколько дней стал для Командора домом и единственным местом, привязывавшим его к прошлому, к той жизни, что била и кипела здесь всего неделю назад или несколько столетий… Била ключом, но часто попадала по голове… С острова доносился стук топоров, и опять что-то кричала жена агронома. «До чего голосистая баба! Надо будет их куда-то отселить…»

Олег помнил, где примерно находился спортлагерь, но куда ушли из него сами спортсмены, он, конечно, не знал. По счастью, ролевики изрядно наследили, то ли мечами баловались, то ли специально дорогу отмечали. Сломанные ветви, ободранная кора на деревьях, вытоптанная поляна, еще не поднявшая траву. Идти было несложно. Было похоже, что ролевики заметили башню и шли прямо на нее. Лагерь спортсменов открылся на берегу небольшой бухты. Несколько палаток с лежащими рядом с ними байдарками, кто-то возился у костра, кто-то ловил рыбу с берега. Заметив вышедших из леса вооруженных людей, от палаток поднялась пара взрослых. «Похоже, все-таки придется строить детский сад… И здесь одни школьники. Интересно, хотя бы кто-то с родителями или только тренеры?»

– Добрый день! – обратился Олег к подошедшим. – Мы собираем всех уцелевших на Замковом острове, предлагаем вам присоединиться.

– Вы думаете, что придет помощь? – спросил молодой мужчина с хорошо накачанной фигурой, скорее всего борец или боксер.

– Нам пока неясна картина произошедшего. – Олег подумал, обнадежить спортсменов или сразу разочаровать. – Проведенная нами разведка показала, что вся местность в округе заросла лесом и давным-давно необитаема, жилье практически не сохранилось, по лесам разбросаны небольшие группы людей. Шансы на выживание поодиночке очень малы. Наша яхта ходила на юг. Там море, так что помощь из Питера, скорее всего, не придет. Я считаю, что надо обосноваться здесь и попытаться наладить более-менее нормальную жизнь.

– И много вас? – вступил в разговор еще один тренер.

– Уже больше сотни, думаю, будем расти и дальше. У нас есть медик, какой-никакой водный транспорт, немного оружия, инструменты, налаженный быт. Мы готовы предоставить вам жилье и пропитание.

– У нас своя медсестра. А что потребуется от нас?

– Байдарочники будут строить шхуну с нашими рыбаками, лучники – охотиться и охранять поселение, кто тут у вас еще есть?

– Борцы.

– Могу предложить организовать отряды самообороны. Но это не освободит вас от участия в общественных работах – строительстве домов, дорог, распашке земель. А то у нас всего десятка полтора дачников и совхозники с коровьей фермы. Они даже сено накосить без трактора не смогут. Хотя лошадей у нас нет и коров тоже. У вас-то здесь как, пока спокойно?

– Какое там спокойно! – заговорил еще один мужчина. – Утром из леса выскочили два каких-то отморозка, пытались нашу девочку утащить. Хорошо наши лучники тренировались, пришлось стрелять. Одного зацепили, похоже, серьезно. Они опять в лес ушли.

– Здесь по окрестностям два наркомана бродят, возможно, это они и есть. Так что вам еще повезло, что никто не пострадал. Вы же знаете, какие сдвиги в психике у них во время ломки…

– Да, похоже, с вами будет безопаснее, у нас же в основном дети.

– Давайте решим так, – сказал Олег, – все, кто может держать лук и подстрелить из него зайца, уже не дети. Все, кто может держать топор или лопату, – тоже. Детство кончилось для всех. Сворачивайте лагерь, собирайтесь. Я оставлю вам одного студента для охраны. С ружьем все-таки спокойнее. Он вам и дорогу покажет. Байдарочники могут по воде дойти. Остальные по берегу. Согласны?

– Конечно. А что, у нас разве есть выбор…

Олег отправился в обратный путь. «Чего вокруг много, так это камня и кирпичей. Можно фундаменты класть, а сверху деревянные дома ставить. Леса много, вон сосны, частокол будет из чего ставить». На острове было спокойно, студенты валили последние деревья. Рыбаки действительно взялись строить катамаран. Кто-то из команды яхты Андрея им помогал. Дачники просились в лес за грибами, на острове все уже выбрали.

– Нет у нас сейчас людей, чтобы вас охранять. По лесу всякая шваль бродит. Подождите до завтра. Скоро еще люди подойдут.

Олег выпросил у завхозов топор и пошел помогать лесорубам. «Все, мозги отдыхают. Все разговоры, все распоряжения вечером… – Тихий, спокойный полдень разливался над заливом. – Солнце как высоко стоит, да и жара не по нашей северной стороне. Надо студентов поспрашивать, может, кто Жюля Верна читал, как там определяли географические координаты?» Народ на острове занимался делом, выносили остатки битого камня из главного корпуса, затаскивали легкие жердины на башню, где уже наполовину был готов настил, перекрывающий пролет. Вырубленные кусты и валежник собирали в кучи для костров, рос штабель бревен для будущего строительства. Из осколков кирпичей и камня собрали небольшую печь, и кто-то из девушек уже лепил из глины чашки, миски, горшки. Опыта по обжигу не было, но часть посуды не рассыпалась и становилась крепкой и звонкой. «Вроде надо перед обжигом сушить пару дней? Ничего, научатся, предки наши жили без света, без канализации, и мы проживем…»

9
{"b":"577860","o":1}