ЛитМир - Электронная Библиотека

– Прям какой-то арабо-израильский конфликт… А мы как мирное население, которое всегда страдает. Ты шариковую бомбу представляешь себе? – спросил Командор.

– Смутно, – честно ответил адмирал, – там в начинке как шрапнель, при взрыве разлетается во все стороны.

– Вот-вот, а теперь представь себе сорокакилограммовый кусок глины, хорошо высушенный и начиненный небольшими, но острыми камнями. Что будет, если такая дура упадет посреди двора со скоростью двести километров в час?

– Ну разлетится, может, кого и посечет… Так укроемся на пароходе…

– Тогда бараки нам не удержать. Когда требушет будет готов, они наверняка посадят корректировщиков на деревья. А вылезти мы после сегодняшней проделки не сможем. Прямая фронтальная атака с нашей стороны будет нашим самоубийством. Пожалуй, надо захватить шхуну… Давай подумаем, пока время есть… И пойдем языка допросим, уж очень занятно узнать, откуда такое чудо на нас свалилось. – Командор задумался на секунду. – На мостик его не надо бы, там уж больно схемка интересная, а в темноту лезть тоже неохота. Они вроде голодают… Давай-ка его в столовую при камбузе, я пока народ оттуда выгоню, а ты пленного веди, только охрану не забудь, а то бросится за борт еще…

В столовой при камбузе никого не было, и Командор распорядился накрыть стол для завтрака. Вареная картошка, жареная рыба, без хлеба, но зато много, горячий чайник и несколько пакетиков чая, который экономили, но Командору выдали. Заодно он стрельнул несколько щепоток табаку и кусок старой газеты, это действительно было на вес золота, но начальству разве откажешь… В столовую вошел Андрей, следом худой, высокий мужик в ватнике, с перепуганным видом и выпученными от страха глазами, и конвой. Охрана осталась у дверей, держа пленного на виду.

– Ну что, сразу съедим или сперва помучаем? – спросил Андрей.

Пленный с ужасом отшатнулся.

– Не боись, шутка, – успокоил его Командор. – Есть хочешь?

– Ага, – сглотнул слюну мужчина.

– Садись, пожуй, – величественно разрешил Командор, – чайку попьем. Адмирал, присоединяйтесь… Куришь?

– Не отказался бы, – присев на край стула и не отводя глаз от табака и бумаги, пробормотал пленный.

– Бери, – подвинул к нему эти сокровища Командор. Мужик скатал самокрутку и спрятал ее в карман. – Слушай, а что это у вас у всех ватники одинаковые?

– А уркам других не дают, – ответил мужик, вгрызаясь в жареную рыбу. Ел он жадно, держа ее двумя руками, все время оглядываясь, как будто проверял, не отнимут ли.

– А ты что – урка? – спросил Командор.

– Не, я химик.

– Химик? – встрепенулся адмирал.

– Да с поселения он, – пояснил Командор, – это не то, что нам нужно. Откуда?

– Из-под Луги. Там наш завод стоял…

– А сюда как попал, что по дороге видел?

– Да я как срок получил, так при заводе и жил, все ж не зона… А летом вдруг буря налетела, провода рвать стало, свет погас. Я на улицу выбегаю, а на заводе уже взрывается что-то, а ветер-то в нашу сторону, ну, я бежать, со мной еще мужиков да баб десятка два. Мы в лес и ушли. К утру утихло вроде, мы решили идти обратно, приходим, а там ни завода, ни поселка, одна большая воронка, и уже водой заполняется. А кругом чаща, бурелом, только дорога в лес уходит. Деваться некуда, пошли по ней. Да она скоро в лесу и потерялась, на нет сошла. Стали гадать, куда податься. Часть-то решила в Лугу идти, только где она? Ну ушли куда-то, а я с мужиками покумекал, и стали мы в Питер пробираться. Далеко, правда, ну мы на реку вышли какую-то. Плот собрали, всяко к морю приплывем… Там через озерцо какое-то переплыли, а на берегу деревенька стоит, так сельские-то мужики говорят, останемся, тут и девки вроде молодые, вдруг да сладится чего. А я бы остался, да всю жизнь в городе, думаю, нет, я в Питер, а то тут глушь какая-то. Еще один из городских со мной поплыл. Там в деревеньке народ не злой, топор дали да пилу, припасов мешок, путь-то не близкий. Так к морю и выбрались. Плот бросили, пошли на восток. Берег дикий совсем, куда только все подевалось. Сначала даже пальмы были, потом, правда, пошли елки да березки. Мы, наверное, недели две шли, уже все съели, начали рыбу ловить да грибы-ягоды собирать. Дружок отравился, чуть не помер, его еще неделю выхаживал. Потом еще мужиков встретили, те тоже в Питер пробивались. Тоже работяги, говорили, на дачу ехали… Ну раз дача, значит, Питер близко. Только болота начались, берег топкий. Болота решили с юга обойти, а там уже вышли к холмам, на них еще домики стояли с куполами…

– Пулковская обсерватория, что ли? – переспросил Андрей.

– Во-во, один так и сказал, обзорватория. Мы туда, а там забор колючкой опутан и собаки бегают, не пустили… Мы дальше пробиваться. Посреди болот озеро большое, на нем остров, а там дома современные, вроде институт какой. Мы туда вечером вышли, на берегу костер развели, больше от комаров, но думали, вдруг кто приедет, заберет нас. Не… Утром глянули, а там весь берег огорожен. Тоже от всех прячутся… Пошли дальше. Болота кончились, началось море. Берега не видать. В море островки мелкие, только их совсем мало. На одном, далеко – дом стоит. А на нашем-то берегу кусок моста разрушенного и под ним пара лодок. Это мы вроде как на Неву вышли. Народ-то перепугался, куда город делся, думаем, поплывем к тому дому. Так от острова к острову потихоньку и добрались. Дом-то на острове – Финляндский вокзал, только в нем как будто лет сто никого не было, крыша обвалилась, рельсы поржавели. А рядом-то Кресты, а там дым стоит, мы туда, а в них полно урок. Народ-то там всякий, да урки верх взяли. Дружка-то моего, которого в лесу выхаживал, так и прибили, уйти хотел. А урки начали по всем островам шнырять, собирать кого где найдут. Народу немало собралось, тысячи две. Стали зверя бить, рыбу ловить. На севере больницу нашли, на Удельной, эту, Степанова-Скворцова…

– Психушку? – уточнил Командор.

– Ну да!

– Везет нам на соседей! – возмутился Андрей. – Нет бы какой-нибудь интеллигентный контингент, завод машиностроительный, воинская часть, так нет же, психи и уголовники.

– Да там тихие в основном, буйных сразу грохнули. Баб урки себе забрали, им-то все равно кого…

– Могу себе представить, какие там будут дети… – пробурчал Командор.

– Да там полно нормальных, – поспешил оправдаться пленник, запихивая в себя последнюю рыбу, – просто воры верх взяли, и никто против них выступить не может. Они же чуть что – сразу к стенке… А жить-то охота.

– А чего ж не сбежал? – спросил Андрей.

– А куда? Море кругом, на юге болото… На островах деревья рубили, огороды копали. Шхуну там же нашли, бывший ресторан, на берегу лежала, подлатали, и поплыла.

– Новые викинги, жрать нечего, живут разбоем, – проговорил Командор. – А сюда чего вас понесло?

– А с севера человек приплыл, я мало что знаю, но говорил вроде, что здесь пароход лежит, если его откопать да залатать, то на нем можно куда хочешь доплыть, хоть в Европу, хоть в Америку. Только брехал, похоже, много, как на нем плыть, он же затопленный… Ну, может, еще чего наобещал, только начальники собрались и решили, что пароход наш. Так мы сюда и поплыли, шхуна нас до берега привезла и за следующим отрядом пошла, а мы сюда… Приходим, а место занято… Мне-то все равно, а урки озлились и решили отбить железяку…

– А что за человек с севера? – спросил Андрей.

– Да волосатый такой…

– Верховный маг, скотина! – воскликнул Командор. – Лучше бы он утонул, мерзавец! Ладно, кто вам метательные машины строит?

– А студенты с военмеха… Жрать-то всем охота…

В столовую забежал Санька:

– Там еще один парламентер!..

– Идем. Конвой, пленного увести, и дайте ему прикурить, а то он табаку, наверное, с лета не видел… Потом договорим.

Командор, адмирал и Санька вышли на палубу и спустились во двор.

– Урки, психи… И правда, везет как утопленникам, – бурчал Командор. – Что делать-то будем?

– Если честно, – отозвался Андрей, – я бы выжег напрочь весь этот гадючник, чтобы и следов не осталось…

6
{"b":"577861","o":1}