ЛитМир - Электронная Библиотека

– Да, логика есть. А если они решатся вечером в атаку пойти и одновременно на абордаж? Тогда у нас сил не хватит их сдержать. Одна надежда на пулемет на круговой точке… – продолжал размышлять Командор.

– Да без проблем, – отозвался адмирал, – яхту и катамаран перегоняем под высокий борт и ближе к берегу, а на носу в самой низкой части, там, где до воды ближе, ставим щиты, снаружи кольями утыкаем, если и полезут, будут с них в воду падать. А часовые их с носа будут сбивать, если что, народ на помощь прибежит. Да они, если увидят, что мы пароход укрепляем, сами не решатся на приступ идти.

– Во! А говоришь, не военный! Давай займись обороной. Жаль, у нас колючей проволоки нет, мы бы за ней отсиделись… Так, еще. Будет вечерний штурм или нет, готовься поставить пулемет на яхту и ночью идти на прорыв. Задача минимум – уйти в замок, по максимуму – захватить шхуну или сжечь… Возьмешь бойцов человек пятнадцать, больше не могу дать.

– Жалко шхуну, когда еще сами такую построим… Давай захватим!

– А если их там человек пятьдесят? – спросил Командор. – Да еще гребцы… Потому и говорю – бери пулемет. С ним, может, и отобьешься.

– А вы тут как останетесь?

– А мы потянем маленько… Я им пообещаю пароход взорвать. Что-то мне все больше кажется, что их цель не мы, а именно пароход… Химик же так и сказал.

– Зачем? – искренне удивился Андрей.

– Откуда я знаю! – пожал плечами Командор. – Спустить на воду, подлатать, посадить тысячу человек на весла и отправиться в теплые края… Мечта любого урки…

– Долго им придется добираться…

– Но они же не знают, что в пятидесяти километрах к югу апельсины растут! А то бы давно туда махнули на своей шхуне. Там тепло, а здесь снег. Странный климат…

– Так, может, сдадим им южное побережье, а сами здесь останемся, – предложил адмирал, – как вариант, можно сдать им пароход, пусть ковыряются.

– Вот еще! Чтобы лет через пять они вернулись? Ну уж дудки! Я их всех в землю загоню! Обратно в Кресты, там и закопаю. Пусть в Москву идут, если кто цел останется. Нам их надо выбить и самим на юг расширяться, помнишь, химик говорил, там какие-то дома за заграждениями…

– Это ты сильно размахался, сидя в осаде-то, – ухмыльнулся Андрей, – что же будет, когда тебя отсюда выпустят.

– Гнев мой будет страшен, а наказание ужасно… – рассмеялся Командор. – Иди работай, к вечеру мы должны сидеть в неприступной крепости.

День уже перевалил за половину. На мостике за стеклянными стенами стало даже жарко. Командор решил прилечь на тюфяк у стены, отдохнуть…

Но сон не шел, и он снова сел перед схемой, пытаясь предугадать следующий ход противника. За спиной что-то зашуршало, Командор оглянулся и увидел длинноногое симпатичное создание с длинными, до пояса, белыми волосами, курносым носом и веселым взглядом, в почти отсутствовавшем сарафанчике.

– О! Слышь, чудо, ты кто?

– Катья… – прошелестело в ответ.

– Катья? А здесь ты зачем?

– Я тебе мурмуруары принесла, – замурлыкала прелестница.

– Какие еще…

– Ну, книжку я тебе принесла! Вот! – На колени Командору упал толстый томик в твердом переплете. «Альтерра… Мемуары…»

– Постой, какие мемуары, откуда… – Но чудо уже скользнуло Командору за спину, и он почувствовал, как маленькие, но сильные руки начали разминать ему плечи.

– О, Катья… – Два упругих холмика уткнулись ему в спину, и шаловливый язычок начал ласкать его ухо. – Что ж ты делаешь-то…

– Вставай, придурок!!! – гаркнули Командору прямо в мозг.

– Что?

Командор вскочил. За окном уже стемнело и метались огни. Кто-то кричал, издалека доносился рев обезумевшей толпы. Командор бросился на палубу.

– Ты что, своим орудием собрался всех распугать? – крикнул подбежавший Андрей.

Командор опустил голову. Большие семейные трусы да мегафон в руке оказались единственным прикрытием и украшением его вздыбившегося огнедышащего столба и безволосого торса.

– Нет времени объяснять! Как обстановка?

– Идут с трех сторон, две большие группы вдоль берегов и остальные цепями по центру, – доложил адмирал.

– Пулемет, бить вправо вдоль берега, там стрелометы, – крикнул Командор в мегафон. – Андрей, вниз, все по местам!

– Требушет! – раздалось с поста на мачте.

Огромный огненный шар прочертил небо и упал прямо в центре двора между бараками. Там он взорвался, разбрасывая пламя во все стороны, внизу падали люди, кто-то катался в огненной луже, крича от боли, и никак не мог оттуда выбраться. Кто-то бросился на помощь и тоже загорелся, но все же вытащил товарища, тушили уже обоих. Пулемет бил короткими очередями, сухо щелкали карабины. Но цепи нападавших прикрывались большими квадратными щитами и неумолимо приближались. С той стороны уже полетели в бараки горящие факелы.

– Требушет! – снова раздалось предупреждение сверху.

Огненный снаряд попал в стену барака, проломил ее и взорвался внутри. Барак запылал, как коробок спичек. Толпы атакующих взревели и ринулись на прорыв.

– Шхуна идет на абордаж! – закричали с мачты.

С моря полным ходом шла шхуна, весла яростно вздымались и с шипением уходили в воду. Они, видимо, отошли подальше от берега, чтобы разогнаться и набрать скорость для стремительного удара. По бокам шхуну сопровождали стремительные каноэ, битком набитые людьми.

– Андрей! Отводи всех на пароход! – надрывался Командор, бегая по палубе из конца в конец кормового среза. – Все назад! Отступаем!

Но защитники не успели. Часть мужиков пробилась на судно, но у них на плечах висели нападавшие. Во дворе и в срезе пробоины в борту парохода закипела жестокая рукопашная схватка. Нападавших было слишком много. Рыбаки падали один за другим. Волна атакующих прорвалась внутрь судна.

– Требушет! – в третий раз раздалось с поста.

Командор оглянулся, но в это время совсем рядом в угол между палубой и трубой ударил снаряд. Осколок камня со всей дури влепил Командору в затылок, и он упал, сраженный…

Скрипели снасти. Командор открыл глаза, перед его взором все плыло.

– Где мы?

– На катере, – голову Командора держал на коленях адмирал, – еле успели. Пароход потерян.

Командор повернулся, застонав от боли в затылке. Пароход, освещенный многочисленными факелами, был совсем недалеко, метрах в ста. На палубе бесновалась толпа.

– Почему они нас не преследуют?

– Победу празднуют, им сейчас не до нас, – ответил Андрей.

– А кто в башне? Это у меня в глазах плывет или она вращается?

– Там Пол Пот засел, жутко злой.

– Кто такой, почему не знаю… Что за прозвище такое?

– Да я и сам не знаю, как его имя, – отозвался адмирал, – да не волнуйся, лежи спокойно.

Пушка башни рявкнула, выбросив комок огня и дыма. В борту парохода образовалась небольшая рваная пробоина. Из башни выскочил молодой парень и запрыгал по палубе.

– Я попал, я попал!

– Идиот! – закричал Командор. – Ты каким снарядом стрелял?

– Вроде бронебойным, а что…

Внезапно пароход превратился в огромный огненный шар, все больше и больше разбухающий.

– Екарный бабай! Держитесь все! Сейчас накатит! – только и успел крикнуть Командор, хватаясь обеими руками за леер бортового ограждения.

Тотчас же горячая воздушная ударная волна налетела на катер, стремясь его перевернуть. В грохоте разрыва Командор оглох сразу, тут же палубу захлестнула волна, выбитая из залива взрывом. Катер накренился и почти лег на борт, но начал выпрямляться, люди падали в воду, срываемые воздушным и водяным ударом. «Сейчас обратно потащит», – подумал Командор, понимая, что в таком грохоте кричать бесполезно. Над тем местом, где раньше был пароход, поднималось огромное облако, похожее на ядерный взрыв. «Две килотонны как-никак», – мелькнуло в голове у Командора. Он посмотрел вверх. Там, высоко в небе, переворачивалась, как лист, сорванный с дерева, огромная тяжеленная крышка трюма. Она медленно падала на катер. Командор оцепенел. Время как будто застыло. Огромная плита становилась все ближе и ближе. Спастись от ее падения шансов уже не было. «Эх, Катья…» – произнес про себя Командор, чувствуя, что снова теряет сознание…

9
{"b":"577861","o":1}