ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Записки Черного охотника
Искажающие реальность. Книга 5
ПереКРЕСТок одиночества
Не заглядывай в пустоту
Код. Тайный язык информатики
Человек Противный. Зачем нашему безупречному телу столько несовершенств
Академия грёз. Вега и магическая загадка
Русский шеф в Нью-Йорке
Выпечка в мультиварке. Пироги, пирожки, кексы

Девушка приложила палец к его губам:

- Джанъян... - замотала головой Маргарита, - о чем ты говоришь?

- Ты никогда не звала меня этим именем. Твой голос дрожит... - Джон поцеловал её в макушку, силясь улыбнуться испуганной молодой женщине, - Выше голову! Я не боюсь, и не собираюсь пока умирать. Не сейчас. Я хочу прожить свою жизнь и состариться рядом с тобой, хочу видеть, как растут наши дети и внуки. Я уже бессмертен - часть меня будет жить в тебе, в моих детях. И это есть истинное бессмертие.

- Ты не оставишь нас? - Маргарита плотнее сжала губы, чтобы не заметно было, как они дрожат.

- Никогда - по своей воле я не покину тебя и детей. Знаешь, после смерти своего отца, я ещё долго злился на него, что он так мало был с нами. А теперь я больше всего боюсь повторить его судьбу. Боюсь, что мои дети так же будут упрекать меня в том, что я им мало уделял времени, - мужчина тяжко вздохнул, бросив взгляд на потолок, словно ища лишь ему одному понятное знамение, - Даже если будет казаться, что я сдался на милость судьбы, то знай, что я продолжаю бороться - за всё то, что люблю в этом мире. А если я встану на твоем пути, ты не жалей меня и сделай то, что должно.

- Не говори так, прошу, - в наступившей тишине Маргарита слышала, как беспокойно бьется его сердце, как напряженно он дышит, - Ведь ты же не верил тому, что нам напророчили.

- Отчего же? Как я могу не верить? - к мужчине снова вернулись твердость в руках и во взгляде, - Только я предпочту бороться до последнего, но никогда не покорюсь. Запомни, что и сына нашего я тоже не собираюсь уступать судьбе.

Маргарита прикрыла глаза и, запустив пальцы в его черные волосы, принялась машинально заплетать их в косички:

- Тогда и я. Я тоже должна работать над собой, чтобы ни тебе, ни нашим детям не пришлось стыдиться меня.

- Разве можно стыдиться тебя? Это я прошу прощения за то, что тебе предстоит вынести по моей вине, - и его поцелуй был ей заверением, - И слабейший из смертных может изменить будущее, а ты очень сильна, поверь мне, и ещё проявишь себя.

Уткнувшись лицом его грудь мужа, Маргарита вздрогнула от предвидения грядущего, стараясь заменить их видениями, живущими в её памяти - теми непередаваемыми ощущениями, когда сквозь сон любимые руки обнимают тебя и притягивают ближе к себе.

- Ты - мой, а я - твоя, куда ты - туда и я, - напомнила она свадебную клятву, - А сегодня, может, останемся дома? - опасаясь за его состояние, осторожно предложила Маргарита, - Ты ещё слишком бледен.

- Но, ведь мы обещали, не так ли? - мужчина через силу слабо улыбнулся, демонстративно поднимаясь, показывая, что ещё в состоянии стоять на ногах, - Я не настолько слаб. Пить мне нельзя, так как я за рулем, но вот таблетка от головной боли не помешала бы.

Маргарита поднялась со своего места, развела в стакане воды порошок аспирина и подала ему выпить, что он с благодарностью сделал.

- Только обязательно скажи мне, если станет нехорошо, и мы сразу же вернёмся домой? - девушка взяла стакан из его рук, когда Джон допил лекарство.

- Конечно, - подмигнул он, - Тогда продолжим собираться?

Раскапризничавшиеся близнецы срочно потребовали к себе внимания, и стоило мужчине взять дочерей на руки, как его боль отступила, и в голове наступило прояснение. Было ли это действием обезболивающего, но дышать стало легче и страшные сновидения отступили, а девочки перестали беспокойно дергать ручками и мирно засопели своими маленькими носиками.

За дверью послышался звонкий голосок малышки Аделины. Потом в комнате появилась и она сама, держа в руках красное платьице с пышной многослойной юбкой из бесчисленных накрахмаленных тюлевых юбочек по типу балетной пачки:

- Можно мне одеть его? Пожалуйста, - спросила девочка, в ожидании ответа крепче прижав к себе наряд, - У меня к нему и красные туфельки есть.

И пока муж выбирал костюм для вечернего мероприятия, Маргарита помогла ребенку одеться.

Аделька всё не могла налюбоваться собой в зеркале, откуда на неё смотрела красивая улыбающаяся маленькая девочка. Её светлые волосы были уложены во взрослую прическу, её голубые глаза светились радостью, и она была ужасно горда тем, что в этом платье она выглядела как самая настоящая балерина, увлеченно пытаясь тянуть носочек, как это делают танцоры балета.

Даниэлла уже покинула кухню и вернулась к маленькому сыну и застала в комнате прелюбопытную картину: Джек только на секунду отвернулся от детского манежа, чтобы посмотреть на входящую в двери златовласую супругу, и увидел изумление в её больших глазах. Доктор повернул голову в ту сторону, куда смотрела она. Лежащий в детской кроватке мальчик довольно улыбался, перебирая маленькими пальчиками, а над ним в воздухе кружило содержимое косметички матери, что лежала рядом на туалетном столике - маленькое зеркальце, пудреница, тушь для ресниц, блеск для губ и брелок с ключами, что так забавляло и веселило ребенка.

Это вызывало трепет смешанного чувства опасения и восхищения. Если уже у младенца проявляется не подвластная человеческому понимаю сила, то чего же можно ожидать, когда он станет расти? И это вселяло беспокойство в сердца родителей. Как вырастить достойного человека из того, кто больше, чем человек? Как научить его управлять своей силой и контролировать её? Даже такие житейские вопросы, как плановый визит к педиатру, выбор детского сада и школы для ребенка приобретали весомую проблематичность. И снова вставал вопрос - как им найти свое место в этом мире? Как воспримут люди известие о том, что рядом с ними живут такие, как они - со способностями, превосходящими человеческие? Оставалась надежда на советы и поддержку Небесного града, где они смогут укрыться в случае, если им или их детям будет угрожать опасность.

Марк и Мей некоторое время оставались одни.

- Мне плевать, сколько женщин оставили поцелуи на твоих губах, - девушка провела своим пальчиком по губам Марка, - Потому, что помнить ты будешь только мои.

А юноша и не помнил всего, что было до неё, целиком и полностью подчиняясь власти её губ. Он и не заметил, как даже воспоминания о Маргарите стали словно покрытые туманом, отделяющим его прошлую жизнь от настоящего.

- Знаешь, обручальное кольцо будет отлично смотреться на твоих красивых пальцах, - переплетая пальцы, она изучала его руки.

- Я бы хотел увидеть, как ты будешь выглядеть в торжественном свадебном платье, - прошептал он, спрятав лицо в её темных локонах, смешивая свои лавандовые пряди с темными волосами Мей.

- А я хочу увидеть, как ты будешь снимать его с меня, - томно протянула азиатка, сминая ткань его рубашки, а потом, дурашливо потрепав его за ухо, угрожающе добавила, сощурив глаза, - Но если порвешь его, то получишь в глаз.

- Понял я, понял, - кивнул Марк, улыбаясь, - Буду стараться аккуратно.

- Старайся, - маленькая японка легонько хлопнула его по плечу.

Спускаясь по лестнице под руку с доктором, держащим на руках маленького сына, светловолосая Даниэлла подавила смешок и по-доброму заметила, что не мешало бы подарить маленькой азиатке скамеечку, чтобы им с Марком было удобнее целоваться, выравнивая значительную разницу в их росте.

В таких милых и трогательных мелочах проходила подготовка к вечернему выходу в свет.

На город спустились сумерки - зимой световые дни так коротки. За окном автомобиля мелькали городские огни и сияющие неоновые рекламы, и с неба мягко падали легкие снежинки. Огни – повсюду были огни - в нарядных витринах магазинов и в окнах празднично украшенных домов. На улицах пока ещё кипела жизнь, люди и машины куда-то спешили, отчаянно пытаясь не опоздать, но совсем скоро всё замрет в ожидании нового дня, и последняя ночь уходящего года станет историей.

117
{"b":"577878","o":1}