ЛитМир - Электронная Библиотека

И всю дорогу, он - в салоне автомобиля, она - в салоне самолета, каждый из них думал о чем-то своем и улыбался этим мыслям. Когда в твоей жизни появился кто-то важный, то - даже скучать по нему невыразимо приятно.

Марк простился с девушкой, и вместе с остальными начал подготовку к другому путешествию - их ждал фантастический Джайпур , не устающий их поражать своей неповторимой красотой - как раз под стать предстоящему свадебному торжеству.

Виды, звуки, запахи этого изумительного города - всё обволакивало, захватывало и увлекало в сказку.

А в Небесном Граде Самаэль и Кали устроили дорогим гостям поистине царский прием, и Алишер с Рози наперебой рассказывали им, сколько всего интересного и увлекательного они увидели и узнали во время своего путешествия.

И в кругу друзей Марк ощущал себя, с одной стороны - одиноко, без постоянного присутствия и колких шуточек японки, с другой же стороны - где-то далеко она будет думать о нем, а он будет ждать её возвращения. Такое странное чувство, что ты кому-то нужен, а кто-то необходим тебе - это согревает и придает сил, сокровенным знанием, что он больше не один. Пусть это пока ещё не любовь, которую он всё ещё боится пускать в своё сердце, но это была сильная и чистая привязанность, наполнявшая свежестью и новизной ощущений. И улыбка всё чаще появлялась на его лице, и дышалось легче, и сердце билось увереннее, а ночные кошмары приходили всё реже, вытесняемые спокойными снами.

Окончательно избавиться от ужасных сновидений, пугающих его по ночам, помог приезд Александры, которую он встречал вместе с отцом. Сколько всего они хотели сказать друг другу, сколько всего накопилось за годы разлуки... Уже давно наступила полночь и начался отсчет нового дня. А Марк всё говорил, говорил и слушал. Она рассказала, как залечивала сначала физические раны, а потом - душевные, как на деньги, оставшиеся после мужа, пыталась начать новую жизнь, но замуж больше не вышла, как переехала, чтобы забыть всё, как страшный сон, и как не смогла выкинуть из головы того маленького мальчика, с которым судьба подарила ей новую встречу лишь спустя десять лет. А Марк рассказывал, как поначалу скитался, как повстречался с Дугласом Айронсом, который помог ему излечиться от наркотической зависимости и найти дело по сердцу, где бы он мог применить свои врожденные таланты. Рассказывал обо всём - о той силе, что убила её мужа, о  том, как чуть не погубил самого дорогого для себя человека, но был прощен этой удивительной малышкой с большим сердцем, как встретил друзей и нашел отца, о чудесах Небесного града и родном Львове, о светловолосой королеве Альвис и её верном Надире. Потом к ним присоединился и Витриченко-старший, закончивший работу над эскизами, и рассвет они встретили втроем, обсуждая искусство и литературу, музыкальные и кулинарные пристрастия. И Марк с удовольствием отметил, как его отец и Александра смотрят друг на друга, ловят каждый жест, каждый взгляд.

Не только Марка раздирали двоякие чувства. Джон был бесконечно рад снова ступить на родную землю и снова обнять близких, но тяжелая утрата тупой болью напомнила о себе. Сколько раз он ходил этими тропинками и этими коридорами вместе с отцом, а теперь отца нет рядом. Так устроен наш мир - кто-то покидает его, на его место приходит новая жизнь - вечный круг жизни, и кому это лучше других понимать, как не ему. Он старался как можно больше времени проводить с семьей - и глядя на забавную мордашку Маргариты, на улыбки сестры и матери, его боль понемногу стихала, оставляя место надежде.

- Ты хочешь, чтобы я провел обряд? - Джон поцеловал сестру в лоб, и от него не сокрылось, что её глаза сияют по-особенному, - Я думал, что поведу тебя и представлю гостям и жениху, - ещё раз уточнил он, прищурившись, от чего в уголках его необыкновенных глаз расходились лучами складки мельчайших морщин.

- Ну, одно же другому не мешает, - усмехнулась Ями, опустив ресницы и поправив свой легкий шарф.

- А разве не планировалось, что церемонию проведет Самаэль? - Джон повернулся перед зеркалом, проверяя собственное парадное облачение и с удовольствием оценивая красоту сестры, одетой в церемониальное сари, расшитое золотом и сверкающими драгоценными камнями - ткань, подобранная ими в Париже, подошла просто идеально, и украшения на ней были произведением рук её будущего мужа - Рафаэля, открывшего в себе талант ювелира, и изъявившего желание начать собственное ювелирное дело, чему Джон с радостью вызвался помочь, так как вполне разделял любовь брата к ремеслам, являясь признанным мастером оружейного и портняжного дела. А когда он спросит сестру, чем та хотела бы заниматься в жизни, она ответит, что хотела бы открыть свою школу традиционного индийского танца для девочек, и брат примет живейшее участие в реализации этой её мечты, помня, что сестра его прекрасно танцует. И позже она сама будет приглашать его и его друзей на открытые уроки и выступления своих воспитанниц.

- Ты сейчас так похож на отца...- девушка сосредоточенно посмотрела на него, подняв голову, - Ну, пожалуйста... Ты повяжешь наши руки алой нитью судьбы. Я хочу, чтобы это был именно ты, прошу...- она одернула его камзол, расправив складки.

- Разве я могу отказать любимой сестренке? - Джон потрепал её по щеке, - Отец был бы рад за нас, если бы был сейчас с нами. Нам всем его очень не хватает...и мне тоже.

- Давай сходим в усыпальницу? - Ями просяще посмотрела в его карие глаза, - Мне необходимо там побывать, попросить его благословения.

- Ну, хорошо, если ты так просишь, - он согласно кивнул, в этом сейчас желания брата и сестры совпадали.

Не проронив ни звука, они стояли в усыпальнице - трое детей князя: двое сильных и мужественных сыновей и прекрасная, подобно светлой луне, дочь.

Эти стены и этот расписной потолок давили тяжким грузом, но, в то же время, это и колоссально поддерживало - они ощущали себя частью величия своего отца, живым воплощением продолжения отблеска его немеркнущей славы.

- Теперь ты мне больше, чем брат, - Джон тепло обнял Рафаэля, - И мне так отрадно видеть, как ты разительно изменился - ты снова стал тем моим братом, которого я знал и любил, и которому мне не страшно отдать любимую сестру, - улыбнулся он, второй рукой приобнимая сестру, - Я уверен, что и отец, и миледи Асиятт рады сейчас за нас, - и ответом ему были признательные взгляды обоих влюбленных, и почудилось на какой-то миг, что с храмовых фресок с благословением взирают на них прославленные правители прошедших эпох, а солнечные лучи, проходя сквозь оконные витражи, всеми цветами радуги играли на коже лиц и рук, на праздничных одеждах, сверкая и переливаясь в сиянии драгоценных камней и каплях влаги, блестевших на их щеках. И вспоминалось детство - самое счастливое время их жизни: цветущие сады, свежесть и прохлада ручьев, ароматы скошенных трав, лебеди на пруду, терпкий вкус граната, сладость хурмы и персиков, присыпанный сахаром рахат-лукум, беспечные шалости и упражнения в стрельбе из лука и владении мечом, прогулки верхом, первый построенный скворечник, первая охота и звонкий лай гончих псов, тепло материнской любви и строгие, но справедливые, внушения отца за детские проказы, мечты стать непобедимыми рыцарями, покоряющими прекрасных дам, или бесстрашными пиратами - грозой всех семи морей. И такое по-светлому грустное осознание того, что детство их давно прошло, но оно у них было - лучшее, какое только могло быть. И перед глазами у них был пример, которому они будут следовать в своей жизни.

17
{"b":"577878","o":1}