ЛитМир - Электронная Библиотека

Но всё это будет несколько позже, а пока что они с удивлением взглянули на часы и вынуждены были поторопиться, если хотели успеть составить доктору компанию в перерыв на обед, по пути выслушав от мужчин серьезное внушение о том, что это было так безрассудно с их стороны - подвергать себя опасности в угоду любопытству, ведь, куда разумнее было бы дождаться их и идти вместе. А ещё - их не покидало чувство тревоги, уже не первый раз им пророчат испытания и опасности.

Они даже не догадывались, что на другом конце города Лаура уже готовит для них ловушки, полные соблазна, решив прямо этим вечером начать своё представление.

Искушение

Лаурита захлопнула большой старинный фолиант, поправила кружева на своем платье, нетерпеливо и требовательно хлопнув в ладоши:

- Тристана, Винтер, вы нужны мне!

По её зову в комнате явилась девушка с гладкой кожей невероятного черного цвета с легким оттенком синевы, точно она выкупалась в чернилах, что эффектно подчеркивали ровные белоснежные волосы длиной до колена, собранные в высокий толстый хвост. В её аметистовых глазах читалось неодобрение, но она вынуждена была повиноваться:

- Чего пожелает Отыскавшая? - сдержанно поинтересовалась она.

- Рада видеть тебя, Тристана - Лаура указала рукой на место подле себя, - А вот, ты, кажется, не разделяешь удовольствия от нашей встречи, - очаровательно улыбнувшись, не скрывая своего превосходства.

- Моё дело - служить Отыскавшему, - призванная оставалась невозмутимой, а её поклон - исключительно грациозным, - Об остальном мне думать не положено.

- Верно говоришь, - одобрительно кивнула девочка, - У меня есть к вам дело. Хочу проверить, чего стоят Хранители. В них слишком много человеческого - человеческих слабостей и страстей. Их нужно только подтолкнуть, и они совершат непоправимое. И тогда они перестанут быть Хранителями, а чувство вины за содеянное уничтожит их изнутри. Дождемся Винтера, и я вам объясню вашу задачу.

Марк стоял и смотрел через открытое окно кухни на задний двор, причудливо смотревшийся в вечерних сумерках. С улицы доносилось благоухание чайных роз и чьих-то сладких сигар. За его спиной послышались шаги, и парень обернулся: перед ним стояла Маргарита.

- Поцелуй меня, Марк - ты ведь хотел этого, не так ли? - плавной походкой она подошла к нему, обдав ароматом своих духов, и положила руки ему на плечи, - Я хочу познать, каково это - быть любимой тобой, - как бы случайно, убрав одну руку с его плеча, она зацепила пояс своего шелкового халата, и он неслышно соскользнул на пол, так же легко соскользили широкие рукава халата, и тонкие бретельки сорочки, обнажив часть груди, - Ты ведь хотел этого?...

- Не искушай меня, - с трудом хрипло выдавил юноша, подойдя вплотную к ней: одурманивающий букет её парфюма, в котором он тонул, влекущее и желанное молодое тело под тонкой тканью пеньюара, что готова ему предложить... Сохранять самообладание было бесконечно тяжело - страсть и вожделение боролись в нем с настоящим чувством. Раньше он бы непременно, без малейшего сожаления, воспользовался бы столь щедрым даром, так что же останавливает его сейчас? Не этого ли желал он ещё не так давно? Или давно? Когда-то он готов был на всё ради обладания ею, так что же изменилось? Когда-то он мечтал видеть, как её губы опухнут от его поцелуев, и тело её будет содрогаться от острого наслаждения под его ласками. Ведь это как исполнение мечты - то, что сейчас происходит... Или мечта у него теперь другая?

- А ты против? - она взяла его за руку, обольстительно подняв на него глаза, - Давай забудем обо всём - и будь, что будет.

Он, до судорог во всех мышцах, напряженно всматривался в эти глаза, наклонился, задержавшись у самого её лица - несмотря на теплый вечер, сейчас его колотил озноб, и сердце, казалось, остановилось, и он забыл как дышать, неуверенными и скованными были движения его грудной клетки:

- Только не так! - он резко отстранился от неё, развернувшись лицом в сторону окна, - И только - не с тобой! Настоящая Маргарита никогда бы не поступила таким образом, причиняя боль сразу четырем людям, - помимо Джона, ему вдруг вспомнилась Мей - эта дерзкая, непостижимая и притягательная азиатка, он понял, что не хочет и не сможет предать её чувства - она приняла его таким, какой он есть - со всеми его крайностями, со всей его резкостью, она была прямолинейна и бесхитростна в своём обожании, - Ты - не она... Прими настоящий Облик и назови своё имя! В таком виде я не желаю продолжать разговор.

- Как пожелаешь, - на месте Маргариты теперь стояла другая: с эбонитово - черной кожей и длинными белоснежными волосами, аметистовыми глазами с интересом изучая его, - Я - Тристана. Но, как ты?...

- Твой парфюм - даже одинаковые комбинации ароматов на разных людях дают разный эффект, и твои глаза - в них нет тепла этой женщины, - спокойно пояснил он, - Меня не провести такими трюками.

- А ты любопытный экземпляр. Пытаться управлять сном - не каждый способен, - она смерила его заинтересованным взглядом, - Мне сказали, что с тобой будет легко, но, я вынуждена отказаться от этого задания. Прощай, Марк. Интересно было познакомиться с тобой. Ты напомнил мне о том, что значимо в этой жизни - я не хочу больше ни кому служить. Я хочу быть свободной, хочу следовать своим путем - и я улыбнусь тебе при следующей встрече, если наши дороги пересекутся.

- Ну, спасибо, - облегченно усмехнулся Марк, - Я даже, кажется, догадываюсь, кто тебя подослала. Скажи, хоть, кому я имел честь помочь?

- Я - джинния. Только не надо таких удивленных глаз – да, мы сродни джиннам, но, и нам иногда нужна помощь. Я была не права, и ты показал мне это. Но я должна служить Отыскавшей - таковы незыблемые правила.

- И тебе не хотелось быть свободной? - спросил Марк, заставив её призадуматься.

- Этого может пожелать только Отыскавший, однако люди слабы и эгоистичны - никто и никогда не пожелает подобного, - она вздохнула и улыбнулась грустно и устало, - но спасибо, что поинтересовался. А ты поразмысли над тем, чего ты хочешь на самом деле, - она подмигнула юноше и исчезла, оставив его во власти дум, если бы он мог, то обязательно пожелал бы свободы для неё.

- Лаура, покажись! - проснувшись, юноша подскочил на своей постели, мысли хаотически путались в голове, дыхание было трудным и сбивчивым, лицо было покрыто испариной, пальцы вцепились в простыню, - Покажись, Лаура! - хрипло закричал он.

- А кто это тут у нас? - она материализовалась по его зову и медленно прошла вокруг кровати, нежно проведя рукой по его волосам, - Наш малыш Марк, бедный мальчик, лишенный родительского тепла и ласки... Но посмотрите теперь - как вырос, как возмужал. Последний раз, когда я тебя видела, ты выглядел не лучшим образом, а сейчас - засмотреться можно, какой красавец стал! Твоя мать могла бы гордиться тобой - ты же у нас ещё и знаменитость, - она задержала свою руку на его ладони,

- Не смей говорить о моей матери - не заслужила! - не сдержался он, резко отдернув руку.

- Спокойно, мальчик, спокойно! Тебе, я вижу, не понравился мой подарок - Тристана, чертовка подвела меня. Это была всего лишь иллюзия, мой дорогой, но, я могу воплотить её в жизнь. Мне лишь нужна твоя верность - и я сделаю твои фантазии реальностью. Подумай, а ты хотел бы снова увидеть мать? - и от этих слов резануло, как от от удара острого ножа, - Я не всесильна, но могу быть благосклонной к тем, кто верен мне.

- Боюсь, тут ты просчиталась, - он окинул её презрительным взглядом, - Я не попадусь на твои уловки, не для того моя мать отдала свою жизнь, чтобы я даже в мыслях мог не опасаться тебя. У тебя нет власти надо мной, слышишь, Лаура! Я не предам веру тех, кто не бросил меня, когда мне было тяжелее всего. Я, скорее, предпочту сдохнуть, чем служить тебе.

31
{"b":"577878","o":1}