ЛитМир - Электронная Библиотека

- Не знаю, - честно призналась она. - Но если не я, то кто?

Марк поморщился, растирая лоб пальцами. Наконец, решился.

- Подключайся. Я тоже ныряю обратно в Эйдос. Позвони мне, когда будешь в шлюзе. Я подумаю, как незаметно провести тебя на сервер.

- Хорошо, я позвоню.

Экран погас, Ева улеглась на кровать и задала команду на вход в Эйдос. Уже третий раз за сегодняшний вечер. Оператор выдал предупреждение на этот счет, но она его проигнорировала.

Во время учебы в академии Ева пересмотрела множество старых 2D-фильмов. Виртуальная реальность в них описывалась довольно часто, и задолго до открытия технологий ЭТ-фазы. Еву забавляло, как режиссеры двадцатого века изображали погружение в вирт. Люди, окутанные клубками проводов, с тяжелыми шлемами на голове, а то и заключенные в громоздкие капсулы. Был фильм, где беднягам совали острый штырь в специальное гнездо в основании черепа.

На деле все гораздо проще. Подключение бесконтактное - модем транслирует гигабайты информации в секунду во вживленные под кожу компьютеры, а те затем подают импульсы напрямую в височные доли мозга. В обычном состоянии разница между виртом и реальностью все равно заметна. Но эйдетический транса сглаживает все неровности. А заодно растягивает каждый час, проведенный в Эйдосе, в десять-двенадцать часов субъективного времени. Короткий й сеанс превращается в целый день, который, в отличие от реала, можно провести, где захочешь и как захочешь.

В Рокпорт Еве не хотелось. Мало того - воспоминания о замершем безмолвном царстве, которое она там после себя оставила, её пугали. Но выбора у неё не было.

- Процедура входа в Эйдос запущена, - сообщил оператор - Рекомендуется закрыть глаза и сохранять неподвижность. Расчетное время погружения в ЭТ-фазу - 10 минут.

Стандартные обязательные фразы, уже давно ставшие излишними. Тем более, что каждый по-своему воспринимает процесс погружения. Еве в этом смысле повезло - её просто с первых же секунд начинает клонить в сон. Вот и сейчас - веки отяжелели, дыхание замедлилось. Напоследок, уже закрывая глаза, она обернулась в сторону Джессики.

Та по-прежнему безмятежно лежала на кровати лицом вверх. На её виске светился крошечный красный огонёк.

Глава 8

Иногда впечатление от картины может поменять одна мелкая деталь. Вы любуетесь красивым безмятежным лицом спящей девушки, и тут замечаете пулевое отверстие у неё на виске. Или в аппетитном, прекрасно сервированном салате обнаруживаете огромную скользкую гусеницу.

Рокпорт по-прежнему был огромен, красив, полон людей и машин, светился разноцветными огнями. Но каждый шаг здесь давался Еве с трудом. Она будто двигалась вглубь гигантского безмолвного склепа.

Марку удалось забросить её к тому же Выходу на набережной, через который она сбежала. На пустынной парковке она сразу заметила парня и девушку, тех самых, что не успели спастись от пузыря и застыли, будто на стоп-кадре.

Ева медленно подошла ближе. Ей было не по себе. Эти неподвижные, замершие фигуры внушали ей необъяснимый страх. Как покойники.

Девушка была немногим старше неё, и чуть повыше. Черноволосая, стройная, с ярко-красными губами. На лице её застыли удивление и страх. Парень обогнал её на пару шагов, и как раз оборачивался, чтобы ухватить её за руку. Ещё секунда - и успел бы. Их пальцы почти соприкасались.

Ева обошла их кругом, не решаясь дотронуться. Затем, переборов себя, все-таки провела кончиками пальцев по ладони парня. Теплый. Но твердый и неподвижный, как статуя. Она попыталась сдвинуть его с места, но с таким же успехом можно было толкать стену.

Ева в растерянности опустила руки.

Она с такой решительностью вызвалась вернуться в Рокпорт. Была уверена, что, стоит ей попасть сюда, все образуется само собой. Но сейчас... Она знала, что это она остановила здесь время, но понятия не имела, как все исправить. Она не чувствовала в себе никакой особенной силы. Как, впрочем, и в предыдущие разы.

Хотелось забиться в какой-нибудь уголок, как в детстве. Огородиться, спрятаться от всего мира. За что ей всё это? Она ведь не хотела ничего плохого! И никакая она не взломщица. Просто рыжая девчонка, которой в последнее время очень не везет.

Впрочем, не только в последнее время. С тех пор, как не стало папы, всё пошло наперекосяк. Если бы можно было вернуться и спасти его - вся её жизнь, наверное, сложилась иначе.

Она еще раз огляделась. Да, точно! Нет смысла выискивать поодиночке аватары застрявших здесь людей и пытаться вернуть их к жизни. Если и можно что-то исправить, то лишь вернувшись туда, где всё началось.

Она побежала в сторону моста. В царящей вокруг тишине стук её тяжелых подошв по асфальту звучал громко, отчетливо, но при этом отрывисто, будто каждый звук сразу проглатывался всепоглощающим безмолвием.

Бегать в Эйдосе легко. Аватары не устают, не потеют, у них не сбывается дыхание. Те несколько сотен метров, что отделяли её от моста, Ева преодолела одним махом.

Здесь все оставалось на своих местах. Накрененный, почти лежащий на боку мотоцикл Змея, подныривающий под грузовую платформу контейнеровоза. Замершие с перекошенными рожами преследователи, в том числе бородатый тип с цепью. А где-то там, позади, среди машин, застрявших на мосту, должна быть и Джессика.

Ева снова внимательно осмотрела всю сцену. От воспоминаний о погоне озноб пробежал по коже. Как же она тогда испугалась!

И неудивительно. Присев на корточки, они еще раз прикинула траекторию движения мотоцикла. Они почти проскочили, но контейнеровоз как раз занесло из-за экстренного торможения, и он начал заваливаться на них. Подвинуть его буквально на ширину ладони - и они проскользнут под ним.

Ева уперлась ладонями в холодную железную стену контейнера.

Это ведь вирт, пыталась она убедить себя. И вся эта многотонная глыба - на самом деле лишь строчки компьютерного кода, превратившиеся в виртуальный образ. Ты сможешь её передвинуть. Если поверишь, что сможешь.

Она зажмурилась, навалилась всем телом и принялась толкать - изо всех сил, пока подошвы ботинок не начали проскальзывать по асфальту. И на секунду ей даже показалось, что железная стена поддаётся.

Она открыла глаза. На стальном крашеном листе отчетливо темнели вдавленные следы её ладоней.

- Я смогу, - прошептала она. - Я точно смогу!

Она снова закрыла глаза и глубоко вздохнула. На этот раз не стала упираться. Просто представила, что ей нужно - явственно, во всех подробностях. Ладони легли на холодный гладкий металл и осторожно, почти нежно подтолкнули громадную машину.

Грузовая платформа мягко качнулась вперед, вставая на все колеса, и снова замерла.

Ева затаила дыхание, будто боясь спугнуть это мгновение. Зачем-то поглядела на свои ладони. Совершенно обычные ладони, разве что слегка запачкавшиеся.

Все вокруг по-прежнему было неподвижным и тихим. Но Ева знала - с этого момента всё изменилось. По крайней мере, для неё уже точно все не будет так, как прежде.

Она забралась в седло, обхватила Змея сзади. Пришлось буквально повиснуть на нем - мотоцикл практически лежал, касаясь асфальта боковой кромкой колес.

Беловолосый, как и тот парень на набережной, был похож на статую - твердый, как камень. Ева покрепче обняла его, прижалась щекой к спине. Она вспомнила, как во время езды у неё внутри все съёживалось от страха. Ей не хотелось снова испытывать это, не хотелось в ужасе лететь под колеса грузовика.

Но еще больше ей хотелось, чтобы беловолосый ожил. И Джессика. И весь этот жуткий в своей неподвижности город.

- Ну, сейчас... - прошептала она, зажмурившись. - Я открою глаза, и...

Решиться было не так-то просто. Как шагнуть с обрыва. Панический, животный ужас бился пойманной птицей в мозгу, сковывал все тело.

- Ну, давай же.... - тихо, одними губами, шептала она, подбадривая себя. - Ну, пожалуйста...

Несколько глубоких вдохов. Судорожно колотящееся сердце. Сжатые до боли пальцы, стискивающие кожаную жилетку на груди беловолосого. И ощущение приближающегося ужаса.

13
{"b":"577900","o":1}