ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

прощается, Ваше Величество. Никому! А еще за вступление в войну с неподготовленной

армией и флотом. Ни Сербия, ни все Балканы целиком, ни проливы эти несчастные,

ТАКИХ жертв не стоили. Да еще против германцев. ЧТО НАМ С НИМИ ДЕЛИТЬ!?

Николай остановился. Резко повернулся к замершему Балку. Лицо царя было

спокойно. Но глаза!

- Спасибо Вам, Василий Александрович. За правду от сердца. Я Вам – верю. За

честную и храбрую службу, спасибо. И… за справедливость. Поверьте и Вы: для меня

рассказ Михаила Лаврентьевича тоже был страшным шоком. Отречение на пороге победы!

48

Что же они со мной такое смогли сделать? Я, кстати, не исключаю, что был какой-то

грязный шантаж…

- Семья Ваша была в заложниках. Не доглядели Вы. Да и что бы это была за победа,

когда Россия должна была своим союзникам больше десятка годовых бюджетов? Сие и

близко не победа, а, простите, форменное рабство.

Николай нетерпеливо стянул перчатку, сдернул с усов намерзшие льдинки, досадливо

поморщился. Было понятно, что затронутый момент ему не просто неприятен. Он его

гнетет… Но через пару секунд царь уже взял себя в руки.

- Все. Давайте пока не будем больше о грустном, Василий Александрович, если не

возражаете…

Капитан Балк. Станьте смирно! Клянетесь ли Вы верно, не лицемерно и бескорыстно

служить Империи Российской, Престолу, Нам, так же честно и самоотверженно исполняя

торжественную клятву присяги, что дали Вы нашей Родине там, в Вашем времени?

- Клянусь, мой Государь!

- Вольно, капитан. Отныне Вы - офицер Российской Императорской армии. Нашей

Гвардии. И мой флигель-адъютант. И, кроме того, имеете право персонального доклада

своему Государю в случае возникновения любых особых ситуаций. В любое время. Но об

этом - никому. Будут знать только министр Двора, Мосолов, Спиридович и я.

- Каких «особых», Ваше величество?

- А вот с этим Вы теперь сами разбирайтесь, Василий Александрович. Сами, мой

дорогой. Вы нынче же отправляетесь в столицу, в распоряжение Сергея Васильевича

Зубатова. Того самого, за которого Вы меня особо просили. С зачислением к нему в штат

ИССП. Если война для кого-то и закончилась в Токио, то только не для нас с Вами.

И хоть погоны у Вас пока останутся капитанские, должность Вам предстоит принять

полковничью. А по ответственности, правам и содержанию - генеральскую. Этот момент

мы с братом оговорили. С учетом Вашего мнения, естественно. Наверное, это правильно.

Не стоит Вам пока блистать. Пусть лучше о капитане Балке судачат, как о любимчике и

протеже Михаила Александровича, чем понимают Ваш истинный уровень. Я надеюсь, что

Ваша будущая супруга не обидится за то, что генеральшей станет еще не скоро.

И спасибо Вам огромное за нашего Мишкина. Я сегодня с первого взгляда на него

понял, что он вернулся оттуда совсем другим человеком. Хотя и по корреспонденции от

него это было понятно, но лучше один раз увидеть, как говорится. Он чем-то даже

напомнил мне нашего отца. Слава Богу, что так все обернулось…

Кстати, Михаил Лаврентьевич уже рассказал Вам о том, чем будете заниматься?

- В самых общих чертах. Но, по большому счету, там есть ряд задач, которые мне

именно, что «по профилю».

- Конечно. Я в этом не сомневаюсь.

- Государь, а наша докладная, что мы с Михаилом Александровичем…

- Все, что Вы предлагаете по реформированию нашей армии, мной принято. Военное

министерство верстает план мероприятий и роспись расходов. Документы готовит

полковник Генерального штаба Петр Константинович Кондзеровский. Он Вас ожидает, и о

полномочиях Ваших проинформирован. Над изменениями в Уставы работа тоже уже

завершается. Примерно через месяц мы все это рассмотрим.

Но у меня к Вам будет еще много вопросов, Василий Александрович. Очень много

вопросов. Как, не сомневаюсь, и у Вас ко мне. А сейчас давайте возвращаться, а то что-то

в сапогах ноги начали мерзнуть, не простыть бы. В Петербурге у нас с Вами будет время о

многом перетолковать, когда обустроитесь и войдете в курс дел. По проживанию все

вопросы уже решены, Сергей Васильевич Вам расскажет…

Да! Знаете, есть еще любопытство некоторое. Ведь хотя Михаил Лаврентьевич и с

Вами прибыл... оттуда, но он много Вас моложе. Ту страну, ваш великий Союз Республик,

он «вживую» не помнит, практически. Так почему, скажите, почему же все у вас вдруг

рухнуло? Только ли из-за того, что как Миша говорит, у руководства пошел «бардак в

49

головах»? Что система «стала проигрывать в конкуренции»? Что же самое главное вы

просмотрели?.. Как и я. Ведь только он раскрыл мне глаза на роль и место пролетариата…

- И это было, конечно. Но не только, Ваше величество. Вернее не столько. Плановое

хозяйство - это, по моему мнению, колоссальный плюс для экономического развития. Но у

нас был очень умный, дальновидный и могучий враг - американцы.

- И неужели мы… Вы… не смогли разобраться с этими янки и с их жидовскими

заправилами - банкирами?

- Николай Александрович, увы. Не смогли. Кишка тонка оказалась. Хотя были и

глупость, и элемент предательства, но… Во всем этом виноваты опять-таки лично Вы! -

Василий не удержался, чтоб не рассмеяться.

- Я?!

- Конечно. Кто же еще? Довели страну до двух революций, проиграли две войны,

итогом второй стала гражданская. Да еще немцы остались во врагах с воспоследовавшим

вторым раундом. Самым разрушительным и кровавым. А тем временем янки развивались

за океаном, уходили вперед, получая с наших войн дикие барыши. В итоге фора стала

слишком велика, и в лоб эта задача решалась лишь на уровне взаимного уничтожения.

- Понятно. И в том, что Вы на войну с ними не решились, тоже я виноват?

- Но…

- Что но? Видеть, что явно проигрываете, и не пойти ва-банк? Не стукнуть по столу

кулаком?

- Стучали. Даже туфлей…

- Это как!? Что за?.. А, ладно, пришли уже. Потом Вы обязательно расскажете про

туфлю, - царь улыбнулся, - Ступайте, Василий Александрович. Своих поздравляйте, вижу

же, стоят, мерзнут - Вас ждут.

- Есть! Но… простите, еще один небольшой момент, Ваше величество…

- Да, конечно, конечно…

- Вот тут три списка, - Василий достал из кармана запечатанный конверт, - в первом

из них перечислены фамилии и род занятий людей, которые, как показала наша история,

были если не гениями, то великими талантами в своих областях. Но по тем или иным

причинам эти люди не смогли полностью реализовать своих дарований. Некоторых просто

нужно спасать прямо сейчас. Все они - это золотой интеллектуальный фонд России, люди,

которые окажут колоссальное влияние на успех задуманной Вами модернизации страны.

Вторая часть списка, та, что синим карандашом отчеркнута, - это светлые головы за

рубежом. Те, кого нужно или постараться любой ценой сманить к нам, в Россию, или

всячески осложнить их деятельность там. Тут уж либо-либо.

Следующий список - это наши очевидные противники. Как доморощенные, так и

зарубежные. Враги России, проще говоря. Причем враги – весьма успешные. По этим

персоналиям, как я понимаю, нам предстоит весьма кропотливая, системная работа. Кого-

то нужно будет скомпрометировать, кого-то «пасти» до времени. А кого-то, простите,

лучше убрать сразу. Поймите, это люди о себе все уже доказавшие, и…

- Я понимаю.

- И там еще третий список. Это важнейшие месторождения полезных ископаемых,

частью с координатами приблизительными, частью с общим указанием мест их залегания.

Те, что на данный момент в России еще не открыты. Здесь золото, алмазы, руды черных и

цветных металлов, нефть и природный газ. Этого нам хватит больше, чем на сотню лет

усиленного экономического развития. И еще больше на продажу останется.

25
{"b":"577923","o":1}