ЛитМир - Электронная Библиотека

устроиться в машине и Тристану. Он улыбается, и я не могу не улыбнуться в отве.

– Ты ведь не рассчитывала, что я отпущу тебя на Хантингтон Бич одну?

– Нет. – Этот факт меня утешил. Так я не останусь на песке в одиночку, пока брат

будет участвовать в соревнованиях. Частично мое напряжение начало стихать.

– Кроме того, я еще ни разу не был на чемпионате по серфингу. – На лбу Тристана

образовалась капля пота, и я подавляю импульс, чтобы не смахнуть ее. Я не знаю, могу ли

это делать, ведь мы с ним мало знакомы.

– Это самый настоящий стресс. Но когда ты пробуешь однажды, весь мир вокруг

перестает существовать. Есть только ветер, вода и волны. – Отвечаю я, и перевожу взгляд

на улицу. На протяжении всего пути мы обсуждаем обыденные темы, в том числе

обучение в школе. Тристан на год старше меня и до автокатастрофы ходил в высшую

школу искусств. Родители потратили почти все накопленные деньги на его реабилитацию.

Я не могу представить, чтобы мои родители бросили все ради меня. В конце концов, они

никогда ничего подобного не совершали.

***

Когда мы проехали указатель Хантингтон Бич, нервозность вновь овладела мной. Я

старалась скрыть это, когда мы парковались на переполненной стоянке.

– Повезло, что мы вообще нашли место. – Говорю я, когда мой взгляд падает на

группу молодых людей, которые держат доски для серфинга, ступая по песку.

Джош беспокойно стучит по наручным часам.

– Алек, лучше иди вперед, отметься, встретимся на месте сбора.

– Договорились, босс. А вы двое…. – Мой брат заговорщически подмигивает

Тристану. – Скрестите пальцы, ладно?

– Конечно! – Отвечаем мы с Тристаном одновременно.

– Звучит отлично. – Алек хватает вещи и присоединяется к одной из групп, пока в

итоге он не теряется среди толпы.

– Теперь посмотрим, как лучше провести вас обоих по песку.

Через минуту он возвращается с другом, которого я смутно помню, и с его

помощью уверенно помогает нам добраться до берега.

***

Передо мной простирается белоснежный песок и кристально чистый океан. Нас

обдувает легким свежим морским бризом, и я стараюсь быть здесь и сейчас, а не

вспоминать прошлое. То, что рядом Тристан – очень мне помогает. Он засыпает меня

всеми возможным вопросами. Я объясняю ему, в какой номинации участвует мой брат. На

самом деле он бьется за звание лучшего серфера. Здесь важна техника исполнения. Самым

сложным является вхождение в волну и дальнейшее движение. Так или иначе, но мне

становится лучше, когда я рассказываю о своей самой большой страсти. Таким образом

время ожидания старта пролетело незаметно.

– Насколько сильным должен быть ветер, чтобы серфить? – Тристан прикрывает

глаза левой рукой, чтобы лучше видеть меня в солнечном свете.

– Двадцать километров в час.

– Должно быть, это невероятное чувство.

Так и было. В этот момент я бы отдала все, лишь бы поменяться местами с

загорелой девчонкой, которая смело заходит в воду. Громкий голос из динамиков отвлекает

меня от этих мыслей.

– Следующими представляю вам команды: Темная волна, Укротители акул и

Колебания.

Пытаюсь найти своего брата среди молодых людей. Наконец, узнаю его с бело–

зеленой доской. Он выглядит очень сосредоточенным. Соперники погружаются в воду, и я

задерживаю дыхание. Сжимаю руки, стараясь дышать спокойно.

– Би, спокойно. Мы всего лишь зрители. – Успокаивающе говорит Тристан и

ободряюще хлопает меня по руке. Странно, он впервые назвал меня сокращенным

именем.

– Я стараюсь. – Добавляю я и демонстрирую сосредоточенное выражение лица.

Мой рот раскрывается, когда толпа бросается в воду. В этот момент становится

нереальным разглядеть хоть кого–нибудь.

– Твой брат сделает это. – Говорит Тристан. Заведенная из–за нервотрепки, я

смотрю на него, но его напряженный взгляд направлен за мою спину. Медленно

поворачиваю голову.

И там стоит он. Его руки как всегда спрятаны в карманы джинс. На его русых

волосах как всегда черная кепка. Моргаю, так как предполагаю, это лишь плод моего

воображения. Но нет, он все еще стоит рядом в полный рост.

– Привет, Би. – Его голос заставляет меня вздрогнуть, и я без понятия, что должна

отвечать. Моя голова забита вопросами, но я не могу сказать и слова. Я столько раз

рисовала в воображении прощание с Тедом Уолбергом. Но не сейчас, только не таким

образом.

Глава 14

Оставь меня.

В ответ я лишь молчу, пялясь на своего бывшего парня. Точнее я даже не уверена, вместе мы до сих пор или нет.

В отличие от меня, Тед, похоже, не имеет никаких проблем с нашим

воссоединением.

– Что ты здесь делаешь? – Спрашивает он самоуверенно. Должна признать, что его

грубый голос вызывает у меня мурашки по рукам.

– Я поддерживаю Алека, а ты, что привело тебя на Хинтингтон Бич? – Шок от его

присутствия стал ослабевать, и мой голос постепенно приравнивается к тому, каким он

был раньше.

– Наслаждаюсь каникулами и пришел поболеть за Эрин. – Его зубы блестят,

контрастируя с загорелой кожей.

– Здорово, что у тебя все хорошо. – Отвечаю я вместо тех бесчисленный вопросов, которые вращаются в моей голове.

Почему ты редко общался со мной? Почему ни разу не навестил? Неужели я

настолько мало для тебя значила, что ты ни разу мне не позвонил?

На моих глазах наворачиваются слезы, и я рада, что Тед смотрит в другую сторону, но, к сожалению, он заметил слезы.

– Би, не нужно плакать. Мы можем все обсудить. Наедине. – Последние слова были

адресованы Тристану. Не знаю, смогу ли я вынести присутствие Теда в одиночку и прошу

Тристана остаться. Напрасно.

– Я буду неподалеку. – Он с силой выруливает инвалидную коляску и покидает нас.

– Мы справимся с этим. Если кто и сможет это преодолеть, то мы вместе. –

Погружаясь в страх и надежду одновременно, я наблюдаю, как Тед устраивается рядом со

мной на одном уровне. Сквозь его серую футболку отчетливо видны контуры мышц.

Очевидно, он много занимается спортом. Не только футболом, но и баскетболом и

греблей.

– Ты говоришь так, словно это очень просто. – Указываю на свои ноги, которые

раньше всегда были загорелыми, а теперь они мертвенно бледные. – Ничего не будет.

– Би, – он снова пытается заговорить, но я останавливаю его поднятой рукой. Мое

сокращенное имя из его уст кажется сейчас таким же неправильным, как если бы я

вскочила на ноги и бросилась к нему в объятья.

Я больше не принадлежу к этому миру, проносится в моей голове. И в первый раз

за эти недели я понимаю, что изменилась. Его брови сужаются. Мое молчание говорит

само за себя, и он все понимает.

– Что ты хочешь от меня услышать? – Он смотрит на меня со смущенным лицом. И

правда, что я хочу от него услышать? Я не хочу ничего знать. Кладу руку на его

напряженные мышцы. Я ничего не могу сказать, потому что уже не хочу ничего знать. Нет

смысла ворошить прошлое. Никто из нас больше не нарушает молчание.

***

Голос из громкоговорителя нарушает нашу тишину. Из воды возвращаются

спортсмены с досками. Мои глаза лихорадочно бегают по табло. Алек на третьем месте.

– Поздравляю. – Тед встает и его крупное тело загораживает меня от солнца. Он

злится.

– Подожди! – Говорю я, не желая вот так заканчивать наш разговор. Тед был частью

моей жизни, и он может остаться в ней в будущем.

– Так не может больше продолжаться. Определись с тем, чего ты хочешь. – Его

голос ледяной, не такой, как прежде. – Если ты за две недели сможешь повзрослеть, то мы

можем попробовать снова.

– Я не изменюсь. Что тебе не нравится в новой Мэйби? – Отчаяние разгорается во

мне, и мои руки потряхивает от судороги.

11
{"b":"577927","o":1}