ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

   Битва во дворе продлилась недолго, но была кровопролитной. Несколько сотен серо- и черномундирных немцев оборонялись остервенело, будто бы верили в победу, не смотря на численное преимущество противника, то есть наше. Они умирали один за другим, стараясь подороже продать свои жизни, как будто прикрывали кого-то. И этот кто-то, если он, действительно, имел место быть, мог находиться только в донжоне.

   - Лейтенант Суворов, - подскакал ко мне лорд Томазо, - ваши люди прикроют нас! За мной! - И выкрикнул уже для своих: - Hermanos, descabalgar!

   Паладины споро попрыгали с коней, вверив их нескольким уцелевшим младшим братьям и оруженосцам, сражавшимся с ними бок о бок, но из-за куда худшего снаряжения, понесшим более тяжёлые потери. Встав в две шеренги, паладины во главе с лордом Томазо устремились в ворота донжона, которые не были заперты. Я с двумя взводами ополченцев поспешил за ними.

   - Corriendo! - скомандовал я.

   За воротами тянулся длинный тёмный коридор. Под ногами то и дело хрустели угли и звенели чугунные "чашки" факелов, словно кто-то намерено не просто затушил их, но сделал всё так, чтобы зажечь их снова было невозможно. Паладинов это ничуть не смущало, потому что коридор был прямым, как стрела и дверей в нём, похоже, не наблюдалось. Он, вообще, предназначался для обороны внутренних помещений донжона, солдаты должны были отступать по нему, заставляя врага платить за каждый пройденный шаг немалой кровью, однако сейчас он был пуст. И это меня настораживало.

   Когда впереди я увидел неожиданное пятно света, мои подозрения лишь усилились. Это можно было назвать простой оплошностью со стороны противника, но для чего было с такой скрупулёзностью гасить остальные, да ещё и выдирать "чашки"? Нет. Тут пахнет засадой, рассчитанной на успокоившегося отсутствием сопротивления врага. Я поспешил догнать лорда Томазо, ухватив за плечо Диего, чтобы переводил, если гроссмейстер вдруг вспомнит о строгих правилах ордена.

   - Остановите людей, лорд Томазо, - обратился я к нему.

   - В чём дело? - на ходу спросил тот.

   - Видите то пятно света? - задал я риторический вопрос. - За ним скорей всего нас ждёт засада. Войдя в него, мы ослепнем, зато окажемся у врага как на ладони. Перестрелять будет легче, чем мишени на стрельбище!

   - В твоих словах есть резон, сын мой, - ответил лорд Томазо. - Что же ты предлагаешь?

   - Спровоцировать их, - сказал я. - Враг навряд ли засел дальше, чем в десятке шагов от светового пятна, но и за пределами его он также ничего не видит, как и мы. Я выстрою своих людей в десятке шагов перед пятном и дам залп по врагу. Они выстрелят в ответ, но не слишком точно, ведь для них мой манёвр будет полной неожиданностью. Если мы встанем на колено, то и вовсе никто не попадёт в нас.

   - Я не привык преклонять колени ни перед кем, кроме Господа, - резко бросил гроссмейстер. - Но, в общем, твой план хорош. Действуй, я благословляю тебя.

   Мы обогнали паладинов, сбавивших шаг, и когда подошли к световому пятну аршин на десять, я коротко скомандовал:

   - На месте шагом марш. - Я старался не повышать голоса, чтобы не услышал враг, если он, конечно, есть по ту сторону светового пятна, в чём я практически не сомневался. - Барабанщики, продолжать бой "ускоренный марш". Солдаты, заряжай! Унтера, команды отдавать шёпотом.

   Солдаты, продолжая шагать на месте, принялись заряжать мушкеты, мне казалось, что стук прикладов о каменный пол и тихий звон шомполов, спровоцирует врагов, засевших по ту сторону, и мы сейчас же получим залп с убийственной дистанции в двадцать шагов. Но обошлось. А может, и нет там никакого врага, и всё это просто плод моего воображения. Что ж, сейчас мы это проверим.

   - Fuego! - скомандовал я - и растянувшиеся в две шеренги солдаты дали залп.

   В кромешной тьме, царившей в коридоре - если не считать пары освещённых саженей - слитный залп нескольких десятков мушкетов показался мне каким-то совершенно жутким. Вспышки выстрелов представились мне глазами ужасных тварей, выглянувших на мгновение из Бездны и пронзивших мою душу до самых её основ. Я моргнул, тряхнул головой, отгоняя наваждение, и с некоторым опозданием нажал на курок "Гастинн-Ренетта".

   - Hincar la rodilla! - уже во весь голос, окончательно избавляясь от жуткого наважденья, скомандовал я. Заставлять солдат падать лицом в гранит пола, я не стал, в общем-то, я был уверен, что ошеломлённый враг из-за баррикады не попадёт и в стоячих, но рисковать зазря тоже не следует.

   Ответный залп, как я и рассчитывал, оказался крайне неточным. Свинцовые пули просвистели над головами солдат и паладинов, так и продолжавших стоять, расплющились о стены и потолок, высекли искры, однако никакого вреда никому не причинили.

   - Молодец, Суворов! - крикнул мне гроссмейстер. - Христос с тобою, хоть и православный ортодокс! Conmigo, hermanos!

   И паладины рванулись вперёд, через полосу света, прямо на невидимую баррикаду, откуда через несколько секунд донеслись звуки резни. Я не спешил туда со своими солдатами, нечего им делать в рукопашной схватке, даже заведомо выигрышной. Пусть паладины врагу горло режут - они огнестрельного оружия гнушаются. А мои люди пускай пока мушкеты зарядят.

   - А ты не спешил, сын мой, - сказал мне лорд Томазо, когда я привёл-таки своих людей к баррикаде. По дороге мы затушили все факелы, не слишком уютно я себя чувствовал на световом пятне.

   - Мои люди заряжали мушкеты, - ответил на это я. - Мы всё же стрелки, а рукопашная схватка - ваша стихия, падре.

   - Будьте готовы прикрыть нас огнём, - бросил лорд Томазо и скомандовал паладинам идти дальше.

   Баррикада, за которой укрывались немцы, оказалась небольшой и примитивной. Несколько столов и дверей, сваленных боком. Они были не слишком хорошей защитой от пуль, да и паладинов остановить не смогли. Мы быстро растащили её и поспешили догонять паладинов, успевших оторваться от нас. Никакого понятия о боевом марше!

   А вот дальше противник закрепился более основательно. Следующая баррикада могла бы стать для нас непреодолимым препятствием, особенно после первой засады. Мы несколько десятков саженей прошли по освещённому пространству, враг не стал устраивать засад и новую баррикаду мы увидели заблаговременно, равно как и враг нас. Из-за сложенной мебели торчали стволы мушкетов. Судя по всему, врагов там засело около полусотни.

   И тут, совершенно неожиданно для меня, сержант-майор Альдонсо решил погеройствовать. И я не успел его остановить! Никогда себе не прощу!

   - SecciСn, conmigo! - крикнул он, вскидывая шпагу и первым бросаясь на баррикаду.

   - Куда?! - попытался остановить его я. - Стоять! Отставить! - Диего, к моему удивлению, уставился на меня, будто не понимал, что я говорю. Только потом я понял, что отдавал команды по-русски, совершенно забывшись от негодования. - Идиот! Стой! Взвод, отставить! - опомнившись, перешёл я на французский. Диего быстро перевёл мои слова солдатам. Но было поздно.

   Взвод Дон Кихота не отстал от своего резвого командира. Немцы дали по ним залп практически в упор. Пули косили солдат - и уже через мгновение каменный пол оказался, буквально, устлан телами.

   - Будь ты проклят! - крикнул я в ярости, а затем, позабыв обо всём, скомандовал, выхватив шпагу. - За мной, ополченцы!

   Мы опередили несколько замешкавшихся из-за тяжёлых кирас паладинов, подбежали к баррикаде и дали залп по немцам, не успевшим, естественно, зарядить мушкеты. А затем пошли в рукопашную, даже не примкнув штыков. Я всадил пулю из "Гастинн-Ренетта" в лицо офицеру с серебряными молниями на петлицах, а затем вскарабкался на какой-то комод и обрушил шпагу на голову ближайшего немца. Тяжёлый клинок без труда разрубил фуражную шапку, в которых щеголяли наши враги, и раскроил вражий череп. Солдаты последовали за мной, нанося удары прикладами мушкетов. Паладины догнали нас и присоединились к бою. Их мечи очень быстро очистили баррикаду от немцев, а когда последний из них был убит, лорд Томазо ухватил меня за плечи и выкрикнул:

31
{"b":"577929","o":1}