ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Последняя схватка
Снежная сестрёнка
Вещая птица (по)беды
Любовь на всю жизнь
Луч света в тёмной комнате
Мой брат Уолт Дисней
Лисьи маски
Погоня
Алхимик
A
A

   В полку встретили не столь холодно, как в прошлый раз. Общее настроение было весьма подавленное из-за поражения и больших потерь, понесённых полком. Майор Губанов долго смотрел на меня, отмечая, наверное, про себя зашитый во многих местах мундир, потерявший былой лоск, с пятнами от застиранной на скорую руку крови и пороховой гари.

   - В полку много вакансий на офицерские должности, - сказал он. - Да и у нас в батальоне их, к сожалению, немало. Но ваша рота всё ещё занята капитаном Антоненко, он, надо сказать, отлично проявил себя в бою. И вы, как я слышал, тоже. Не так ли?

   - Хвалиться не привык, - ответил я.

   - Молодец, Серёжа, - усмехнулся майор, как будто бы оттаивая. - А мы уж думали, что ты окончательно штабным верхолётом заделался. Ты у нас парень рослый, так что поставлю-ка я тебя командовать гренадерской ротой. Солдат, правда, в ней только на полтора взвода наберётся, в основном стрелки, гренадер очень много полегло в рукопашной. В общем, штабс-капитан Суворов, принимайте командование ротой и приступайте к строительству укреплений на вверенной нам северной стороне города. Вас будут прикрывать вольтижёры первого лейтенанта де Брасиля. Работать будете попеременно с ними, чтобы он тебе не говорил, меня о том информировал командир его батальона.

   Де Брасиль, действительно, попытался отлынивать от работы, сославшись на то, что его солдаты, в отличие от моих гренадеров, низкорослые и не такие сильные. Однако стоило мне упомянуть командира его батальона, как он тут же пошёл на попятный и его вольтижёры работали наравне с моими гренадерами. Что самое смешное, я даже имени этого командира не знал.

   В общем, так мы и работали под руководством знакомого мне ещё по границе пионерского подпоручика Гарпрехт-Москвина. Сначала мои гренадеры, а вольтижёры де Брасиля стояли на страже, потом - вольтижёры строили баррикады, а гренадеры и стрелки прикрывали их. За этим занятием мы встретили вечер, не выполнив и половины задачи. Фронт работ у нас был просто грандиозный. Нам предстояло укрепить несколько вёрст городской окраины. Однако, как оказалось, работы не будут прекращены с наступлением ночи. Когда закатилось Солнце, нам на смену пришли солдаты из роты Зенцова, правда, без своего командира, он был тяжело ранен в бою и лежал сейчас в лазарете между жизнью и смертью. Из-за этого солдаты, которыми руководил поручик Бушмакин, были особенно мрачны, к тому же их совершенно не радовала перспектива копать и дежурить ночью, высматривая врага при свете факелов. Вторая рота, как и у нас, была французской, для разнообразия фузилерской, командовал ими небритый второй лейтенант в столь же изрядно побитом мундире. Он также был весьма мрачен и неразговорчив, даже не изволил представиться. Москвин остался с ними, сказав, что спать ему совершенно не хочется. Я ему не поверил, однако спорить не стал.

   Утром следующего дня ко мне явился бывший прапорщик, а теперь уже, если судить по нагрудному офицерскому знаку, подпоручик Кмит с парной кобурой с "Гастинн-Ренеттами" на поясе. Вместе с ним пришёл невысокого росту худой человек с каким-то простецким лицом, однако глаза, постоянно норовившие будто бы в душу заглянуть, выдавали его. Не так был прост этот человек, как хотел показаться.

   - Имею честь представить вам, штабс-капитан, - сказал мне его Кмит, - поручика Ефимова Василия Александрович. Он - командир стрелкового взвода вашей роты.

   - Нашей роты, - заметил я. - Прапорщик у нас только один, бывший фельдфебель. Так что работать придётся за всех сразу.

   - Я работы никогда не боялся! - ответил, по мне так, громче, чем следовало, поручик Ефимов.

   - Раз так, господа, идёмте, - сказал я. - Работа нас ждать не станет. А если мы задержимся ещё немного, то те, кто работал ночью, нас на штыки поднимут.

   Прапорщиком в нашей роте был молодой парень, хоть я был старше его всего на год, он уже тогда казался более юным скорее из-за того, что я быстрее состарился на этой войне. Звали его Марк Мартович Фрезэр, и происходил он из обрусевших шотландцев, как и наш командир. Из-за странного отчества и фамилии солдаты других рот принимали его за немца, даже хотели побить, так что теперь при нём неотступно находились двое рослых гренадер, пресекавших подобные попытки. Фрезэра в роте уважали, он, хоть и был родом дворянин, однако работал наравне с солдатами, не гнушаясь никакого дела.

   Второй день прошёл также скучно, как и первый. Сменив солдат Бушмакина и фузилёров незнакомого офицера, мы с вольтижёрами де Брасиля, продолжили строить баррикады. Подпоручика Гарпрехт-Москвина сменил другой пионер, отдавшийся работе полностью. Он носился по территории, добывая материал для баррикад, и следя за тем как солдаты увязывают рогатки для остановки кавалерии.

   - Когда подойдёт фон Кинмайер со своими богемцам, мадьярами и румынами, - говорил мне де Брасиля, - нам конец. Коричневых солдат с турецкой границы нам не сдержать. Они не истощены битвой, полки фон Кинмайера имеют полный штатный состав. Нам надо прорываться из города, мы здесь в ловушке.

   - Прорываться, мсье де Брасиль, - усмехнулся я. - У нас меньше солдат, погибло множество офицеров. К тому же, бросить врагу почти два батальона. Нет, сударь, это было бы просто глупо, я так считаю. У нас в достатке патронов и пороха, да и ядер тоже. У противника же не настолько много солдат, чтобы взять нас штурмом, а долгая осада, даже когда подойдёт фон Кинмайер, не принесёт немцам ничего хорошего. Как бы то ни было, но пруссаки и рейнцы и цесарцы находятся на чужой земле. В битве погибли далеко не все французские полки, не так ли?

   - Это, конечно, да, - согласился де Брасиль, - во Франции ещё довольно войск, однако они далеко. Маршалы Сульт и Массена сражаются с Уэлсли в Испании, и, как говорят, терпят от него поражение за поражением. В штабе ходили слухи, что они просили у императора ещё войск, и он собирался дать их им, однако сначала помешала эта идиотская революция, а потом вторжение цесарцы. А это значит, что маршалам в Испании придётся очень туго.

   - Считаете, что вам грозит ещё и вторжение британцев через Пиренеи? - поинтересовался Кмит, стоявший тут же, за полевыми работами наблюдал Ефимов.

   - Скорее всего, - согласно кивнул первый лейтенант, - к Уэлсли прибыли подкрепления из Северной Америки, а Массена и Сульт остались без солдат.

   - Не забывайте, что и у Российской империи есть армии и генералы, - заметил я.

   - Их можно разве что дирижаблями быстро сюда доставить сюда, - нашёл и на это свой контрдовод де Брасиль. - Немцы, думаю, уже ударили по Великому герцогству Варшавскому, а оттуда и по вашей западной границе. Готов поспорить на что угодно, что война уже пришла в ваш дом, господа.

   - А я позволю себе в этом усомниться, - покачал головой я. - Не так много солдат у Пруссии и Рейнской конфедерации. Мы громили немцев в осьмнадцатом веке, побьём и в нынешнем, девятнадцатом. Брали Берлин в семьсот шестидесятом, возьмём и сейчас.

   - Насчёт войск, я могу с вами поспорить, конечно, в сравнении со всеми армия вашей империи, немецкие вооружённые силы - мелочь, однако для того, чтобы захватить Варшавское герцогство, а также оттяпать несколько западных земель у вас и удержать их, немецких полков вполне достаточно.

   - Бросьте, де Брасиль, - усмехнулся Кмит. - Немцы разрознены, их армия разношёрстное сборище солдат из десятка с лишним германских курфюршеств, а руководят ими десяток с лишним мелких тиранов, мечтающих о том, чтобы расширить свои скудные владенья. Быть может, они и смогли бы захватить часть нашей территории, но удержать - никогда. Во время войны они могут выступать единым фронтом, однако без общего врага мгновенно передерутся друг с другом. Не удержать им завоёванного.

   - Всё это, как говорит, фельдфебель моего стрелкового взвода, - сказал я, - разговоры в пользу бедных. Нам сейчас надо думать не об Испании, Варшавском герцогстве или немецких курфюрстах. У нас есть вполне конкретные проблемы в виде армии фон Блюхера и того, что осталось от армии фон Лихтенштейна. О них нам надо сейчас думать.

53
{"b":"577929","o":1}