ЛитМир - Электронная Библиотека

От увиденного Лейфон тихонько охнул. Не от удивления или радости — просто от осознания произошедшего.

Многочисленные руки показывали на него пальцем. Окружающая толпа была безликой и бесформенной. Толпа его отвергала.

Неслыханно. Предатель. Позор.

Со стороны указывающих на него пальцем доносились всевозможные обвинения. Лейфону не было до них дела. Он смотрел с безразличием. И что с того? Смогли бы они решить вот так свои проблемы? Или они предлагают вписать в решение задачи неверный ответ? Он всего лишь пробивал себе дорогу к правильному решению. Кто мог знать, что итогом станет павший на землю Небесный Клинок.

Его взгляд вселял страх в тыкающих пальцами. Он машинально повернулся к оказавшемуся у его ног решению.

Около выброшенного клинка лежало тело. Тело человека, похожего на Нину.

Нет, это и была Нина. Вся изрезанная мечом Лейфона. Она лежала на полу, с застывшим выражением ошеломления на лице.

— Это ответ? — спросил кто-то.

— Это сон.

Единственная фраза расставила всё на свои места.

* * *

Отвращение к самому себе было первым, что он почувствовал, проснувшись.

— Ох, не может быть!

Он скрючился и обхватил голову руками. Металлический каркас койки скрипнул. У благопристойно-белой стены стоял шкафчик с лекарствами. Слабый запах дезинфицирующих средств подсказал Лейфону, что он в больничной палате. Лейфон не особо удивился. За секунду до того, как потерять сознание, он понял, что сделает с ним атака Нины.

А вот сон тревожил его гораздо больше.

— Да не может такого быть, чтобы я грезил о мести. Я отвратителен… Отвратителен!

Он катался туда-сюда по койке, пока, наконец, не свалился. Лейфон со стоном приземлился на бок. Он лежал на холодном полу, постанывал, постоянно бормотал «отвратителен» и ждал, пока холод пола не охладит пылающее лицо.

— Что ты делаешь?

— Переживаю за свою отвратительность.

Услышав голос над головой, Лейфон прекратил стонать, но подниматься с пола не стал. Ещё немного… Он не мог встать, пока раскрасневшееся лицо окончательно не остынет.

— Я попросила бы встать, если тебя не затруднит, — раздался сверху голос девушки — той самой, что пришла к нему в кафе и отвела во взвод.

— Я попросил бы чуток подождать, если тебя не затруднит.

— Зачем?

— Надо.

— Надо?

— Надо.

Со второго раза девушка как будто что-то поняла. Лейфон не знал, что именно, но вопросов больше не последовало, и встать она его не заставляла. Он чувствовал, что носки её туфель неподвижно застыли где-то возле его головы.

Они оба молчали.

Молчали.

Молчали.

Молчали.

— Кстати, я до сих пор не знаю, как тебя зовут — может, скажешь? — сказал Лейфон, не выдержав тишины в комнате.

— Верно, я не представилась. Фелли Лосс, второй курс, военный факультет.

Лосс? В памяти всплыли нехорошие события.

— Понятно. Э, я, может, что не так понял…

— Ты всё правильно понял. Кариан Лосс — мой старший брат, — перебила его Фелли, подтверждая его подозрения.

Лейфон почувствовал слабость.

— Правда?

— Правда. Ты ненавидишь моего брата? — снова опередила она его. — И не пора ли тебе вставать?

Лейфон медленно поднялся с пола. Тут всё было по-больничному. Чистота и порядок — форма осталась чистой даже после катания по полу.

Окинув девушку изучающим взглядом, он заметил, что её глаза немного похожи на глаза Кариана. Было в них что-то прекрасное. Должно быть, признак родства.

Фелли тихонько вздохнула, вид у неё стал менее напряжённый.

— Всё-таки разговаривать с лицом гораздо легче.

— Я… прошу прощения.

— Ничего. Это я зашла не вовремя.

Забыть, что она застала его стонущим и катающимся по полу, при всём желании было непросто. Он снова покраснел.

— Ты ненавидишь брата за то, что он заставил тебя перевестись на военный факультет? — вернулась к их разговору Фелли, не обращая внимания на смущение Лейфона.

— Думаю, ненависть — это слишком уж сильно сказано, — выдавил из себя он.

— Я его ненавижу, — сказала Фелли, пока Лейфон колебался.

— Что?

Он не понимал смысла сказанного. Ненавидит… собственного брата?

— Я не хотела изучать Военное Искусство, но он меня заставил, — донеслось из её бледных губ.

— Зачем…

— Чтобы победить, — спокойно объяснила Фелли. — Он добьётся своего любыми средствами. Наши желания для него — пустой звук.

— Но… как же…

Фелли произнесла обвинения брату, глядя прямо на Лейфона. Её лицо ничего не выражало — ни грусти, ни злобы. Не было даже прежней улыбки. Лейфон совершенно не мог понять, с какими чувствами она сказала то, что сказала. Он был в растерянности.

— Ради победы он пойдёт на любую подлость. Просто абсурд — работать на такого человека.

— Так что же мне делать? — в замешательстве спросил Лейфон.

Для хрупкой маленькой сэмпай выражение идеального, как у куклы, лица было весьма решительным.

— То же, что и сейчас, — так же спокойно объяснила она.

— Что?

— Действуй так же, как действовал в бою с Ниной-сан.

— Что ты имеешь в виду…

Но Фелли уже отвернулась и открывала свою лежащую на длинной скамье сумку. Она вынула что-то и положила на стул.

— Э, минуточку…

— Твой значок и разрешение на оружие. Значок приколи на форму. Завтра возьмёшь с собой разрешение на оружие и пойдёшь с Харли-саном в оружейный отдел. Он установит тебе параметры оружия, — быстро разъяснила она, еле заметно кивнула и вышла из палаты.

Лейфон остался без собеседника. Ненужные больше слова так и не покинули рта. Вытянутая было рука бесцельно рассекла воздух. Силы покинули его, и он устало вздохнул.

Фелли, ругавшая Кариана, сама ушла сразу же, как только передала Лейфону все указания — и Кариан в подобной ситуации отпустил Лейфона из кабинета. Фелли вела себя точно так же, как её брат.

— И что теперь?

Лейфон склонился над скамьёй. Ничего хорошего придумать не получалось. На него смотрели серебряный значок и бумажка. По-видимому, членство во взводе — уже свершившийся факт.

— Ну вот… И как так получилось? — тяжело вздохнул Лейфон.

* * *

Следующий день, после занятий.

Лейфон, всё равно не знавший, где искать Харли, уже собирался сбежать, как вдруг Харли явился сам — во вчерашнем замасленном рабочем костюме.

— Судя по вчерашнему бою, я бы сказал, что меч тебе не подходит, — сообщил Харли. — То есть Нина и сама использует тяжёлое оружие, которое не в её стиле, но она умеет распределять вес и выработала свою технику.

Лейфон плёлся сзади, слушая без особого энтузиазма. Харли не замечал тоски в его глазах.

— Но ты — дело другое, — радостно продолжил Харли. — Движениям твоего меча просто не хватает плавности. Твой стиль больше ориентируется на скорость, да? Тебя так учили?

— Да нет, я просто немножко занимался в додзё[6]. Я в тонкостях особо не разбираюсь. У меня тогда было оружие, похожее на вчерашний тренировочный меч.

— Правда? — спросил сбитый с толку Харли. — По вчерашнему бою не скажешь, что дилетант. Я думал, у тебя профессиональная подготовка.

— Это не так. В Грендане… Я родился в Грендане. Там повсюду додзё такого уровня. У меня одно рядом с домом было, вот я и занимался некоторое время.

— Однако любят Военное Искусство в Грендане. Хм, так, выходит, в Грендане много высококлассных бойцов вроде тебя?

— Ну, как сказать… Я с другими особо не дрался, так что точно сказать не могу.

— Хо-хо… Ну в собственных-то силах уверенность у тебя есть, верно?

— Да не сказал бы.

Дружелюбный сэмпай добродушно улыбнулся, и они вошли в здание, на входе которого было написано «Оружейный отдел». Харли подал в окошко документы, получил деревянный ящик и вернулся к Лейфону.

— Пойдём в мою лабораторию, — сказал Харли, всучив Лейфону ящик, и повёл его к выходу из отдела. — Ну, вообще-то это лаборатория моей группы.

8
{"b":"577933","o":1}