ЛитМир - Электронная Библиотека

 Информация о переводчиках

Перевод и редактура: Anahitta, zhuzh, Marmax, Bazalmont

Локализация обложки: zhuzh

Booktran, 2017 г.

Если вы хотите отблагодарить переводчиков и поддержать проект, добро пожаловать на www.booktran.ru.

 Брайан Макклеллан

Лицо в окне

Таниэль сошел по трапу купеческого галеона. Ссылка началась.

Спеша покинуть доки, он на ходу потянул воротник сюртука и расстегнул пуговицы. Он не ожидал, что весной в Фатрасте настолько жарко и влажно, и хотел побыстрее оказаться в каком-нибудь прохладном пабе, где можно спрятаться от солнца и подождать.

Плавание из Адро заняло больше месяца, потом еще две недели они шли вдоль побережья Фатрасты, и корабль уже сидел у Таниэля в печенках. Каюты оказались слишком тесными, а кроме рисования и стрельбы по чайкам заняться было нечем. Вид на берег открывался довольно живописный, но Таниэль − солдат и пороховой маг, а не какой-нибудь избалованный дворянский отпрыск. Пейзажи представляли для него интерес разве что с точки зрения оборонительных позиций.

Это было пограничье − дикая местность, где огромных деревьев никогда не касался топор дровосека, рыжеволосые туземцы были готовы убить за косой взгляд, а на необъятных просторах можно было неделями не встретить ни души.

Поездка могла стать захватывающей, если бы Таниэль не злился на отправившего его сюда отца. Отец назвал это «путешествием». Между семестрами в университете не помешает посмотреть мир.

По мнению Таниэля, это больше походило на ссылку. Только через полгода он снова увидит невесту и родину. Полгода, прежде чем вернется к друзьям, опять будет проводить ночи с Влорой и прогуливать занятия в университете, чтобы пускать пули с Сабоном. Это будут долгие шесть месяцев.

В Новом Адопесте, раскинувшемся за доками, царила возбужденная суета, причины которой Таниэль определить не мог. Люди переговаривались шепотом, туда-сюда бегали мальчишки и мужчины. Похоже, у всех были штуцеры или мушкеты. Странно, что в городе так много оружия. Даже если он расположен на краю дикой местности.

Таниэль видел весь Новый Адопест с моря, и тот не показался ему необъятным. Тысяч пятьдесят душ. Доки занимали больше места, чем сам город. Повсюду шла высадка переселенцев или погрузка сырья для отправки в Девятиземье. Город основали адроанские колонисты более ста лет назад, но менее полугода назад фатрастианские территории продали Кезу. Таниэль мог представить, что колонисты этому не очень-то обрадовались.

Ему на глаза попалась бронзовая статуя Ипилла, короля Кеза, на тридцать футов возвышающаяся над гаванью. Пока он ее рассматривал, на постамент взобрался какой-то парнишка и, спустив штаны, помочился на ноги Ипилла. Таниэль рассмеялся и стал ждать, что из толпы появятся кезанские жандармы и погонятся за нарушителем.

Но этого не произошло.

Может, сегодня праздник, поэтому жандармы заняты? Наверняка этим же объясняется суета в городе. Отец рассказывал, что колониальные городки обладают особой энергетикой, которой лишены крупные города Девятиземья. Может, дело в этом?

− Таниэль! Таниэль!

Мгновение Таниэль озадаченно озирался, но тут же вспомнил о своей дуэнье. Мысль о том, что кто-то посторонний будет заглядывать ему через плечо, вдруг показалась неприятной, и он подумал, нельзя ли затеряться от сопровождающей в городе.

Он натянул бикорн на глаза и бодрой походкой направился к ближайшему пабу. Почти добравшись до темнеющего дверного проема, сулящего холодный эль и анонимность, почувствовал, как кто-то потянул его за сюртук.

− Таниэль? Ага, это точно ты. Одно лицо с матерью, мой дорогой.

Таниэль хмыкнул, пытаясь подавить раздражение.

− Ди́на? − спросил он держащую его за локоть пожилую женщину.

Она изобразила что-то среднее между поклоном и реверансом.

− Дина́, мой дорогой, − поправила она. − Ты мальчик Тамаса и Эрики.

Это не было вопросом, и Таниэлю стало интересно, на самом ли деле он так сильно похож на мать. Отец всегда говорил так же, но его собственные воспоминания о ней были в лучшем случае отрывочны.

Таниэль приподнял шляпу.

− Очень приятно, мэм.

Дина выглядела лет на пятьдесят, на ней была мужская куртка и широкая юбка до щиколоток. На адроанском она говорила с легким акцентом, и Таниэлю пришлось напомнить себе, что, к несчастью, его мать наполовину кезанка, а ее кузина Дина, скорее всего, родственница с кезанской стороны. Сапоги Дины выглядели сильно поношенными, а к груди было приколото Вервие Кресимира.

Священнослужительница. Чудесно.

− Мне тоже очень приятно, − ответила Дина. Она помолчала, задержав руку на плече Таниэля и оглядев его с головы до ног. − Последний раз я видела тебя еще мальчиком. Наверное, ты меня совсем не помнишь.

Он не помнил.

− А теперь, посмотрите-ка, настоящий мужчина! − Ее взгляд упал на штуцер, висящий на его плече, и она продолжила громким шепотом: − Скажи, у тебя такие же способности к черному пороху, как и у родителей?

− Да, я пороховой маг.

И Таниэль этим гордился. Из мушкета он мог сбить шляпу с фермера с расстояния более мили. А из хорошего штуцера и при слабом ветре − с еще большего расстояния. Щепотка пороха позволяла ему видеть в темноте и делала быстрее и сильнее обычных солдат.

Похоже, его признание неприятно поразило Дину. Она ахнула, но заставила себя вернуть на лицо улыбку.

− Что ж, не будем портить из-за этого отношения. Давай я отведу тебя домой переночевать и хорошенько накормлю. К сожалению, завтра утром придется вернуть тебя на корабль.

− Что?

− Завтра ты отправляешься обратно в Адро.

Таниэль ощутил, как меняется его угрюмое настроение, и ему пришлось приложить усилие, чтобы сдержать ухмылку. Домой? Оставить эти богом забытые земли и...

Дина продолжала говорить.

− Разразилась война. − Она придвинулась ближе и понизила голос. − Колонисты восстали против Кеза и провозгласили независимость. Проклятые торгаши, в каждой бочке затычка, спелись с простолюдинами. − Она заговорила громче: − На сегодняшнюю ночь ты можешь остаться со мной и моим мужем, но я...

− Война? − перебил Таниэль. − С Кезом?

− Ну да.

У него задергался глаз, и все мысли о доме вылетели из головы.

− Где я могу записаться на службу?

* * *

Таниэлю пришлось с восьмиста ярдов отстрелить пуговицы с пугала, чтобы убедить майора в том, что он на самом деле обученный пороховой маг. Его задело, что майор навострила уши, услышав имя отца Таниэля, но он проглотил гордость и три недели спустя числился капитаном ополчения Фатрасты в составе роты, направляющейся в болота.

Будет ли отец возмущен тем, что сын ввязался в чужой конфликт, или же станет гордиться его поступком?

Таниэль надеялся на последнее.

Он шагал вдоль рядов своей новой роты из примерно двух сотен солдат. Со штуцером на плече и походной сумкой на поясе, Таниэль единственный сохранял хоть какое-то подобие маршевого ритма. Остальные плелись как им вздумается, и колонна растянулась по извилистой дороге почти на полмили.

Он оглянулся. Высокие деревья − дубы, клены, ясени − утопали в зелени раннего лета, затрудняя обзор.

Поговаривали, что эти дороги патрулирует кезанская армия. Если полсотни кавалеристов выскочат из-за поворота у них за спиной, вся рота поляжет прежде, чем сможет рассеяться. Вот такие вояки.

Но с другой стороны, эти люди не солдаты. Фермеры и бродяги, которые сражаются за деньги или землю, чтобы так называемый Союз Фатрасты мог отвоевать у Кеза независимость.

− Чувствуешь запах? − спросила Дина.

Таниэль посмотрел на нее краем глаза. На лбу у Дины выступил пот, но шагала она так легко, будто совершала послеобеденную прогулку. На первый взгляд и не скажешь, но пожилая священнослужительница уставала на марше меньше, чем ополченцы.

1
{"b":"577966","o":1}