ЛитМир - Электронная Библиотека

Таниэля впечатлило и изрядно раздосадовало, что она последовала за ним, когда он записался в ополчение Фатрасты. Она настаивала на том, что люди нуждаются в духовном руководстве, и майор Бертро согласилась.

Дина сказала, что пообещала присматривать за Таниэлем и ей не хотелось бы подводить его отца.

Не дай Кресимир кому-либо подвести Тамаса.

− Во имя святого Кресимира, что за вонь? − спросил какой-то ополченец.

Несколько других проворчали тот же вопрос, и Таниэль принюхался, повернувшись в ту сторону, откуда дул ветер. Не пахло ничем, кроме дорожной пыли и немытых тел колонистов. Что бы это могло быть....

Вот оно. Вонь обрушилась на него, как потерявшая управление тачка с коровьими лепешками. Тяжелый, насыщенный запах, будто разворошили пролежавшие всю зиму гнилые листья и навоз.

− Это болото, − сказала Дина, жуя сорванный по пути стебель тростника. − Его называют Тристанской низиной. Больше шести тысяч квадратных миль лесных топей. Чем дальше, тем хуже запах.

Она посмотрела на него, как будто это могло заставить его передумать.

− Вы хорошо знаете болота? − поинтересовался Таниэль.

− Мы с мужем здесь проповедовали, когда были моложе. Понимаешь, в те времена...

− Понимаю. Я лучше схожу к майору.

Таниэль убежал к голове колонны прежде, чем Дина разразилась одной из своих многословных историй.

Майор Бертро верхом на лошади оказалась там, где дорога выныривала из леса и взбиралась на холм, по которому они поднимались. Ее лицо ничего не выражало, но бегающие глаза выдавали нервозность. Она поглаживала пальцами грубый шрам на шее. Об этом шраме никто не осмеливался говорить.

Она была родом из Кеза, но появилась на свет в одном из городков в горах так близко к границе, что с тем же успехом могла считаться и адроанкой. Подобно многим солдатам, завербовавшимся на эту войну, она провозглашала себя фатрастианкой.

И как у всех кезанских граждан, примкнувших к восставшим колонистам, у нее на голове была метка смерти. Бертро подняла воротник, чтобы скрыть шрам на шее, и кивком поприветствовала Таниэля:

− Капитан.

− Майор, − сказал Таниэль.

− Похоже, мы на месте.

Склон под ними постепенно переходил в плотную стену кипарисов. Деревья вырастали из мелководного заболоченного озера, и с вершины холма казалось, что леса простираются в бесконечность. Таниэль сразу понял, почему Тристанская низина считается идеальным местом для партизанских рейдов − она необъятная.

Никто не полезет за ними в эти болота.

− За кипарисами на многие мили заросли меч-травы, − сказала Бертро. − Трава выше домов и такая густая, что через нее не продраться даже с мечом.

Ее пальцы медленно поползли обратно к шее. Она была красивой женщиной с золотой косой, перекинутой через плечо, и милыми пухлыми щечками. Таниэль заметил ее заинтересованный взгляд и решил, что, если бы не упомянул о ждущей его в Адро невесте, Бертро взяла бы его в оборот.

− Только бы дикари сдержали слово, − сказала Бертро. При слове «дикари» ее губы слегка скривились. − Если мы залезем в болото и их там не окажется, чтобы нас провести, мы все пойдем на корм драконам уже ближайшей ночью.

− Драконам? − переспросил Таниэль.

− Болотные драконы, − пояснила Бертро. − Большие ящерицы. Больше лошади. Их челюсти перекусывают человека пополам.

Таниэль потрогал чехол со штыком на бедре. О гигантских ящерицах его не предупреждали. Упоминали змей. Эти твари ему тоже были не по душе, но в пороховом трансе он двигался быстрее, чем атакующая змея.

Сильнее ли он болотных драконов?

Таниэль достал из сумки на поясе табакерку и высыпал немного черного пороха на тыльную сторону ладони. Втянул его одним вдохом, и мир словно всколыхнулся и искривился под ним. Он расставил ноги пошире, чтобы не упасть, и через мгновение все снова обрело резкость, став четче, чем раньше.

Полностью отдавшись пороховому трансу, он снова оглядел Тристанскую низину и увидел в миле от себя большого удава на верхушке кипариса. Змея грелась на солнышке, выбрасывая и пряча черный раздвоенный язык.

− Есть известия от туземцев из Низины, сэр? − спросил Таниэль. − Или от наших разведчиков?

Бертро посмотрела на дорогу, по которой они прибыли.

− Уже должны были вернуться.

Таниэль подошел ближе к всаднице.

− Надо подтянуть колонну, − сказал он. − Если кезанцы застигнут нас вот так, у болотных драконов не останется шансов нас сожрать.

Бертро фыркнула.

− Я знаю, как обращаться с войском, капитан. − Ее голос внезапно похолодел. − Что же до вас, то, несмотря на ваши таланты и имя вашего отца, я что-то не припоминаю, чтобы вам доводилось обагрять руки кровью.

− Примите мои извинения, майор, − сказал Таниэль, подавив резкий ответ. Он здесь не для того, чтобы ссориться с офицерами Фатрасты. Он здесь для того, чтобы убивать кезанских солдат и, если будет на то милость Кресимира, кезанских Избранных.

Бертро посмотрела на дорогу, извивающуюся вниз по склону к болотам.

− Нам туда.

Подняв руку, она подозвала стоящего неподалеку мужчину.

− Сержант, соберите людей на вершине холма. Мы немного отдохнем, а потом совершим марш-бросок в Глейдсайд. Городок все еще должен быть нашим, но кто знает, где нарвешься на кезанский патруль. Мы займем город и подождем дикарей Низины. Не могли бы вы...

Она осеклась, услышав за спиной топот скачущей лошади.

Таниэль отчетливо видел, как некрупный мерин прокладывает путь между растянувшимися по дороге солдатами. И кто назвал их арьергардом?

Поравнявшись с майором Бертро, разведчик натянул поводья. Это был узколицый молодой человек, явно измученный долгой скачкой.

− Пять рот на марше, майор, − сообщил он, отдышавшись. − В цветах Кеза.

− Разумеется, это кезанцы, − рявкнула Бертро. − У нас нет пяти рот в этой части страны. Насколько они далеко?

− Будут здесь завтра к полудню.

Бертро посмотрела на солнце. Оно уже давно миновало зенит и клонилось к западному горизонту.

Таниэль заметил, что разведчик нервно ерзает в седле.

− Что-то еще, солдат?

− Ну... − Тот покосился на штуцер Таниэля и серебряный пороховой бочонок на его груди. − Видите ли, есть одна проблема...

У Таниэля внутри все сжалось.

− Избранный?

Парень кивнул.

− Что ж. − Таниэль заставил себя улыбнуться. − Я здесь именно за этим. Пущу ему пулю в глаз с расстояния в милю.

Во рту появился кислый привкус, когда он вспомнил, как всего несколько минут назад надеялся на то, что здесь окажется Избранный. Избранные − не те люди, на встречу с которыми стоит надеяться. Один Избранный, обладающий мощной магией стихий, опаснее, чем десять рот кезанских солдат. Избранные способны призвать на противника огонь и молнии с такой же легкостью, с какой Таниэль управляет пулями.

− Не хочу подпускать его так близко, − сказала Бертро. − Сержант, ускоренным маршем на Глейдсайд. Мы расположимся там на ночь и с рассветом двинемся в болота. С проводниками-дикарями или без них.

Таниэль оглянулся туда, откуда они пришли, и ему пришлось напомнить себе, что в ближайшее время рота драгун на дороге не появится. Они в безопасности.

Пока.

Если туземный проводник ждет в Глейдсайде, то к завтрашнему вечеру они углубятся в болота, а к концу недели будут нападать на кезанские города вокруг всей Тристанской низины.

А если Избранный настигнет их на открытом месте, они умрут прежде, чем успеют зарядить мушкеты.

* * *

Таниэль сидел на скамейке в углу просторного зала, выстукивая ногой ритм кабацкой песни, которую горланили солдаты. Комнату освещал тусклый свет камина и свечей, пахло элем и мокрой псиной. Время от времени пение заглушал грохот ливня по крыше.

Огрызком угольного карандаша Таниэль добавил пару завершающих линий к наброску Бертро, мягкими штрихами оттенив на шее шрам от веревки.

Три недели он украдкой бросал на нее взгляды, когда она не смотрела в его сторону, и уверился в том, что, скорее всего, не более пары месяцев назад Бертро пытались повесить. Ее шея не сломалась от рывка веревки, и женщину отпустили.

2
{"b":"577966","o":1}