ЛитМир - Электронная Библиотека

Тайновед тщательно разорвал полученное послание. Взяв у Владислава из сумки тонкий листок чиркнул там пару строчек. Аккуратно вложил в сумочку, махнул вороне рукой, и та немедленно улетела. После этого он сел на свою кровать, низко опустив голову, обхватил её ладонями, и так застыл на некоторое время.

- Что, что там было? - Наконец, не выдержав, с тревогой обратился к нему Владислав.

Тот ещё помедлил немного, в таком же положении. Потом поднял голову и внимательно, практически в упор взглянул в прямо в глаза наклонившемуся к нему Владиславу. Лицо Тайноведа как бы осунулось, даже вытянулось больше обычного, зрачки превратились в две беспощадные стальные иголки, и он выглядел сейчас совсем как загнанный охотниками в нору волк, затравленно, с бессильной ненавистью разглядывающий оттуда своих преследователей.

- Да уж, брат. - Наконец выговорил он очень осторожно, словно аккуратно пробуя каждое слово на вкус, прежде чем сплюнуть его с губ. - Дела наши как сажа бела. - И тут он невесело усмехнулся.

- Так что, что? Неторопливо вскинулся над ним Владислав.

- Так. Сейчас вот соберёмся в трапезной, и я там оглашу обстановку. Чтоб не повторяться дважды. Время пока ещё есть, но - уже не так много. - Наконец собрался он с мыслями, и резко встал с кровати. - Ладно. Пакуй всё это по ящикам - нам в ближайшие дни уже не до того всё равно будет. И - пошли к нашим, не будем ждать уж - пока позовут-то.

Видно всё же немного таки успокоившись по дороге, он сначала дал команде покончить с трапезой. Впрочем, винопитие он запретил сразу же, заставив Ладненького унести назад, в кладовую, уже было поставленные на стол бутыли. Так что назвать их ужин уж совсем безмятежным пережёвыванием пищи было аж никак нельзя.

По его знаку, когда все наконец отставили чаши и тарелки, он, внимательно оглядев всех их по очереди, наконец ознакомил их с происходящим во внешнем мире:

- Итак, парни, на том берегу, очевидно, решили не ждать нашего следующего удара, собрали всё, что можно, и сейчас уже наверняка закончили, или почти закончили переправлять своё войско на наш берег.

Владислав был попросту потрясён услышанным. Он ожидал немедленного, предельно острого отзыва на слова командира. По крайней мере - со стороны Весельчака. Но бойцы находились, видимо, уже в такой предельной прострации от постоянно давящей на них обстановки своего нынешнего обиталища, что даже это известие уже не в состоянии было извлечь до конца оттуда их рассудок. Они лишь угрюмо, как в полусне, глядели на своего командира, и никто не проронил ни единого слова.

Ещё раз оглядев их внимательно, тот продолжил:

- Я не думаю, что они там смогли собрать чересчур уж много. Я вообще не понимаю, с какой это стати они вдруг вздумали перейти реку, для ещё в такой спешке. Что-то там такое происходит. Потому что Главнокомандующий, судя по письму, отнюдь не встревожен происходящим. Зная его, я бы сказал даже наоборот - такое впечатление, что такое развитие событий их там, в Башне, более чем устраивает.

Тут он на мгновение опустил глаза долу, быстро провёл правой ладонью по лбу, и снова посмотрел на них:

- С моей точки зрения - на том берегу попросту сошли с ума. А наше руководство их явно сюда заманивает. Если уж они очистили переправы, и позволили им беспрепятственно перейти на наш берег - то это же замануха чистейшей воды! К гадалке не ходи!

- Замануха, да. - Как-то вяло наконец отозвался Весельчак. - Мышеловка. А мы что же, значится, приманка в этой мышеловке, что ли? Так оно выходит?

- Нет, не выходит так, - Жестко прервал его Тайновед. - Тут и нашей недавней находки хватит, чтобы город защищали до последней капли крови. Нет, я не думаю, что нас бросят на произвол судьбы. Но - не исключено, что нам с вами таки придётся пережить пару острых моментов. Поэтому - вплоть до прояснения обстановки, винопитие будет исключено полностью. До ночи они сюда дойти попросту не успеют. А ночью - уже сюда точно не сунутся. Те, кто их ведёт, хорошо знают, что здесь к чему. Но вот завтра - с рассветом, все мы, за исключением Ладненького и Вырвиглаза, и то - лишь когда они на кухне заняты, будем торчать над привратными башнями. Вниз, к городским воротам, спускаться не будем. Там мы их всё равно не удержим. А вот здесь уж станем насмерть. Но даже если они днём и войдут в город, то ночью здесь всё равно не удержаться. Так что нам придется продержаться лишь до темноты. А там - посмотрим.

Все снова зашевелились, но как-то очень вяло. У Владислава сложилось однозначное впечатление, что парни пребывают словно бы в каком-то тяжком полусне. В котором они попросту не в силах нормально воспринимать и осмысливать всё вокруг них происходящее.

- В общем - так. Если мы переживём это нашествие, то нам из Башни порученец Главнокомандующего уже вовсю тащит наши кровно отработанные наградные. - Решил подсластить горькие новости командир. - А также - и пакет с нашим НОВЫМ заданием. - Выразительно подчеркнул он. - Видимо в Башне не испытывают ни малейших сомнений в дальнейшем развитии событий. И - уже заранее всё рассчитали. В том числе - и дальнейшие действия для нас. Так что - не вешайте носа! В нас там верят, и мы с вами скоро наконец-таки покинем это проклятое место!

Но даже эта новость не смогла нисколько расшевелить парней. На дворе стремительно темнено, и они поспешили покинуть трапезную, бросив всё как есть - до завтра.

Уже в комнате, приготовившись нырнуть под одеяло, Владислав было потянулся ко вчерашней бутыли, всё ещё стоящей у него под кроватью, но внимательно наблюдавший за ним Тайновед лишь отрицательно покачал головой.

- Нет, чтобы там ни было, а надираться на ночь сейчас нельзя ни в коем случае. - Мягко сказал он. - Завтра может быть что угодно, и - в любой момент. Возможно, что нам придется сражаться с превосходящим врагом за само сохранение наших жизней. Так что - ни-ни! Уж извини, брат!

Сам он как раз заканчивал стаскивать с себя бельё. В комнате, невзирая на пылающий очаг, жарко не было ни в коей мере. Поэтому Владислава крайне удивлял его обычай спать совершенно голым. И как он не мёрзнет-то? - В очередной раз посетила его мимолётная мысль. Впрочем, судя по всему, в том состоянии, в которое тот впадал последние ночи, он вообще вряд ли что-либо чувствовал во сне, промелькнуло у Владислава в голове, и он крепко зажмурил глаза, очень надеясь провалиться до утра в такое же беспамятство. Однако же упованиям его не суждено было сбыться ни в коей мере.

Он проснулся внезапно, в самый глухой час ночи, от чёткого ощущения, что за дверью, в коридоре, только что стихли тяжёлые, неровные шаги. Надежды на то, что там вздумал шляться кто-либо из отряда, после опыта ночей предыдущих, у него не возникло уже и в самой малой степени. Там мог быть лишь кто-то чужой, и совершенно незваный. Только - вот по чью душу? Впрочем - в следующий миг сомнений у него уже не осталось совершенно никаких - за ручку двери с силой подёргали, и она аж затряслась под напором сильной, властной руки. Этот посетитель отнюдь не заворачивался со стуком, и с просьбами впустить его.

Владислав лежал совершенно оцепенев, буквально плавая в холодном поту. Убедившись, что дверь закрыта на засов, с той стоны по ней начали чем-то шкрябать. И вдруг Владислав, с крайним изумлением, увидел, что запор начал медленно выползать из скобы! Пару мгновений он с ужасом глядел на происходящее, а потом сообразил, что, скорее всего, запор управляется снаружи каким-либо механизмом - наподобие замочного. И что у находящегося с другой стороны есть в распоряжении ключ от этого механизма, который им самим, при вселении, выдать так и не озаботились!

Механика там была, видимо, хорошо отлажена и смазана, потому что запор двигался плавно, и почти бесшумно. Владислав выскочил из постели одним рывком, выхватил меч из ножен, висевший на стойке для одежды, и встал в боевую стойку прямо напротив двери - в пустом пространстве посреди комнаты, залитой светом от свечей, снова приобретшим тот самый, пугающий, багрово-траурный оттенок, столь знакомый уже Владиславу по ночи, предшествовавшей прошлой.

3
{"b":"578518","o":1}