ЛитМир - Электронная Библиотека

Тут Владислав вдруг узнал в одном из всадников того самого человека, которого он, мельком, видал тогда, на водопадах - в первой из проплывших мимо него лодок. Это был, вроде бы, всё тот же, хорошо узнаваемый человек, но - при этом, и как бы уже совсем, совсем не тот. Тогда, на водопадах, то был лишь попросту напряжённо всматривавшийся в заросли - навстречу неведомым ему опасностям, воин. Сейчас же лицо у него было совершенно преображённым. Отблеск благородного владычества лежал на его открытом, поражающим своей породистой красотою лике, и серые глаза его взирали с такой необоримой, с такой суровой властностью, что Владислав аж съёжился весь внутри. Лик этот весь сиял каким-то совершенно ровным, неугасимым светом, и свет это проницал Владислава, казалось бы, до самого его нутра, лишая его, своим необоримым влиянием, просто ну всякой воли к сопротивлению. Ему даже на мгновение представилось было, что уж если этот человек подойдёт к воротам Детинца, то они их ему тут же откроют - совершенно беспрекословно.

Потом он взглянул в лицо второму всаднику, и сердце его полностью оцепенело - совсем как птица под взглядом охотящейся змеи. Это уже была не просто сила - это было нечто совершенно сверхъестественное, повергающее на землю лишь одним своим присутствием!

- Кто, кто это?! - панически забормотал он, - Этот... Второй.. Серобрад.. Кто это?!

- Тише, тише! - Заграждающе зажал его рот своей ладнонью Тайновед. - Не шуми, и не высовывайся! Эти двое, думаю, слышат и видят не только что и где находится здесь на стенах, но даже и то, что пульсирует в самых наших сердцах!

- Да, да, - Стихая пробормотал Владислав, но, при этом, продолжая весь мелко дрожать - тело всё никак не хотело успокаиваться от пережитого ужаса. - Так кто же это такой-то?!

- Это, брат, думаю, самая могущественная сейчас личность в стане врагов наших. - Чуть вибрирующим от возбуждения голосом ответил ему Тайновед. - Вот уж с кем меньше всего я хотел бы тут столкнуться! Если они таки начнут приступ, то боюсь, тут нам и кольценосцы особо помочь не смогут! Это, брат, колдун - всем колдунам колдун! Принесла же его сюда нелёгкая - нам на беду!

Оба всадника остановили своих коней у самого въезда на мост. Владислав вспомнил заграждающее влияние Стражей, и подивился тревожно - смогут ли они остановить этих двоих? Те стояли некоторое время совершенно неподвижно, подняв головы, и озирая город, взметнувшийся у них над головами. У Владислава сразу же возникло совершенно чёткое ощущение того, что они тут видны им там, внизу, как на ладони, не взирая ни на какие стены. Потом царственный воин поднял правую руку, и послал своего коня по правлению к мосту. И тут вдруг все шесть столбов с изваяниями издали громкий, совершенно ужасный крик, хлестнувший по ушам словно бы свистнувшим в воздухе, безжалостным бичом-семихвоткой, после чего они все тут же и переломились разом, словно сухие деревья под ударом необоримого ветра, и рассыпались в мелкий щебень! И затем оба всадника, уже совершенно беспрепятственно, въехали на мост, поднялись до его средины, и там опять остановились.

Снова словно бы возобновилось какое-то совершенно незримое противостояние скалящегося на пришельцев города, и их пламенной, незримой силы, исходящей от них словно бы палящими лучами невидимого, но хорошо ощущаемого полуденного солнца. Теперь Владислав чувствовал себя уж совсем беззащитным от их проницающих, казалось бы, самое его нутро взглядов. И вот он понял, буквально увидел - чёрная сила града откатилась назад, спряталась за стенами, злобно затаилась. Это был не его час, и город предпочёл пока не вступать в сражение.

- Может.. Может я попробую.. - Лихорадочно зашептал Владислав прямо в правое ухо Тайноведу. - У меня в колчане стрелы.. Особые. Может попробовать?..

- А что - дострельнёшь? - Заинтересовался тот.

Расстояние для выстрела было действительно чересчур уж неподъемным. Даже если и стрелять сверху вниз. Владислав неуверенно покачал головой.

- Ага. Вот видишь! Да оно, пожалуй, и к лучшему. - Так же почти ему в ухо прошептал Тайновед. - Против этих двоих заклятия на твоих стрелах, по силе, что простой плевок против ветру будет, пожалуй. А вот ответку от них можно будет огрести по полной. Так что не рыпайся. Если уж начнётся приступ, тогда сможешь поискать для себя мишени и попроще. А сейчас - затаись!

Воин на мосту дал какой-то знак, и передовой отрядец всадников в сером, спешившись, разделился. Часть людей стала спускаться вниз, к зарослям цветов по эту сторону ручья, а другая половина, перейдя на тот берег, приблизилась к такой же поросли уже на противоположном берегу. В руках у них вдруг появились факелы, пылавшие в свете дня совершенно бледным пламенем. По знаку предводителя, они начали последовательно поджигать заросли на обоих сторонах реки. При этом - воин на мосту широко развёл руки, поднял ладони - и так и застыл, весь погрузившись во внутреннее напряжение сознания, и чуть раскачиваясь при этом. Владислав буквально ощущал невидимую силу, хлопьями ослепительного света истекающую с этих ладоней, и накрывающую заросли облаком ослепительного, словно бы солнечного сияния.

Заросли запылали так, будто бы это были вовсе не живые растения, а лишь высохшая на жарком полуденном солнце прошлогодняя трава. Огонь побежал по зарослям со всех сторон, весело потрескивая, и скоро луга по обе стороны реки уже лишь чадно коптили обугленными остатками.

После этого воин вернулся обратно, на противоположный берег. По его сигналу те, кто поджигал луга, облепили мост со всех сторон, и помогая себе копьями и боевыми секирами, начали его ожесточённо курочить. Из большого отряда к ним уже вовсю сбегались другие спешившиеся, и скоро мост выглядел как огромная белесая гусеница, со всех сторон облепленная разъяренными, яростно грызущими её муравьями в стальных панцирях.

Это не заняло у них много времени - видимо, ими руководил кто-то, хорошо знающий своё дело. С шумом начали падать в воду сначала отдельные плиты, а потом народ с моста схлынул - и весь его пролёт, со страшным грохотом, обрушился в реку.

Довольно перекрикиваясь, разрушители снова оседлали коней, и, следуя за своим предводителем, прорезавшим весь отряд, и сопровождаемым своим страшным спутником, они, постепенно вытягиваясь к повороту, вскоре скрылись за ним совершенно полностью. Какое-то время эхо в склонах ущелья ещё отражало бесчисленные отзвуки удаляющихся копыт, потихоньку стихающие, но под конец и оно совершенно стихло. Лишь обугленные, почерневшие луга, да обломки белых плит в реке говорили о том, что появление этого отряда им не привидилось.

Владислав ошеломлённо потряс головой, приходя в себя от произошедшего, и воскликнул с сожалением:

- Эх! Какой был замечательный мост-то! И как долго стоял! Мост-то, мост-то что было рушить!

Он повернулся к Тайноведу, и увидел его совершенно ошалевшие, аж сверкающие от радости глаза. Тот хлопнул его, со всей дури, по здоровому плечу, и весело воскликнул:

- Эх, парень! Что - мост! Леший с этим мостом! Раз они его разрушили - значит никакого штурма уже не будет! Понимаешь? Колиб они хотели вернуться для осады - они бы моста не тронули бы ни за что! Наоборот - охрану бы ещё вокруг поставили! Так что, брат - веселись и радуйся! Можно сказать - в рубашке мы тут все родились, парень!

Тут до Владислава, наконец-то, стала доходить суть только что случившегося у него на глазах. И действительно - коли уж мост сломали, то сами себе путь на другой берег и отрезали! Но моста ему всё равно было чуточку жалко, что там ни говори. Уж больно он был красив, и необыкновенно изящен.

- И чего это им взбрело в голову мост-то рушить? - Продолжал удивляться Тайновед. - Не пойму. То ли не знали, что город совершенно пуст? Предупреждали возможность внезапного удара в спину? Да нет, они это должны были почувствовать. Нас тут запереть? Смешно. Коль Башня захочет таки им в тыл ударить, так с перевала спустит войско - и всех делов. И мост этому отряду совершенно без надобности будет. Просто ради покурослесничать, что ли? Гм.. Нет, не думаю. Не тот народ. Нет, брат. - И тут он внимательно, пронзительно взглянул в глаза Владиславу, размышляя о чём-то напряжённо, - Тут была какая-то цель, был у них какой-то резон так пошуметь в долине показательно. Что-то за всем этим есть - не может не быть!

7
{"b":"578518","o":1}