ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
A
A

- Поводом?

Обнаружив, что лошадь немного сбилась с направления, Лоуренс перевел взгляд вперед и шевельнул поводьями, чтобы ее чуть поправить. Хоро потянулась к самому его уху и прошептала:

- Мне не хотелось бы, чтобы ты воспользовался нехваткой денег как поводом выбрать комнату всего с одной кроватью. Я бы с удовольствием поспала одна хоть иногда.

Лоуренс невольно дернул поводья. Лошадь ответила недовольным ржанием.

Однако, будучи уже привычен к постоянному подтруниванию со стороны Хоро, он быстро пришел в себя. Изображая хладнокровие, он прохладным тоном ответил:

- Удивительно это слышать от особы, умеющей так беззаботно храпеть.

Ответ Лоуренса застал Хоро врасплох. С кислым видом надув губы, она отодвинулась от него.

Лоуренс не мог упустить шанса развить наступление.

- И кроме того, ты не в моем вкусе.

Уши, которыми обладала Хоро, умели безошибочно различать правду и ложь.

То, что только что сказал Лоуренс, было не совсем ложью.

Хоро это явно поняла. Она потрясенно застыла.

- Ты ведь знаешь, что я не вру, - нанес последний удар Лоуренс.

Некоторое время Хоро могла лишь молча сидеть и ошеломленно смотреть; губы ее при этом слегка шевелились, словно она пыталась придумать достойный ответ. Вскоре, однако, она осознала, что такая реакция явно выдает ее поражение.

Уши ее поникли (это было видно даже несмотря на капюшон), и она уныло понурилась. Наконец-то Лоуренс одержал долгожданную победу.

Впрочем, это была не совсем победа.

Хотя слова, что Хоро не в его вкусе, были не совсем ложью, чистой правдой их тоже нельзя было назвать.

Все, что оставалось Лоуренсу, – сказать ей это, и тогда его отмщение за то, что он вечно был игрушкой в ее руках, будет полным.

Будь то беззащитно спящая Хоро или Хоро, полная смеха и веселья, – Лоуренсу она очень нравилась.

И когда она тосковала – тоже.

Иными словами…

- Я тебе нравлюсь такой, какая я сейчас, да?

Глаза Лоуренса внезапно встретили устремленный снизу вверх взгляд Хоро, и он покраснел.

- Дурень. Чем дурее самец, тем больше ему нравятся слабые женщины. Тебе никак не понять, что слабая здесь только твоя голова – твоя и других таких, как ты.

Хоро насмешливо ухмыльнулась, обнажив два острых клыка. Как всегда, ситуацию в свои руки она вернула мгновенно.

- Если ты хочешь, чтобы я изображала слабую принцессу, ты сам должен быть хотя бы могучим рыцарем… а на самом деле что, как ты думаешь?

Хоро указала пальцем на Лоуренса; тому сказать в ответ было нечего.

В памяти его одна за одной всплывали сцены, которые болезненно напоминали ему, кто он есть на самом деле – никакой не избранный рыцарь, а всего лишь простой бродячий торговец.

При виде реакции Лоуренса Хоро удовлетворенно вздохнула; но тут она, похоже, что-то вспомнила. Уперев указательный палец в подбородок, она задумчиво произнесла:

- Хмм. Если подумать, один раз ты взаправду был рыцарем.

Лоуренс попытался еще раз переворошить чердак своих воспоминаний, пытаясь понять, когда это он вел себя мужественно.

- Что? Уже забыл? Помнишь, ты стоял передо мной и защищал меня? Когда мы ввязались в эту историю с серебряными монетами, там, в подземелье.

- …Ах, это.

После слов Хоро Лоуренс вспомнил тот случай, но, по правде сказать, тогдашнего себя он едва ли мог сравнить с рыцарем. Ведь одеяние его тогда было порвано, да и свое тело он едва удерживал в вертикальном положении, его всего шатало.

- Рыцарское поведение не всегда требует гигантской силы. Но то был первый раз, когда меня кто-то защищал.

Хоро улыбнулась чуть застенчиво и приклонилась к Лоуренсу. Быстрота, с какой менялось ее настроение, Лоуренса по-прежнему пугала. Даже торговец, умеющий легко приспосабливать свое поведение к различным ситуациям – когда он в прибыли или в убытке, – при виде такой Хоро бежал бы прочь в панике.

А Лоуренсу бежать было некуда.

- Ты ведь и дальше будешь меня лелеять, будешь?

Сейчас сидящая рядом с ним волчица походила скорее на котенка; на лице ее заиграла нежная, невинная улыбка. Ни один мужчина, занимающийся торговлей в одиночестве, не благословлен способностью выдерживать такую улыбку. Только эта улыбка была фальшивой. Хоро по-прежнему сердилась на Лоуренса за его слова, что «она не в его вкусе». И, похоже, не просто сердилась, а была чрезвычайно зла.

Что такое гнев Хоро, Лоуренс прекрасно знал.

- …Прости.

Обычное извинение оказалось волшебным словом: лицо Хоро осветилось настоящей, искренней улыбкой, и она села прямо и хихикнула.

- Именно это мне в тебе и нравится.

Подшучивание и подтрунивание друг над другом – совсем как веселая возня двух игривых щенков.

Именно такая дистанция устраивала их обоих.

- Комната с одной кроватью – это нормально. Но тогда обед должен быть из двух блюд.

- Хорошо, хорошо.

Погода была далека от жаркой, но Лоуренс весь вспотел. Увидев, как он вытирает пот, заливающий ему глаза, и услышав последнюю реплику, Хоро снова рассмеялась.

- Итак, есть какая-нибудь особенно вкусная еда в здешних краях?

- Ты имеешь в виду основные блюда здешней кухни? Ну, вряд ли это можно назвать основным блюдом, но здесь…

- …Рыба, верно?

Хоро сказала именно то, что собирался произнести Лоуренс, чем немало его удивила.

- Не думал, что ты это знаешь. К западу отсюда есть озеро. И рыбу, которую там ловят, можно в некотором смысле назвать здешним главным блюдом. Да и в реках, которые здесь текут, водится много разнообразной рыбы. Но откуда ты узнала?

Чувства людей Хоро умела различать превосходно, но не мысли же читать… или это тоже?

- Мм, просто только что ветер донес запах. Смотри! – и Хоро правой рукой указала в противоположную от реки сторону. – Несколько повозок, они, должно быть, везут рыбу.

Лишь после этих слов Лоуренс заметил караван влекомых лошадьми повозок, появившийся из-за холма в отдалении. Его зрения хватило лишь на то, чтобы разобрать, сколько было повозок, но, конечно, не их содержимое. Судя по направлению движения каравана, хоть он и шел сейчас в ту же сторону, что и их повозка, но в скором времени их пути должны были пересечься.

- Кстати о рыбе – я просто не представляю, какие из нее могут быть блюда. Что-то вроде того угря, что мы ели в Рубинхейгене?

- Тот угорь был просто зажарен в масле. Есть другие блюда, которые готовятся труднее и дольше. Рыбу могут варить с овощами или мясом, жарить, добавив щепотку ванили, да мало ли способов ее приготовить. Кроме того, есть еще одно блюдо, оно встречается только в городе, куда мы скоро приедем.

- О…

Глаза Хоро блеснули. Используемый в качестве меховой грелки хвост заметался под покрывалом.

- Какое именно – скажу, когда доберемся до города. Терпи пока.

Услышав эти слова, Хоро чуть надулась; но, конечно, такого поддразнивания было недостаточно, чтобы ее рассердить всерьез.

- А может, купишь рыбы нам на ужин, если в этих повозках она будет хорошая?

- Я неважно умею различать хорошую и плохую рыбу. Однажды я из-за этого понес убыток, и с тех пор я с рыбой не осмеливаюсь связываться.

- Волноваться не о чем, есть же мои глаза и нос.

- Ты умеешь определять качество рыбы?

- А если так, ты хотел бы, чтобы я определила и твое качество? – проказливо поинтересовалась Хоро. Лоуренсу ничего не оставалось, кроме как сдаться.

- Прекрати, ладно. Но если там будет хорошая рыба, мы купим немного, а потом в какой-нибудь лавке приготовим. Так и дешевле выйдет, кстати.

- Да, предоставь это мне.

Лоуренс не мог на глаз определить, где именно его путь пересечется с путем каравана, предположительно везущего рыбу; но он заметил, что расстояние между ними постепенно сокращается, и потому просто позволил лошади идти как шла.

Покосившись на Хоро, Лоуренс подумал: «Когда Хоро сказала, что оценит рыбу с помощью своих глаз и носа, она имела в виду, что определит качество рыбы по виду и запаху. А если она может так определять качество рыбы, то, верно, она и впрямь может так же и людей оценивать».

2
{"b":"578722","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца