ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A
Волчица и пряности. Том 3 (ЛП) - Spice_and_Wolf_Vol_03_p309.jpg

Значит, совсем не повредит вернуть оптимизм и заново обдумать создавшееся положение, прежде чем сделать решающий ход.

То, что важно, вовсе не всегда достается ценой громадных усилий.

Ведь Марк совсем недавно рассеял это заблуждение Лоуренса.

Лоуренс принялся ворошить память, которой он так гордился, в поисках чего-то, из чего можно было бы соорудить новый план.

И краеугольным камнем этого плана должно было стать то, о чем Лоуренс даже не думал до этого мгновения.

- Люди, которые продолжают упрямо бороться и никогда не опускают руки, - это обычно невероятные оптимисты, которые цепляются за любую, даже самую крохотную надежду, наблюдая за развитием событий, - сказал он.

Теперь выражение лица Ланде вполне подходило к его возрасту. В лице его было больше мольбы, чем когда ему поручали какое-то задание и даже чем когда он выполнял задание, которого ему не поручали.

Вне всяких сомнений, Марк любил этого мальчугана, как собственного сына.

- Торговец всегда составляет планы, предсказывает будущие события и сравнивает свои идеи с реальностью. Ты это понимаешь, так ведь?

Хотя этот вопрос совершенно не относился к делу, Ланде все же согласно кивнул.

- Если продать этот товар, произойдет такое изменение, если продать тот товар, произойдет другое изменение. Делать такие предположения тоже важно.

Увидев, что Ланде вновь кивнул, Лоуренс склонился к нему и продолжил.

- Откровенно говоря, эта штука, которая называется «предположением», может быть чем угодно. Поэтому если ты напредполагаешь слишком много, то быстро заблудишься, и тебе начнет казаться, что каждая сделка таит в себе огромный риск. Вот тогда, чтобы не сбиться с толку окончательно, тебе нужен какой-то надежный маяк. Это единственное, что нужно торговцу.

На лице юного Ланде появилось выражение, похожее немного на выражение лица торговца.

- Да, - произнес он.

- Если только на него можно опереться, даже самое сильное предположение можно использовать как маяк.

Лоуренс поднял голову и закрыл глаза.

- Возможно… лучше всего просто верить.

«Перестань обманывать самого себя», - подумал Лоуренс и безмолвно рассмеялся над собой.

Несмотря на сомнения, все еще остающиеся у него в сердце, при взгляде на фигурку Хоро он почти уверился.

Не исключено – просто не исключено, – что одеяние Хоро служило намеком на некую возможность.

Поверить в такую возможность было непросто, но если он попытается ее проверить, то, думал Лоуренс, есть все же неплохой шанс на то, что это окажется правдой.

Однако чтобы эта возможность могла обратиться в реальность, должно быть выполнено некое условие.

Именно это условие и было тем, о чем Лоуренс не думал прежде, – что Хоро не покинула его.

По-прежнему думать об этом – такое вполне можно было назвать оптимистичным взглядом, свойственным лишь тому, кто продолжает упрямо бороться и никогда не опускает руки.

Однако Лоуренс чувствовал, что именно сейчас такой оптимистичный взгляд имеет больше смысла, чем попытки придумать, как остановить Амати; ведь благодаря ему Лоуренс обнаружил возможность осуществить то, о чем мечтал.

Лоуренс не знал, что именно Марк сказал Ланде, из-за чего Ланде так сильно хотел помочь ему.

Однако он чувствовал, что когда Ланде сказал, что полюбил Хоро, его признание было искренним.

Лоуренс подумал, что Ланде достоин восхищения за одно то, что смог произнести эти слова ему в лицо. Во всяком случае, Лоуренс не был так уж уверен, что, поменяйся они ролями, ему самому хватило бы на это смелости.

Во всяком случае, Лоуренс теперь просто обязан был не сдаваться, чтобы сохранить в себе достоинство и гордость торговца, – иначе как он сможет стоять перед Ланде?

Легонько потрепав Ланде по плечу, Лоуренс сделал глубокий вдох и произнес:

- Как только увидишь, что я продаю руду, начинай распускать слух, о котором я тебя просил тогда.

Ланде просиял. Он бодро кивнул, вновь став похожим на подмастерья торговца.

- Я надеюсь на тебя.

С этими словами Лоуренс развернулся было, но в последний момент передумал.

По глазам Ланде видно было, что он хочет что-то спросить, но спросил в итоге Лоуренс:

- Ты веришь в Господа?

Поглядев на ошарашенного вопросом Ланде, Лоуренс прошептал еще раз: «Я надеюсь на тебя», - и двинулся прочь.

У Лоуренса сейчас было пирита на двести пятьдесят серебряных монет. Если взглянуть на таблички покупателей на доске объявлений, то становилось ясно, что на покупку сейчас люди желали потратить суммарно свыше четырехсот монет. Даже если Лоуренс сейчас продаст весь пирит, что был у него на руках, он не мог надеяться, что это приведет к какому-либо результату.

И все же это должно будет привести к результату. Если только его предположение верно, это обязательно приведет к нужному результату. Лоуренс лишь раз оглянулся на Хоро, по-прежнему стоящую возле Амати.

Лишь одного раза будет достаточно, молил про себя Лоуренс. Если Хоро лишь взглянет в его сторону, этого будет достаточно.

А потом –

Потом Лоуренс оказался перед палаткой торговца. Поток людей, желающих оставить заявку, схлынул, и близ палатки воцарилось спокойствие. При виде Лоуренса, который возвращался, чтобы продать еще пирит, владелец палатки удивленно поднял брови. Затем по лицу его расплылась улыбка, словно торговец безмолвно говорил: «Похоже, ты получил неплохую прибыль».

Хотя никаких слов произнесено не было, Лоуренс невольно кивнул. Настоящая прибыль еще впереди, подумал он.

Протянув владельцу мешочек пирита, полученный от Ланде, Лоуренс коротко заявил:

- Я хочу продать.

Торговец, получающий посредническую долю от каждой сделки, улыбнулся еще сердечнее и кивнул. В следующее мгновение, однако, довольство на его лице сменилось изумлением.

Лоуренс закрыл глаза и улыбнулся.

Маяк в его сердце не подвел его.

- Господин владелец, я тоже желаю продать.

Такой знакомый голос достиг ушей Лоуренса, и как же давно он его не слышал.

Затем на стол прямо перед ним с глухим стуком опустился мешочек едва ли не вдвое крупнее его собственного.

Повернув голову, Лоуренс обнаружил рядом с собой Хоро. Судя по ее виду, она готова была в любой момент наброситься на него и загрызть.

- Дурень.

Услышав это слово, Лоуренс лишь улыбнулся и без всякой задней мысли ответил:

- Прости.

Какое-то мгновение владелец палатки стоял как истукан, затем приказал своим подмастерьям снять с доски все таблички покупателей разом.

В двух мешочках вместе было пирита не менее чем на шестьсот пятьдесят монет.

Стоимость пирита, который принесла Хоро, Лоуренс оценил еще до последнего небольшого подорожания, так что сейчас она наверняка была еще выше. Покупателем пирита Дианы был не кто иной, как Хоро.

Иными словами, всего они вдвоем продали пирита почти на тысячу монет.

Едва ли теперь духа покупателей хватит на то, чтобы продолжать взвинчивать цену.

Отцепив от плаща Хоро одно из белых перьев, Лоуренс произнес:

- В отличие кое от кого, она обладает зрелой красотой, верно?

Хоро ткнула Лоуренса кулачком в бок.

Но не убрала руку.

Лоуренс чувствовал, что одного этого более чем достаточно.

Распихивая и расталкивая толпу, готовую, казалось, растерзать их обоих, Лоуренс крепко держал руку Хоро и не собирался ее выпускать ни за какие богатства мира.

Внезапно его захлестнуло безумное желание покрасоваться перед Амати.

Осознав, сколь детским было это желание, Лоуренс не сдержал неловкой усмешки.

ЗАКЛЮЧИТЕЛЬНАЯ ГЛАВА

Цена обрушилась почти мгновенно.

Нашлось еще несколько человек, которые купили немного пирита уже после того, как таблички покупателей были сняты, но после продажи на тысячу без малого серебряных монет вся толпа настроилась продавать, и это привело к тому, что прежде непрерывно росшая цена рухнула глубоко вниз.

51
{"b":"578722","o":1}